2. Основные теории сущности юридического лица

2. Основные теории сущности юридического лица


Все это требует специального научного обоснования катего­рии юридического лица, раскрывающего ее сущность, содержание и возможности применения. Объяснениям данной цивилистичес­кой конструкции посвящены различные теории, многие из кото­рых уже весьма давно известны в гражданско-правовой науке.

Первую по времени появления группу таких теорий составля­ют взгляды, согласно которым юридическое лицо есть порожде­ние правопорядка, т. е. некоторая юридическая фикция, искусственная конструкция, придуманная законодателем. Они получили название теории фикции (или фикционных теорий). Родоначаль­ником этого подхода принято считать одного из римских пап, Ин­нокентия IV. В 1245 г. на вопрос о возможности отлучения кор­порации от церкви он заявил, что корпорация не имеет души, а существует лишь в воображении людей, будучи «persona ficta», или «corpus mysticum», т. е. фиктивным, не существующим в реальнос­ти лицом2.

Теория фикции получила наибольшее развитие в германской цивилистической литературе прошлого пека. Наиболее видными ее представителями являются крупнейшие немецкие цивилисты того времени Ф.-К. ф. Савиньи и Б. Виндшейд (один из главных создателей Германского гражданского уложения). Они считали

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------



1 Так, о собственности как об «отношении человека (лица) к вещи» как к своей теперь, вслед за дореволюционными юристами, стали прямо говорить и в совре­менной отечественной литературе (см., например: Толстой Ю. К. К учению о пра­ве собственности // Правоведение. 1992. № 1. С. 15—17). Подробнее о соотноше­нии гражданско-правовых и экономических категорий см. также: Суханов Е. А, Правовая форма экономических отношений // Методологические проблемы пра­воведения. М., 1994. С. 46—57.

2 См. об этом: Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собствен­ность. M. Л., 1948. С. 675

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

юридическое лицо искусственным субъектом, созданным законом лишь для условной «привязки» к нему субъективных прав и обя­занностей, которые в действительности либо принадлежат его учас­тникам конкретным физическим лицам, либо остаются «бессубъектными»1. В качестве фиктивного образования рассматривал юридическое лицо и Г. Ф. Шершеневич, который, однако, считал юридические фикции не мнимыми понятиями, а научными при­емами познания, а юридическое лицо — «искусственным субъектом» оборота, созданным для достижения определенной цели. Аналогичных по существу взглядов придерживались Д. И. Мейер и A. M. Гуляев3. Теория фикции (legal fiction) получила широкое распространение и в англо-американском праве. Здесь юридичес­кое лицо (корпорация) также рассматривалось как «искусствен­ное образование, невидимое, неосязаемое и существующее только сточки зрения закона», как было указано одним из предсе­дателей Верховного суда США Д. Маршаллом в решении по кон­кретному спору еще в начале XIX в.4

В развитие этих взглядов была выдвинута теория «целевого имущества», автором которой был А. Ф. Бринц5. Он доказывал, что права и обязанности могут как принадлежать конкретному человеку (субъекту), так и служить лишь определенной цели (объ­екту). В этом втором случае субъект права вообще не требуется, так как его роль выполняет обособленное с этой целью имущест­во (в том числе отвечающее за долги, сделанные для достижения соответствующей цели). По традиции оно наделяется свойствами субъекта права, хотя на самом деле в этом нет необходимости, а потому не нужно и само понятие юридического лица. Во фран­цузской литературе весьма близкие по сути взгляды высказыва­лись М. Планиолем6. Последний считал, что юридическое лицо это коллективное имущество, которое в качестве субъекта трава является юридической фикцией, созданной для упрощения его использования.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 См.: Savigny F. K. System des heutigen rцmischen Rechts. Bd. II. Berlin, 1840; Wind­sheid B. Lehrbuch des Pandektenrechts. Bd. I. 9 Aufl. Berlin, 1907. 2 См.: Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.), С. 89—91.

3 См.: Мейер Д. И. Русское гражданское право. СПб., 1902. С. 84—87; Гуляев А. М. Русское гражданское право. СПб., 1913. С. 74—75.

4 См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств. Учебник. C. 78

5 См.: Brinz A. Lehrbuch der Pandekten. Bd.l. 1857.

6 См.: Planiol M. Traite elementaire de droit civil. t.1. 1925

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Такой подход объяснял необходимость признания юридичес­кого лица государством в качестве субъекта права, а также целе­вой (специальный) характер ею правоспособности. Но вместе с тем он допускал существование «бессубъектных правоотношений» (прав и обязанностей) и исключал наличие у такого субъекта соб­ственной воли и интересов, а это, в свою очередь, затрудняло объ­яснение самостоятельного характера его действий и ответствен­ности за них.

Другим вариантом развития теории фикций стала «теория ин­тереса», выдвинутая крупнейшим германским ученым-юристом Р. ф. Иерингом1. Он считал, что права и обязанности юридическо­го лица в действительности принадлежат тем реальным физичес­ким лицам, которые фактически используют общее имущество и по­лучают от него выгоды («дестинаторам»). Их общий интерес и олицетворяет юридическое лицо. С его точки зрения, оно пред­ставляет собой некий единый центр для прав «дестинаторов», искусственно созданный с помощью юридической техники для упрощения ситуации — в качестве особой формы обладания иму­ществом многими физическими лицами для некоторых общих це­лей. В российской дореволюционной литературе эту теорию по сути поддерживали и развивали Ю. С. Гамбаров и Н. М. Коркунов2.

Теория фикции оказала значительное влияние на законодатель­ное развитие. Не случайно, например, в Германском гражданском уложении и в Гражданском кодексе Италии термин «юридическое лицо» используется только в заголовках отдельных разделов, без раскрытия его содержания; в Гражданском кодексе Франции (Code civil) до 1978 г. данное понятие вообще отсутствовало, а в граж­данских кодексах ряда латиноамериканских стран юридическое лицо прямо названо фиктивным образованием (например, в ст. 545 ГК Чили и в ст. 583 ГК Эквадора).

С развитием различных видов юридических лиц в противо­положность фикционным теориям стали выдвигаться теории, признающие реальность юридического лица как субъекта права ("реалистические теории юридического лица"). В германской ци­вилистике практически одновременно с господствовавшими тог­да взглядами Савиньи, Виндшейда и Бринца появились теории, рассматривавшие юридическое лицо как особый социальный ор­ганизм, «духовную реальность» или «человеческий союз» со своей

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 См.: Ihering R. Geist des rцmischen Rechts. Bd. III Leipzig, 1865.

2 См.: Гамбаров Ю. С. Курс гражданского права. Т. 1. Общая часть. СПб., 1911. С. 450—452; Коркунов Н. М. Лекции но общей теории права. СПб., 1914. С. 148.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

собственной волей, не сводимой к совокупности воль составляю­щих его отдельных физических лиц (Г. ф. Беселер, О. ф. Гирке)1. Органическая теория Гирке, рассматривавшего юридическое лицо как особый «телесно-духовный организм» («союзную личность»), нашла сторонников во французской цивилистике (Р. Саллейль, П. Мишу и др.)2. Отмечалось, что реальность существования та­ких общественных организмов, как юридические лица, предполага­ет их признание законом, но вовсе не «искусственное» создание3. В российской дореволюционной цивилистике реальность юридического лица отстаивали Н. Л. Дювернуа и И. А. Покровский, на­звавший его «живой клеточкой социального организма»4. Досто­инством этого подхода стала возможность объяснения наличия собственной воли и интересов юридического лица, а тем самым самостоятельности его выступления в качестве субъекта граждан­ского оборота, хотя приравнивание юридического лица к физичес­кому тоже признавалось искусственным. Теория «естественного лица» (natural entity) в начале нынешнего века распространилась и в американском праве5.

