Бен Каунтер Испивающие Души Глава первая

Бен Каунтер


Испивающие Души



Глава первая


В тишине вакуума на звездный форт стремительно падал воронено-черный спускаемый аппарат, его волнистая металлическая поверхность была усеяна соплами изрыгающих пламя дирекционных двигателей, тормозящих приземление. Челнок шел по траектории, частично совпадавшей с орбитой Лаконии, холодно мерцавшей внизу. Боевой крейсер, бывшее пристанище маленького корабля и полудюжины его братьев, сверкал на фоне непроницаемой черноты космоса с другой стороны планеты. Никто в звездном форте не знал о его появлении, что входило в планы Испивающих Души.
Внутри челнока Сарпедону были слышны только тихие песни сервиторов и нежное жужжание брони. Воины притихли, размышляя о грядущей битве, о многих годах сражений, приведших их на вершину человеческой славы.
Они думали о примархе Рогале Дорне, отце Ордена, — как символическом, так и вполне буквальном, — о его благородной жизни, примеру которой десантники поклялись следовать. Они наслаждались благосклонностью, ниспосланной Императором, своим путешествием меж звезд и ролью, отведенной им в жизненно важном замысле, столь хрупком, что его не смогли доверить никому, кроме них. Они снова и снова размышляли об этом, подготавливая тела и души к вареву битвы, отметая сомнение, ибо солдат, боящийся смерти, не может быть космодесантником, Испивающим Души.
Сарпедон переживал то же самое. Но в этот раз все было иначе. В этот раз груз истории, уже сотворившей из Ордена образец чести и достоинства, оказался слишком велик. На кону не просто битва, поражение или победа. Скоро, когда сражение завершится, они займут место в легендах, о них будут рассказывать послушникам, их подвиги будут вспоминать на дружных ночных застольях.
Нежные лица хора, вставленные в медный каркас, повернулись к потолку корабля, когда мелодия песни некогда человеческих голосов пошла ввысь. Орден Испивающих Души использовал для всех подсобных, не требующих особых навыков работ неразумных сервиторов, лишь отчасти сохранивших что-то человеческое. Хор состоял из синтетических лиц и проекторов голоса, намертво приваренных к обшивке челнока. Согласно традиции песня помогала воинам сосредоточиться перед грядущей битвой.
Они уже приближались. Они были готовы. Сарпе-дон кожей чувствовал жажду схватки, изливающуюся из его боевых братьев, их заботу о надлежащем поведении в бою, презрение к трусости, способной проникнуть в душу воина. Эти чувства горели в душах бойцов столь сильно, что, казалось, все вокруг озаряется ими.
Корабль содрогнулся, войдя в верхние слои атмосферы Лаконии, но тридцать воинов, два тактических отряда и один штурмовой, сидящие в гравитационных креслах, даже не заметили этого, грезя наяву. Их темно-пурпурные силовые доспехи сверкали, а оружие призрачно мерцало.
Его братья. Избранные, железной стеной стоящие между судьбой человечества и его разрушением. Мелодия хора, практически не слышная на фоне шипения тормозных двигателей, изменилась, когда челнок вошел в завершающую фазу полета. Сарпедон взял шлем с ручки кресла и надел его, почувствовав, как герметическая печать плотно захлестнулась вокруг горла. Новые руны, появившиеся на дисплее, спроецированном прямо на сетчатку глаза, подтвердили воздушную непроницаемость массивных доспехов. Каждый космодесантник провел много часов на ударном крейсере, проверяя снаряжение, так как скорее всего им придется драться в почти безвоздушном пространстве, прежде чем точки входа будут зафиксированы. Сарпедон активировал руну на дисплее, и защитная броня ожила, поприветствовав хозяина тихим гудением. Полузабытая технология ее изготовления передавалась от одного старшего библиария Испивающих Души к другому и теперь защищала и обогревала Сарпедона, ведущего своих братьев-космодесантников навстречу судьбе их Ордена.
Ближе. Еще ближе. Он все чувствовал, не нужны были тревожная мелодия, выводимая хором, и вой сирены предупреждения. В мозгу пронеслись картины того, как громада звездного форта выступает из тьмы, как его размытая тень крадется по коричнево-зеленой поверхности Лаконии. Системы торможения вошли во вторую фазу, а гравитационные кресла прогнулись, смягчая перегрузки.
— Испивающие Души, — раздался из динамиков голос командора Кэона, как всегда четкий и гордый. — Я не буду говорить, для чего вы здесь, чего от вас ждут, или объяснять вам, как вы должны драться. Я не сомневаюсь в вас. Но если в будущем молоденький послушник или изрезанный шрамами ветеран спросит, где вы были, служа Империуму, просто расскажите ему про этот день, когда Орден доказал, что не забывает вопросов чести. Просто расскажите, как вы вернули Копье Души.
Хорошие слова. Кэон затронул души своих подчиненных, сумел использовать власть незыблемых священных традиций, сила которых могла подвигнуть солдат на нечеловеческие усилия.
Свет озарил палубу челнока. Хор сервиторов вплетал свои гармонии в нарастающий шум, и стена звука росла, заставляя сердца воинов парить в ожидании битвы. Из-под обтекателей выползли причальные амортизаторы, их когти, покрытые керамитом, впились в стальное покрытие станции, металлический гул проник сквозь обшивку. Образ звездного форта, который он слишком часто видел на собраниях, посвященных обсуждению миссии, ясно предстал перед глазами Сарпедона. Ныне уродливый и бесформенный, когда-то форт имел форму сферы. Коридоры посадки пронизывали его испятнанную поверхность. Вся операция была расписана по минутам.
К станции уже несколько дней не подлетали грузовые корабли, значит, посторонние при штурме не пострадают. Защитникам будет некуда податься. Картель Ван Скорвольдов и его прославленная частная армия считали звездный форт неприступной крепостью и верили, что оружейные системы внешней обороны и запутанные коридоры защитят их от любой опасности. Испивающие Души же намеревались превратить станцию в смертельную ловушку.
Сканеры дальнего действия проникали только через первые несколько платформ звездного форта. Продумать стройный план атаки не удалось, так как о внутреннем расположении станции не было известно практически ничего, поэтому миссия казалась простой только в принципе. Ворваться внутрь, подавить возможное сопротивление и найти цели. Где они находятся и какого рода оборону может противопоставить Испивающим Души форт, предстояло выяснить на месте непосредственно командирам штурмовых групп, в том числе и Сарпедону.
Всего целей было три. Первые две вели к главной, абсолютной, и успех этой миссии впишет имя каждого космодесантника, сражавшегося на орбите Лаконии, в летописи Ордена.
Сарпедон еще раз проверил болтер и крепко стиснул энергетический посох, рукоятка которого была сделана из рунного дерева и реагировала на изменения в нервной системе хозяина, отзываясь теплом на его прикосновения. Другие космодесантники в последний раз перед боем проверяли вооружение и амуницию — шлемы, подвижные сочленения доспехов, болтеры. Плазмаган отряда Гивриллиана был заряжен под завязку, его энергетические кольца ярко сверкали. Штурмовое подразделение Теллоса стояло с цепными мечами на изготовку. Сарпедон как наяву видел лицо сержанта, скрытое щитком шлема, искажавшим голос, спокойное и безмятежное, с легкой тенью улыбки, игравшей на губах. Все Испивающие Души рождены для битвы, но Теллос мог расправиться с любым количеством противников, стоявших на расстоянии клинка его меча, посмевших поднять руку на избранника Императора. Он был создан для великого. Так говорили в верховном командовании Ордена. Сарпедон был с ними согласен.
Хор неожиданно замолк, и в разуме космодесантников осталось только предвкушение битвы. Заревели в унисон стыковочные заряды, атака началась.
Шлюз челнока распахнулся, и воздух со свистом, больше похожим на крик, устремился наружу. Плоть на лицах хора сервиторов вздулась пузырями и треснула от внезапного холода. Вокруг стояла тишина, если не считать еле слышного гула портативного генератора в ранце Сарпедона да практически слышимых мыслей, проносящихся в сознании его боевых братьев, подобно приливу. Шла привычная рутина ориентации/понимания местности — процедура, имплантированная солдатам в мозг во время психодоктринации.
Вид — клубы дыма, вырывающиеся из пробитых дверей, кристаллы льда и металла, повисшие в воздухе. Звук отсутствует, безвоздушное пространство. Движение отсутствует.
Космодесантники расстегнули удерживающие их ремни безопасности, готовые ринуться в проломленную брешь. Штурм возглавил Теллос, цепные мечи его воинов жаждали погрузиться в тела солдат первой линии обороны. Сарпедон командовал тактическим подразделением, по пятам следующим за штурмовиками, готовым дать волю ярости, кипевшей в его разуме.
Библиарий лишь слегка кивнул, и Теллос рванулся в брешь.
— Вперед! Вперед! За мной! — Его молодой голос разорвал тишину, словно выстрел. Затем в наушниках некоторое время слышалось только дыхание сержанта.
Каждый космодесантник с нетерпением ждал первого контакта с врагом.
Тактические отряды выдвинулись вперед.
— Чисто! — крикнул Теллос.
Они нырнули в задымленную дыру, их светящиеся от энергии доспехи исчезли в темноте. Первыми шли Гивриллиан и брат Такс с плазмаганом на плече. За ними последовал Сарпедон с болтером в руке и энергетическим посохом, покоящимся под ранцем. Нырнув в пролом, он краем глаза увидел поверхность Лаконии, сверкающее серебро мира, пойманное провалом между посадочным отсеком челнока и звездным фортом. Корабль подошел к станции наискось, шлюзовой рукав прилегал к металлу неплотно, и воздух из челнока и окружающего пространства улетучивался в окружающую пустоту.
Другой штурмовой корабль в подобном случае должен был бы срочно отойти, загерметизировать люки и беспомощно дрейфовать, ожидая вторую волну атакующих, которая подобрала бы его. Но Испивающих Души подобные мелочи не заботили — непроницаемая поверхность силовых доспехов позволяла не обращать особого внимания на опасности вакуума. К тому же второй атакующей волны не будет.
Дым рассеялся, и Сарпедон впервые увидел внутренние помещения звездного форта. Для его сверхчеловеческого роста грязный, потрескавшийся потолок оказался низковат — они вторглись в заброшенную секцию, которых, похоже, на станции было предостаточно. Трубы, покрывающие стены, блестели от масла и густого жирного налета. Точка входа пришлась на пересечение двух коридоров, один выход был завален грудой ржавеющих механизмов, но три прохода зияли незащищенностью. Два змеями уходили в неизвестность, а третий упирался в массивную дверь переборки. Там уже стояла штурмовая группа Теллоса, готовая взорвать ее мелта-бомбами.
На полу лежали два трупа. Это были скорее всего техники, не защищенные от вакуума. Одного отшвырнуло на опору взрывом декомпрессии, и он лопнул, как перезревший плод, — капли крови усеивали все вокруг, подобно драгоценностям из алого льда. Другой жалко растянулся на полу коридора, рот застыл в крике, глаза уставились на разлом, красные от лопнувших капилляров. Опытный взгляд Сарпедона уловил отблеск значка эмблемы, висящего на заляпанном смазкой рабочем комбинезоне, руна на сетчатке замерцала, когда он приказал увеличить изображение.
Стилизованные человеческие фигуры, близнецы, стоящие по обе стороны золотой планеты.
Герб Ван Скорвольдов.
Тактическое подразделение десантников веером рассыпалось вокруг Сарпедона — болтеры наготове, улучшенные органы чувств сканируют местность вокруг.
— Взорвать переборку, сэр? — зазвучал в наушниках голос Теллоса.
— Не сейчас. Летная команда, держите печать неподвижно. Я не хочу, чтобы из-за декомпрессии наша цель вылетела в космос.
— Принято, — донесся металлический голос серво-пилота из кабины челнока.
Вибрация пронеслась по тускло отсвечивающей стальной решетке пола, когда зажимы стыковочной печати прижались к краям разлома.
Сарпедон сократил горловые мышцы, чтобы увеличить частоту бусины вокса.
— Это Сарпедон. Группы Теллоса, Гивриллиана и Дрео заняли позиции. Контакта нет.
— Сарпедон, принято. Подтвердите расположение и продвигайтесь к цели. — Голос командора Кэона донесся с задержкой, сигнал шел через тысячи тонн стали звездного форта. Вместе с Кэоном, Сарпедоном и их отрядами еще шесть посадочных орбитально-штурмовых челноков вторглись на обращенную к космосу сторону звездного форта, высадив элитные подразделения Испивающих Души. Еще три были на подлете с экипажами апотекариев и технодесантников, вместе со взводом сервов-рабочих, обеспечивающих деятельность техники, готовых поддержать своих боевых братьев и укрепить плацдармы высадки.
Три отряда Испивающих Души. Сила, способная встретиться лицом к лицу с любой опасностью, которую Галактика может наслать на человечество. Избранные Императора. Но цель, призывно мерцавшая в глубине звездного форта, была их достойна.
Сарпедон вытащил голографическую пластину из футляра на поясе и включил ее. Зеленое схематическое изображение коридоров, непосредственно окружавших место их высадки, засветилось над прибором. По граням пробегали колонки цифр. Звездный форт построили на очень древней оборонительной орбитальной платформе, и ее план всегда выдавался в случае, если какой-нибудь штурмовой челнок вторгнется на старые уровни сооружения.
— Подразделение дельта — тридцать девять! — скомандовал Сарпедон. — Избавьтесь от груза и следуйте по своему маршруту.
— Принято. Закрепляемся.
Пальцы Сарпедона, достаточно ловкие даже в перчатках из пурпурного керамита, дотронулись до рун, идущих по краю голографической пластины, и система коридоров разделилась на различные цветовые блоки, в зависимости от пути, выводящего их с занятой позиции. Перекрестие мерцало на точке, светившейся красным, указывающей на пересечение трех групп. Их непосредственной целью, если не принимать во внимание оборону противника, была первичная шахта воздуховода, сверкавшая зернистым зеленым зигзагом на краю дисплея. Она позволит космодесантникам получить доступ к кислородным насосам и перерабатывающим турбинам, а потом через жилые помещения среднего уровня выйти к бронированной оболочке, окружающей основную цель номер два. На дисплее сетчатки замерцала руна послания. Стыковочная печать встала на место.
— Разделиться! — приказал Сарпедон группе, указав сержантам на голоплату.
— Теллос, переборка! Дрео, налево! Гивриллиан, направо, вместе со мной! Хладнокровно и быстро, Испивающие Души!
Отряды исчезли во тьме, оставив двух космодесантников от каждой группы удерживать зону входа и прикрывать прибывающих специалистов, приписанных к окружению Сарпедона. Раздался сильный удар детонировавших мелтабомб и рев воздуха, ворвавшегося в отсек после обрушения переборки.
Сарпедон повел отделение Гивриллиана по боковому коридору в грузовой туннель, широкий и прямоугольный, с идущими по центру массивными рельсами для картов и рабочих транспортировщиков. Такс проскользнул внутрь.
— Ничего.
— Неудивительно, — откликнулся Сарпедон. — Они нас не ожидали.
Никто никогда не ожидал. Таковы были Испивающие Души. Хладнокровные и быстрые.
В разреженном воздухе послышался отдаленный гул выстрелов из болтера.
— Контакт! — раздался голос Дрео.
Сарпедон на секунду задумался.
— Враг внизу, — отрапортовал сержант. — Полдюжины, патруль безопасности. Автоматы и тяжелые пулеметы, униформа.
— Принято, сержант Дрео. Следуйте к точке встречи.
— Мутанты, сэр.
Кожа Сарпедона пошла мурашками от одного слова, и на него хлынул мощный поток общего презрения его боевых братьев. Доказательство нелегальных генетических опытов само по себе ужасало, но ходили разные слухи, что картель Ван Скорвольдов отбирает самых лучших особей из груза пленников, используя их в качестве материала для создания своей собственной армии. Теперь это можно было утверждать с уверенностью.
— Перекиньте огнеметы в тыл и поджарьте их. Отряды, будьте бдительны. У мутантов скорее всего улучшенные органы восприятия. Некоторые из этих тварей могут видеть так же хорошо, как вы. А дальше их будет еще больше.

osnovi-andragogiki-stranica-7.html
osnovi-andragogiki.html
osnovi-anesteziologii-i-reanimatologii-stranica-10.html
osnovi-anesteziologii-i-reanimatologii-stranica-11.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат