7. Вознаграждение хранителя - Наследственное право Предисловие

Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат

7.2. Вознаграждение хранителя



Очевидно, что договор хранения, по которому хранителем является один из наследников, может иметь некоторые особенности, связанные с решением вопроса о вознаграждении за хранение и об ответственности за утрату, недостачу или повреждение принятого на хранение наследственного имущества. Наследник, безусловно, имеет право на получение вознаграждения за хранение (если только иное не предусмотрено договором хранения). Однако следует иметь в виду, что являвшийся хранителем наследник действовал в том числе и в собственных интересах. Поэтому при последующем распределении между наследниками расходов по хранению исключить из них долю, приходящуюся на наследника-хранителя.

Аналогично должен решаться вопрос и в случае, когда в соответствии со ст. 901 ГК РФ на наследника-хранителя возлагается ответственность за утрату, недостачу или повреждение принятого на хранение наследственного имущества. Такой наследник, безусловно, должен возместить соответствующие убытки, но это возмещение должно быть уменьшено соразмерно доле, приходящейся на наследника-хранителя, так как в этой части обязательство прекращается вследствие совпадения в его лице должника (несущего ответственность за причинение вреда наследственному имуществу) и кредитора (потерпевшего, имеющего право на возмещение вреда).

7.3. Возмещение расходов по договору
хранения наследственного имущества



Закон не предусматривает каких-либо особенностей для договора хранения наследственного имущества, за исключением установления Правительством РФ предельных размеров вознаграждения за хранение (п. 6 ст. 1171 ГК РФ). В настоящее время предельный размер вознаграждения по договору хранения наследственного имущества не может превышать 3% оценочной стоимости имущества, определяемой в соответствии с абз. 3 п. 1 ст. 1172 ГК РФ (постановление Правительства РФ от 27 мая 2002 г. N 350

*(177)

).

Однако независимо от размеров вознаграждения данные расходы должны возмещаться (п. 2 ст. 1174 ГК РФ) за счет наследственного имущества до уплаты долгов кредиторам, но после возмещения расходов, связанных с болезнью и похоронами наследодателя, пропорционально стоимости перешедшего к каждому из наследников наследственного имущества.

При этом следует иметь в виду, что договор хранения может быть и безвозмездным. Поскольку отечественная доктрина гражданского права исходит из презумпции возмездности договора хранения

*(178)

, условие о том, что вознаграждение за хранение выплате не подлежит, должно быть включено непосредственно в соответствующий договор хранения. В случае, когда в качестве хранителя выступает исполнитель завещания, возмездность договора хранения зависит от того, предусмотрена ли в завещании выплата ему вознаграждения (ст. 1136 ГК РФ).

В остальном к отношениям между нотариусом, выступающим в качестве поклажедателя, и хранителем подлежат применению положения § 1 гл. 47 ГК РФ о договоре хранения, в частности определяющие обязанности сторон (ст. 889, 890, 891-900, 904 ГК РФ), основания и размер ответственности хранителя (ст. 901, 902 ГК РФ) и поклажедателя (ст. 903 ГК РФ).

7.4. Отношения между нотариусом и наследниками



Практический интерес представляют отношения между нотариусом и соответствующими наследниками по поводу переданного нотариусом на хранение третьим лицам наследственного имущества. Важное значение имеет построение юридической конструкции ответственности нотариуса перед наследниками за утрату или иное повреждение наследственного имущества. Недвусмысленность формулировок закона (п. 2 и 4 ст. 1172 ГК РФ), определяющего в качестве стороны по договору хранения именно нотариуса, а не наследника, в интересах которого он действует, а также отсутствие договорной связи между нотариусом и наследником не позволяют применить к данным отношениям хорошо известные цивилистические конструкции представительства, поручения или комиссии. Не могут быть в полной мере распространены на эти отношения и правила о действиях в чужом интересе без поручения.

Поэтому к отношениям между наследником и нотариусом в связи с утратой или повреждением наследственного имущества, переданного на хранение, подлежат применению общие правила о деликтной ответственности, если только соответствующую ответственность не несет непосредственно хранитель, которому было передано на хранение наследственное имущество.

Хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение имущества, принятого на хранение, при наличии вины. При этом хранитель, осуществляющий предпринимательскую деятельность (профессиональный хранитель), несет ответственность, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение наследственного имущества произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя (п. 1 ст. 901 ГК РФ). Применительно к договору хранения наследственного имущества, заключаемому нотариусом, это означает, что при наличии вины хранителя нотариус вправе предъявить к нему требования о возмещении убытков, причем не собственных убытков (нотариус не является собственником наследственного имущества и в силу п. 1 ст. 1171 ГК РФ заключает договор хранения в целях защиты прав наследников, отказополучателей и иных заинтересованных лиц), а убытков, причиненных наследникам, к которым впоследствии перейдет наследственное имущество. Этим наследникам и должны быть переданы суммы, полученные нотариусом в возмещение убытков, связанных с утратой, недостачей или повреждением наследственного имущества.

Упрощению отношений между поклажедателем (нотариусом или исполнителем завещания), хранителем и наследником, принявшим наследственное имущество, может служить конструкция договорной цессии, позволяющая поклажедателю уступить принадлежащие ему в силу договора хранения права требования наследнику, принявшему наследство, с тем, чтобы этот наследник занял его место в отношениях с хранителем. Такой подход позволяет значительно упростить отношения, связанные с реализацией ответственности хранителя за утрату, недостачу или повреждение наследственного имущества: соответствующие убытки с хранителя будут взыскиваться не нотариусом - поклажедателем, а цессионарием - наследником, который, получив от цедента - нотариуса (исполнителя завещания) права требования, вытекающие из договора хранения, будет самостоятельно, в качестве собственника наследственного имущества реализовывать механизмы ответственности за его утрату, недостачу или повреждение. Цессия позволяет существенно упростить и порядок возврата имущества по окончании хранения, так как в этом случае можно будет избежать "двойной" передачи имущества (хранителем - нотариусу, а нотариусом - наследнику) и имущество будет возвращаться хранителем его непосредственному собственнику - наследнику, принявшему наследство. При этом, однако, следует иметь в виду, что двусторонний характер договора хранения, в силу которого поклажедатель имеет не только права требования, но и несет соответствующие обязанности (ст. 896, 899 ГК РФ), диктует при перемене лиц в обязательстве осуществить на стороне поклажедателя не только уступку требования наследнику, но и перевод на него долга, что возможно лишь при условии согласия кредитора-хранителя (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

Размер ответственности хранителя зависит от того, осуществляется хранение возмездно или безвозмездно. В первом случае убытки подлежат возмещению в полном объеме, т.е. не только реальный ущерб, но и упущенная выгода, если только иное не предусмотрено законом или договором хранения (п. 1 ст. 902 ГК РФ). Во втором случае возмещению подлежит только реальный ущерб (п. 2 ст. 902 ГК РФ).

Если же в утрате, недостаче или повреждении имущества, принятого на хранение, помимо вины хранителя есть и вина нотариуса, который, действуя по своему усмотрению, выбрал в качестве хранителя лицо, заведомо не способное обеспечить надлежащие условия хранения, либо, выступая в качестве поклажедателя, не предупредил хранителя о свойствах имущества, приведших к его утрате, недостаче или повреждению, или иным образом способствовал утрате, недостаче или повреждению имущества, нотариус будет нести ответственность перед наследником по общим правилам о деликтной ответственности (ст. 1064 ГК РФ).

При определении условий ответственности нотариуса должны применяться не только нормы гл. 59 ГК РФ об ответственности за причинение вреда, но и правила ч. 1 ст. 17 Основ законодательства РФ о нотариате, возлагающей на нотариуса обязанность возместить ущерб лишь при невозможности его возмещения в ином порядке, т.е., по существу, устанавливающей дополнительную к ответственности хранителя субсидиарную ответственность нотариуса (ст. 399 ГК РФ).

Если поклажедателем является исполнитель завещания, то ввиду отсутствия специальных правил он несет ответственность перед наследником за утрату, недостачу или повреждение сданного на хранение имущества по общим правилам, т.е. при наличии вины.

Наконец, при отсутствии оснований для привлечения к ответственности и хранителя, и поклажедателя (нотариуса или исполнителя завещания) негативные последствия, связанные с утратой, недостачей или повреждением сданного на хранение наследственного имущества, полностью возлагаются на наследника, который является собственником наследственного имущества с момента открытия наследства (п. 4 ст. 1152 ГК РФ) и в этом качестве несет риск случайной гибели или повреждения этого имущества (ст. 211 ГК РФ).