В цивилистической науке советского периода также был вы­двинут ряд теорий, объясняющих сущность категории юридичес­кого лица, прежде всего применительно к господствовавшим в тог­дашнем обороте государственным организациям (предприятиям и учреждениям). Здесь отвергалась теория юридического лица как обособленного, персонифицированного имущества (ибо государ­ственное имущество даже при создании па его базе юридического лица оставалось собственностью государства и в этом смысле дей­ствительно не обособлялось от имущества учредителя). Юриди­ческое лицо рассматривалось в качестве «социальной реальности» а не фикции), наделенной определенным имуществом для дости-

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 См.: Beseler С. Volksrecht und Juristenrecht. 1843; Gierke O. Deutsches Privat­recht. Bd. I.1895; ders. Das Wesen der menschlichen Verbдnde. 1902.

2См.: Salleiles R. De la personnalite juridique. Histoire et theories. Paris, 1910; Mi­choud P. La theorie de la personalite morale et son application au droit francais, Paris, 1909.

3 Подробнее о теориях фикции и реальности юридического лица см. также: Хвостов В. М. Система римского права. Учебник (по изданию 1907—1908 гг.). M., 1996. С. 118—121; Братусь С. Н. Субъекты гражданского права. С. 164—179; Вене­диктов А. В. Указ. соч. С. 675—681.

4 См.: Дювернуа Н. Л. Чтения но русскому гражданскому нраву. Т. 1. Вып. 2. СПб., 1898. С. 262—272; Покровский И. А. Основные проблемы гражданского пра­ва. С. 139.

5 См.: Сыродоева О. Н. Акционерное право США и России (сравнительный ана­лиз). М., 1996. С. 23—24.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

жения общественно полезных целей или для решения социально-экономических задач государства и общества (теория социальной реальности Д. М. Генкина)1.

Иногда прямо утверждалось, что за государственным юриди­ческим лицом всегда стоит само государство, или «всенародный коллектив», являющийся действительным собственником его иму­щества (теория государства С. И. Аскназия)2. Опасность такой трактовки, не позволявшей ясно разграничивать имущество и от­ветственность государства и созданных им юридических лиц, в наибольшей мере проявилась во внешнеэкономическом обороте (создавая, например, возможность обращения взыскания по дол­гам государственных внешнеторговых организаций на имущество государства). Во внутреннем же обороте она служила обоснова­нием тезиса об «отсутствии» у государственного юридического лица каких-либо интересов, отличных от интересов государства.

Господствующей теорией в советской цивилистической доктри­не стала теория коллектива, обоснованная в работах А. В. Вене­диктова и С. Н. Братуся3. Согласно этой теории юридическое лицо является реально существующим социальным образованием, име­ющим «людской субстрат» (сущность) в виде коллектива его ра­ботников, за которым стоит всенародный коллектив трудящихся, организованный в государство. Другие ученые подчеркивали так­же роль администрации (директора, руководителя) государствен­ного юридического лица (теория директора Ю. К. Толстого, в опре­деленной мере развивавшаяся В. П. Грибановым)4. Согласно этим взглядам, поскольку воля руководителя признается волей самого юридического лица и именно через него юридическое лицо при­обретает права и обязанности, руководитель и представляет собой сущность («людской субстрат») юридического лица. «Тео­рия коллектива» получила и определенное законодательное при-

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------



1 См.: Генкин Д. М. Юридические лица в советском гражданском праве // Про­блемы социалистического права. 1939. № 1. С. 91 и след.; Генкин Д. М. Значение примечания юридической личности во внутреннем и внешнем товарообороте CСCP // Сб. научных трудов Института народного хозяйства. Выи. IX. М, 1955. С. 17 и след.

2 См.: Аскназий С. И. Об основаниях правовых отношений между государствен­ными социалистическими организациями // Уч. зап. Ленинградского юрид. ин-та. Вып. IV. Л., 1947. С. 5.

3 См.: Венедиктов А. В. Указ. соч. С. 657—672; Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947; Братусь С. Н. Субъекты гражданского права.

4 См.: Толстой Ю. К. О государственных юридических лицах в СССР // Вестник Ленинградского университета. 1955. № 3; Грибанов В. П. Юридические лица. М., 1961. С. 46—52.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

знание — на ее основе были сформулированы нормы о понятии юридического лица и правах государственных организаций в со­ветском гражданском законодательстве 1961—1964 гг.

При переходе к рыночной организации хозяйства «теория кол­лектива», отвечавшая потребностям государственной экономи­ки, выявила ряд присущих ей серьезных недостатков. Трактовка сути юридического лица лишь как определенным образом органи­зованного коллектива привела к забвению имущественной сторо­ны дела. В силу этого, например, разрешение гражданам занимать­ся предпринимательской деятельностью путем создания про­изводственных кооперативов, последовавшее в конце 80-х гг., в соответствии с законом предполагало обязательное наличие «люд­ского субстрата» (не менее трех членов), но не требовало обособ­ления какого-либо имущества при начале его деятельности. В та­кой ситуации учредители кооператива могли не вкладывать в него ни копейки собственных средств (например, арендуя государствен­ное имущество, беря ссуду в банке и т. п.), исключая для себя какие-либо имущественные затраты, а созданное ими юридическое лицо нередко представляло собой «пустышку», не имеющую никакого собственного имущества (и потому опасную для контрагентов).

Эта теория не дает также удовлетворительного объясне­ния существования «компаний одного лица» — хозяйственных обществ, имеющих единственного учредителя или участника1 (с отсутствующим в силу данного обстоятельства «людским субстра­том» — коллективом). Между тем такие компании получили зна­чительное развитие в современной рыночной экономике, где их l создают не только мелкие предприниматели (стремящиеся умень­шить риск имущественной ответственности), но и государствен­ные (публично-правовые) образования (с целью сохранения пол­ного контроля за использованием переданного им имущества). В противовес господствовавшей «теории коллектива» выдви­гались и другие концепции, по-иному раскрывавшие сущность юридического лица. Так, В. А. Рахмилович убедительно доказы­вал отсутствие самой необходимости обоснования или поиска люд­ского либо иного особого «субстрата» (сущности) юридического лица, ибо носителем его прав является само юридическое лицо2.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------



1 См.: Мусин В. А. Одночленные корпорации в буржуазном праве // Правоведе­ние. 1981. No 4: Кулагин М. Н. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо. М., 1987. С. 8—19.

2 См.: Рахмилович В. А. О так называемом субстрате юридического лица // Про­блемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ. Вып. 29. М., 1984. С. 116—118.

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------



О. Л. Красавчиков рассматривал юридическое лицо как опреде­ленную систему социальных связей1, а Б. И. Пугинский — как некое правовое средство, с помощью которого конкретная орга­низация допускается к участию в гражданском обороте2. Действи­тельно, будучи организацией, созданной для самостоятельного хо­зяйствования с определенным имуществом, юридическое лицо является вполне реальным образованием, не сводимым ни к своим участникам (или к учредителям, в том числе к единственному), ни тем более к работникам («трудовому коллективу»), которые в этом качестве не имеют никаких нрав на его имущество и ни при каких условиях не отвечают по его долгам.

В современной зарубежной правовой литературе теориям юри­дического лица обычно не уделяется большого внимания. Харак­терным даже для немецких комментариев является указание на то, что юридическое лицо следует рассматривать в качестве обобща­ющего юридико-технического понятия, служащего для признания «лиц или вещей» (предметов) правоспособными организациями, а сущность этого понятия объясняется многочисленными теория­ми, которые «не имеют практического значения и не обладают большой познавательной ценностью»3. Такой подход в значитель­ной мере присущ как континентальному, так и современному анг­ло-американскому праву4.

budra-plyushevidnaya-kormovie-i-pishevie-otravleniya-produktami-rastitelnogo-proishozhdeniya-vladivostok.html
budrica-pudrica-olga-almazova.html
budsklad-golfstrim-g-kiev-per-priladnij-10-r-n-akademgorodka-e-mail.html
budte-bankom-a-ne-bankirom-sharon-lechter-denezhnij-potok.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат