26. Исчезновение Хиларии - Книга первая. Тайменев

26. Исчезновение Хиларии.


«Когда человек узнает, что движет звездами, Сфинкс засмеется и жизнь на земле иссякнет».
Надпись в Абу-Симбеле.
Разбудило Николая жужжание радиотелефона. Голос Пола в наушниках прозвучал как приказ:
- На сборы минута. Немедленно в Аден. Через полчаса жду в офисе Ахмада.
Тревога охватила Николая. Действуя без размышлений, он отключил в доме электроприборы, схватил походную сумку, поставил метки у дверных замков. Через десять секунд спидометр джипа показывал сто двадцать миль. Утро только начиналось, дорога пустынная, ни встречных, ни попутных машин.
Еще и суток не прошло с отъезда Хиларии, а уже что-то где-то случилось. Думать о том, что это «что-то» может быть и в Таисе, не хотелось. Да вот внутренний голос не считался с желаниями.
Пол крепко пожал Николаю руку, жестом пригласил занять место за столом, где уже сидели Фахри Ахмад и незнакомый Тайменеву араб в европейском костюме, внешне выглядевший не менее мощно, чем Скиф. Фахри выглядел мрачно и виновато.
- Все в сборе. Абдель, снаряжение и оружие в машине?
- Айва. Да, - кивнул гигант.
- Люди в Таисе предупреждены?
Фахри утвердительно качнул головой.
- Тогда поехали. Нельзя терять ни минуты. Боюсь, мы опоздали. Подробности, Николай, в машине.
Тайменев начал догадываться. Необычность ситуации, то, что Фахри умело избегал его взгляда, - все говорило о том, что дело касалось непосредственно Николая.
- Таис? - охрипшим голосом спросил он.
И по выражению глаз Пола понял, - случилось то, чего он боялся, начиная со вчерашнего вчера, мысли о чем старательно отгонял прочь.
«Ты никогда не встретишь такую, как я. Хоть проживи тысячу лет», - прозвучал рядом прощальный шепот Хиларии.
Микроавтобус «Мицубиси» вел скифоподобный Абдель. Такой бешеной гонки Тайменев еще не видел, стрелка спидометра замерла у правого ограничителя. А ему все равно казалось, что едут слишком медленно. Однообразие пустыни, начавшейся за северной окраиной Адена, скрывало истинную скорость.
- Пока определенно ничего не известно, - Пол обращался к Николаю и Фахри, - Я прибыл в три ночи. Хорошо, что Фахри смог меня встретить и доложил все. Вы тут как дети без отца. В три ноль-ноль мы начали звонить. Ее телефон в гостинице не отвечает. Радиосредства людей прикрытия также молчат. В пять утра контрольный звонок от Замбана не поступил. Вы тут недооценили опасность. Где тихо, там и жди...
Он осуждающе посмотрел на Фахри, тот опустил голову.
- Но моя вина несравненно выше. Мне не следовало торопить ее приезд. Надо было подождать, пока обстановка не станет спокойней. И следовало проинформировать Хиларию, что поручение Хету вовсе не обязательно к исполнению. Туристы в ближайшие годы острову Пасхи не нужны.
Николай смотрел на Пола и читал в нем то, чего тот не говорил, чего сказать не мог. Пол успел поработать во многих местах планеты, столкнулся с множеством трагедий, терял самых близких людей, и горечь потерь не сделала его бесчувственным и равнодушным. Он не делил жизнь на работу и заботу о друзьях. А их у него было немного. Среди них Хету, за безопасность племянницы которого Пол нес главную ответственность.
«Торопить ее приезд».., - прозвучал в ушах Тайменева озабоченный голос Брэйера. Многое стало понятно. И скрытое недовольство Пола после памятного «Рок-отельского» дела тоже. Забытое всплыло, отвращение к самому себе пронзило Николая.
Вот когда Пол связался с Хету через спутник! Следствие этого разговора, - приезд Хиларии. А причина - он, Николай Васильевич Тайменев, не сумевший вместе с Фахри отделить дозволенное от запрещенного. Они решили, что в интересах дела можно все! Пол, обеспокоенный состоянием Тайменева, сделал все, что мог для его внутреннего оздоровления. Ведь он не мог знать, что Николай начал возрождение раньше, от встречи с индусом в пустынном оазисе.
Таким образом, все делалось ради него. И случилось из-за него!
- Не зря туркмены говорят: «Сдерживай язык, не то зубы поломаешь», - Пол сжал переплетенные пальцы рук.
Николай обратил внимание, что брюшко у Брэйера пропало, выглядел он юношески стройно, излучая молодую энергию.
В разговор вступил наконец Фахри.
- Выходы из города перекрыты в четыре ноль-ноль. Гостиница контролируется. Внутрь никто не входил. Ждут нас. Дежурная администрация на месте, сигналов в полицию от нее не поступало.
- Когда работают профессионалы, они не беспокоят зря посторонних.
- Что ты думаешь, Абдель? - спросил Пол.
- Думать некогда. Чувствовать надо, - отозвался гигант-водитель, - Пахнет шайтанами.
Он неуловимым движением руля и двумя нажимами на педали газа и тормоза объехал лежащий на дороге камень. Скорее даже не объехал, а облетел. И никакого напряжения, предельно точно и выверенно.
- Видите? Они знают, что мы едем. Слуги Иблиса, мариды, ифриты и гули, принявшие обличие людей.
«Гули, - вспомнил Тайменев «Сказки попугая», - Волосатые звери, умеющие скрывать дикую внешность и внутреннюю кровожадность».
- Кто такой Иблис? - спросил он, не в силах больше молчать.
Комок в горле все твердел и расширялся.
- Люцифер! Дух-искуситель, дух-разрушитель, - отозвался Абдель.
- Они знают о наших делах больше положенного. Кто-то время от времени проникает к нам, а я никак не могу определить, кто и где. Действительно, шайтан, - сказал Пол, - Смотри вперед!
А впереди их ждал крутой поворот, обозначенный скалой, у подножия которой застыла каменная кладка, оставшаяся от времен, деливших страну пополам, на Север и Юг. Тогда здесь находился погранпост. А сейчас каменная стена таила за собой смерть.
- Все вижу! - прорычал Абдель и бросил на повороте машину влево, на встречную полосу.
Поняв, в чем дело, Тайменев пригнулся, а Пол мгновенно сжался, как потревоженный еж. Фахри не пошевелился.
Автоматные очереди вспороли покрывало дороги справа позади.
- Все, дальше будет спокойно. Там селения, да и время светлое, - Абдель невозмутимо держал педаль газа утопленной до полика салона.
- Фахри, я понимаю, о чем ты думаешь, - Пол распрямился и обернулся, - Но это не значит, что ты имеешь право лезть под пули. Мы с тобой равно виноваты, оба и будем исправлять случившееся. Встряхнись!
Не снижая скорости, Абдель влетел в город и мягко затормозил у трехэтажного здания с вывеской на арабском. Тайменеву стало немного легче, - все же не та роковая гостиница, где провел последнюю ночь Фрей. Открылась стеклянная дверь, выбежал невысокий араб в юбке и рыжих, выкрашенных хной волосах, подбежал к машине, что-то прошептал Фахри Ахмаду и скрылся в ближайшем переулке.
- Все тихо, - громко сказал Фахри, - Здесь обычно останавливаются бизнесмены. Еще рано, никто не просыпался. Ее телефон молчит. В номер никто не входил.
Тайменев про себя возмутился: «Что, если она себя плохо почувствовала, потеряла сознание, не слышит звонка? Нужна срочная помощь, а они думают о том, как провести операцию по законам профессии. Черт-те что!» И тут же одернул себя: «Не надо суетиться. Все испортишь. Пол и Фахри знают, что делать. Если не они, то кто?»
- Фахри, возьми станцию, передай всем: время семь ноль-ноль. Через пять минут Абдель, Николай и я, - на этаже. Ты остаешься в машине. Все остальные - как договорились.
Фахри задвигался, достал из-под сидения радиостанцию, нажал клавишу передачи и быстрым шепотом передал команду. Пол смотрел на Абделя: тот выскочил из машины и легко, не касаясь мостовой, перевел свое стопятидесятикилограммовое тело к двери гостиницы. Замерев на мгновение, он открыл дверь и скользнул внутрь. Вслед за ним - Пол и Николай.
За стойкой проснувшийся администратор вытаращил на них глаза, открыл рот и попытался встать. Абдель быстрым движением одной руки закрыл ему лицо, второй направил струю аэрозоля из баллончика. Администратор обмяк, Абдель мягким захватом большого и указательного пальцев за плечо опустил его назад в кресло.
Одним духом взлетели на второй этаж, Пол остановился перед третьей дверью, посмотрел на цифры, указал на нее Абделю и Николаю, сам остановился у входа в номер напротив. По сигналу Пола Абдель нажал плечом на дверь номера Хиларии, она со стоном распахнулась, посыпались металлические части замка, известка и крупные щепки от дверного блока.
Пол открыл свою дверь отмычкой не менее быстро.
Николай бросился вперед прямо, обострившимся зрением отмечая все, что могло представлять опасность. Абдель юлой прокрутился вдоль стены, попутно мощными движениями ног распахнув двери в ванную и туалет.
В номере не было никого. Остановив Николая движением ладони, Абдель отдернул штору и гигантским прыжком оказался на балконе, приземлившись там на четвереньки.
Тайменев осмотрелся в комнате. Сердце его колотилось как после рекордной стометровки. Сумочка Хиларии лежала на неразобранной постели, содержимое разбросано по всей комнате. Опоздали на целую ночь, понял он. Они ждали ее здесь, они контролировали заказ. Перед ним поднялось пухлое лицо, срисованное Фреем по памяти с виденной однажды фотографии. Лицо шпиона. Никак не припомнить, где они встречались! Удивительно для его памяти. «Я найду тебя, чего бы то ни стоило! - мысленно закричал Тайменев, - Найду я, а не кто-то другой!»
Абдель приглашающе махнул рукой с балкона. Тайменев прошел к нему. У ног гиганта неподвижно лежал Замбан с синим лицом. Шею пересекал кроваво-багровый след от удавки.
- Его караулили здесь, в этом углу, - Абдель показал на пространство справа от выхода из комнаты, - Он не успел даже охнуть. Деловые люди!
«Деловые» прозвучало и как одобрение профессиональной выучке, и как проклятие шайтанам в людском облике.
- Мы опоздали, Николай. Но это еще не значит... Идем к Полу.
Они вошли через распахнутую дверь в номер напротив, заказанный Фахри Ахмадом для размещения охраны. Пола обнаружили в ванной. Оба несостоявшихся охранника лежали рядом, их аккуратно прислонили к кафельной стене рядом с раковиной.
- Одного - ножом в горло; у второго - перелом основания черепа. Все сделано мгновенно.
Абдель понимающе кивнул. Тайменев почувствовал, как тошнота подступает к горлу, повернулся и вышел в коридор.
- Николай, - Пол взял его за локоть, - Фахри останется, займется администрацией и полицией. Мы едем к Хасану.
- Они не взяли ронго-ронго, - твердо вдруг произнес Тайменев, - Деньги и золотая брошь на полу. Брошь, - подарок Хету, она ее не носила, но держала в сумочке. Ценнейшая вещь, а не взяли.
Пол сделал вывод:
- Если дощечка ронго-ронго цела, значит, она еще не побывала в турфирме. Поехали. По пути к Хасану проверим.
В Таисе оказалось три зарегистрированных туристических организации. В одной из них служащий, полистав бумаги на столе, сообщил, что интересующая посетителей особа вчера звонила. Поскольку время было вечернее и руководители отсутствовали, ей назначили встречу на сегодняшнее утро. Предложение у нее интересное и наверняка сотрудничество обретет юридические формы. Через час они ждут ее...
Примерно та же информация ожидала Пола и Николая в двух других фирмах.
Хасан встретил их без знакомой Тайменеву угрюмости, предложил завтрак. Пол отказался, и попросил открыть комнату, в которой некогда Николай получил сверхъестественным путем смертельную дозу токсинов, и где находились средства связи и коммуникации, принадлежащие Ордену Стражи.
После разъяснений Брэйера Хасан включил компьютер и на удивление резво принялся стучать по клавиатуре. Пол, Николай и Абдель взялись за уточнение последующих действий. Выдвинули три мотива преступления.
Тайменев предположил, что имеет место похищение с целью выкупа. Такое в регионе встречалось все чаще. Практика показывала, что в таких случаях первого сообщения ожидали от суток до трех. И тут же понял абсурдность предположения. Желающие обогатиться таким образом не стали бы так жестоко расправляться с Замбаном и телохранителями. Просто Николай таил надежду, что все не так плохо.
Абдель промолчал, а Пол выдвинул фантастическую, но не так уж и нереальную гипотезу: некто ищет выход на Хету. С задачей путем шантажа добраться до клада, обнаруженного в глубинах острова Пасхи. По другой версии, показавшейся всем наиболее вероятной, - идет давление на Тайменева. С целью либо вывода его из борьбы, либо перевербовки, либо ...мести. Тень Маргианы вновь нависла над Николаем.
Все трое склонялись к мысли, что действуют щупальца «Тангароа». Следовательно, сами того не заметив, они приблизились к какой-то тайне. И ближе всех к ней Тайменев. Это самое вероятное.
Чтобы не мешать Хасану в поисках данных на предполагаемых преступников, вышли на лоджию, окаймляющую второй этаж здания с трех сторон, кроме тыльной. Молча стояли несколько минут, пока Тайменев не замычал от сдерживаемого крика. На противоположной стороне улицы он увидел женщину, садившуюся в остановившийся рядом автомобиль. Несмотря на густую вуаль, ниспадающую с черной шляпки, на широкие складки плаща-накидки, он узнал ее. И даже, показалось ему, успел увидеть печать торжества на ее красивом лице.
- Маргиана! - прошептал он.
Пол поймал направление его взгляда тут же отдал распоряжение по сотовому телефону. Из-за соседнего дома выкатила машина и, набирая скорость, направилась вслед за первой.
Абдель обратил к ним вопрошающий взгляд. Пол кратко объяснил суть дела.
- Шайтан-женщина. Я знаю ее.
И тут же проявил образованность, неожиданную для Тайменева, посчитавшего Абделя простым боевиком с незаурядными физическими данными.
- Пророк Неемия сказал: «Не из-за них ли грешил Соломон, царь Израилев? У многих народов не было такого царя, как он. Он был любим Богом своим, и Бог поставил его царем над всеми израильтянами; а однако же чужеземные жены ввели в грех и его». Певица из Парижа, - из тех, кто кланяется идолам и любит кровавые жертвоприношения. Опять «Тангароа», дорогой Поль. Теперь очень серьезно!
Брэйер усмехнулся.
- Как говорит твой народ, Абдель? Один день ученого ценнее, чем вся жизнь невежды? Вам не кажется, друзья, что нам нужен ученый человек?
- Жаланкон Жалансе! - воскликнул Тайменев.
- Вот как!? - усмешка Брэйера стала едкой, - Оставим эти обряды для мирных развлечений. Помню, ты уже пытался... У нас найдется более надежный источник раскрытия тайн. Пока есть тайны, и пока есть люди, способные в них проникнуть, мы живем. Без тайн человечество не способно существовать. Как только тайны все раскроются, люди вымрут. От тоски и безделья. Но прежде к Хасану...
Хасан заканчивал распечатку данных на принтере.
- О заказчиках ничего, сплошной туман. По манере исполнения, по стилю расправы найдены предполагаемые исполнители. Шайка Тазетдина. Они несколько лет не беспокоили полицию. Как в засаде сидели. Кто-то смог их вытащить из горных укрытий. Компьютерный анализ говорит об утечке информации. Они использовали спецхран МВД и службы безопасности. Через Интернет выходили на интерполовскую базу данных. Кто они - вопрос! Я вытащил любопытный файл, проникнуть в него не успел: пока искал код, он самоуничтожился. Но кое-что есть. Только зацепка, но я с ней еще поработаю.
Хасан дал каждому по листу с распечаткой на арабском. Николай повертел лист в руках и вернул его обратно. Абдель быстро пробежал строчки глазами справа налево и сделал заключение:
- Зацепка! Горы - зацепка? Мы не знаем, где их база.
- Верно, Абдель. Они будут держать ее в заранее подготовленном, хорошо оснащенном и охраняемом месте.
У Тайменева опустились руки, слабость подогнула колени. Ясно: быстрого освобождения Хиларии не предвидится. Только бы она была жива! Ему захотелось упасть на колени, протянуть руки к этим людям, единственным, на помощь которых он мог рассчитывать. Протянуть и просить со слезами, просить до тех пор, пока они не пообещают твердо отыскать ее, живую и невредимую. Но он не встал на колени, не стал просить, а только сухими горящими глазами смотрел на экран компьютера, высвечивающий одну и ту же фразу: «Назовите код».
- Все, здесь мои дела закончены. Хасан, все-таки попытайся вскрыть их черный ящик. Я свяжусь с тобой вечером, - и Пол направился к выходу, - А у нас интересная встреча.
На этот раз Абдель вел машину медленно и осторожно. Николай внимательно всматривался в прохожих, надеясь отыскать родное лицо, зная бесполезность и напрасность надежды. Слабость сменилась тяжелой усталостью, больно сжалось сердце. Захотелось водки, много и без закуски, по-российски. Пол с Абделем тихо переговаривались, смысл разговора до Тайменева не доходил. Машина вышла из города, они проехали километров двадцать, свернули на усыпанную щебенкой горную дорогу. Колотый камень прохрустел под колесами на повороте за скалу. Остановка.
Выйдя вслед за Абделем и Брэйером из машины, Тайменев чуть было не сел на каменную осыпь от приступа бессилия. Ноги почти не держали, в коленях угнездилась мелкая дрожь. С трудом успокоившись и приведя нервы в порядок, он увидел прямо перед собой открытый вход в сложенное из крупных камней убежище. Ни домом, ни хижиной строение назвать было нельзя.
Абдель наклонил голову и скрылся в проеме между камней. Николай равнодушно отметил, что под ногами гиганта не хрустнул ни один камешек. Ждали долгие десять минут, пока он не вышел и пригласил Брэйера и Тайменева следовать за собой.
Внутри каменное строение представляло комнату метров десяти в поперечнике, с тлеющими углями очага посередине. Вдоль стен плетеные циновки. Присмотревшись, Николай обнаружил в дальнем углу маленького сухонького старика с седой бородой, в зеленой чалме и юбке. Тощее, лишенное мышц туловище замерло в неподвижности. Внимательно осмотрев вошедших, старик остановил взгляд на Тайменеве и повелительным легким жестом указал ему место рядом с собой. Николай послушно сел на камни. Сухая кисть обхватила запястье на удивление крепкими пальцами. Абдель и Брэйер устроились по обе стороны от входа.
С прикосновением руки старика Тайменеву стало много легче, боль сердца ушла, растаял комок в гортани. Старик пошевелил чалмой и снова замер. Тайменев сидел почти не дыша. Через некоторое время старик заговорил, но Николай не понял ни единого слова. Абдель мгновенно вскочил и склонился над головой в чалме; когда загадочный хозяин каменного мешка замолчал, он молча кивнул и вернулся назад. Старческая рука мягко соскользнула с запястья Тайменева, оставив на коже бледную полосу, - хватка была молодецкая.
- Идемте, - тихо произнес Абдель.
Они подошли к машине, Абдель поднял дверцу багажника, взял бумажный сверток, подошел ко входу в обиталище отшельника, протянул руку и положил сверток внутрь.
Как только они заняли места в автомобиле, Абдель заговорил.
- Большой каменный дом на склоне горы. Много помещений, самые большие из них прорублены в глубине скалы. Дама заперта в одной из дальних комнат. Рядом, - еда и питье. В доме много мужчин и еще одна женщина. Опасности для жизни пока нет. Много оружия. Укрытие находится в горах между Таисом и Санаа. Более точно он определить не смог, что-то ему постоянно мешало.
Пол повернулся вполоборота, протянул руку и положил на колено Николаю.
- Вот, что-то уже узнали. Самое главное, - она жива и здорова. Я знаю Хиларию, в ней течет та же кровь, что и в Хету. Она справится. Сейчас нам понадобятся все силы, все умение...
Увидев, что в глазах Тайменева загорелись огоньки, он продолжил:
- Бесспорно одно, - дело непростое. И не потому, что ее хорошо спрятали. Думаю, наша эпопея с «Тангароа» на йеменской земле приближается к развязке. Я возьму на себя общее руководство. Фахри поднимет свою резидентуру. Ты, Абдель, отыщи своих людей, всех до одного. Сегодня вечером начинаем, - он повернулся к Тайменеву, - Думаю, мы с тобой, Николай, будем первыми. Я видел, как старик в зеленой чалме смотрел на тебя...
- Кто это был? - спросил Тайменев.
- Пир, - объяснил Абдель, - Шейх одной из суфийских общин. Зная приближение смерти, уединился от людей. Обряд очищения, обязательный перед кончиной. Он нарушил его, и теперь ему будет труднее достичь своей цели... Но он знает, что делает.
- Поехали, у нас вся жизнь впереди, до обряда очищения что-то да успеем, - почти весело заключил Абдель.
Выглядел он заметно моложе, его красивое большое лицо, составленное из крупных необработанных деталей, улыбалось то глазами, то губами; только морщинки, разбегаясь от уголков глаз и рта, выдавали возраст.
- Николай, ты знаком с Апокалипсисом пророка Ездры? - молодым свежим голосом задал вопрос Абдель.
- Нет, - удивленно ответил Николай, - Впервые слышу о таком. Должен признаться, я пока профан в таких вопросах.
- Шейх, оказавший нам великую честь, достиг семикратной радости праведной души. О ней говорил Ездра. Тебе же единственному из нас многих посчастливилось неизмеримо. Он держал тебя за руку, он заглянул твое сердце и передал тебе часть своей чистоты. Того, что мы зовем святостью.
Тайменев слушал и поражался: Абдель говорил так, как мог бы говорить служитель православной церкви.
Оказывается, как просто можно соединить ислам и православие! Следовательно, положения даже крайнего суфизма недалеки от основ христианства и иудаизма. Каков Абдель! Пожалуй, тут не просто параллели, а намек на взаимное единство. Не так уж это и сложно! Почему же идея объединения не проникнет в мозги священнослужителей разных церквей? Или они смотрят не глазами веры, а шорами идеологии, которая всегда требует власти? Или хотя бы близости к оной. Если парламент заменить синодом, то, пожалуй, на следующий день выйдет закон, запрещающий все иные формы вероисповедания.
Что за люди вокруг Пола! И где он их достает? Каждый как алмаз, многогранен и глубок, и каждый сверкает по-своему. Разве можно с такими людьми затеряться в этом бурном мире, и не достичь цели? Да с такими людьми Орден Стражи сможет противостоять не одной «Тангароа»...
Шейх вышел из круга земной суеты... Все то, что ему предписано в борьбе со злом, он сделал. Теперь он у врат рая и видит страдания узников ада. В нем нет страха перед Богом.
- Почему же он не смог узнать местонахождение тайного убежища?
- От старца на земле лишь малая часть. Прежде чем говорить с тобой, он пытался открыть преступникам ожидающее их на небесах возмездие. Мы обязаны сами отыскать укрытие и принести земное воздаяние носителям зла. Они уже семикратно наказаны, но до сих пор не хотели этого знать. Шейх заставил их увидеть отдаленное... Но они боятся только близкой кары, слепцы...

dvigatel-stranica-18.html
dvigatel-stranica-19.html
dvigatel-stranica-2.html
dvigatel-stranica-20.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат