Что такое Павленковская? - Сибирский филиал ● Глухова Н. П. Минувшего перебирая строки. Коми-Пермяцкий филиал

Что такое Павленковская?


В апреле 2006 года всероссийской общественной организации Содружество павленковских библиотек, возникшей под флагом ЮНЕСКО, исполнится 10 лет. Не много для того, чтобы всерьез подводить итоги, но достаточно, чтобы задаться вопросом: зачем было Содружество затеяно и что такое собой являет в наши дни павленковская библиотека.
Думаю, не случайно сама идея единения сельских павленковских библиотек забрезжила и была активно подхвачена именно в глубинке и одновременно с первыми симптомами того цунами, которое мы именуем перестройкой. Сельская библиотека, наряду с другими общественными институтами, служащими духовному прогрессу, одной из первых оказалась на обочине движения общества вспять. И это показательно: именно библиотеки призваны противостоять бездуховности и безнравственности, именно на них поднимает руку неправый. А в России случилось именно так: не справившись в силу разных причин с колоссальной задачей социализации общества, понеся при этом огромные моральные и материальные потери, страна пошла на попятную, началось сокрушение едва сформировавшихся, еще не окрепших, принципов и институтов и спешная реанимация старых, полузабытых. А спешка и ломка всегда сопровождается ущемлением и повреждением нравов.
Но сельские библиотеки, в отличие от многих культурно-образовательных учреждений – клубов, музеев, даже школ – в большинстве своем не спешили навешивать на двери амбарные замки, а наоборот стали искать свое место в создавшейся рыночной ситуации и уже тем самым противостояли духовному регрессу.
Вот на этой волне противостояния перестроечному хаосу, упадническим настроениям и началось на Урале так называемое павленковское движение. Вернее будет сказать, оно здесь четче обозначилось. Обозначилось историческим символом и, надо сказать, символом очень позитивным и актуальным.
Ведь что такое была историческая павленковская библиотека и кто таков был ее «крестный отец» издатель Флорентий Федорович Павленков? Это была четко социально обозначенная попытка части российских интеллигентов-практиков предложить стране иной – не гибельный революционный, а эволюционный – путь прогресса. Каждой своей книгой, а в общем и целом всей библиотекой целенаправленно изданных им книг Павленков и его издательская артель сознательно и настойчиво в течение трех десятилетий пытались формировать в своем читателе самостоятельно мыслящего человека. Не толкали его, как издательства разных крайних направлений, одни – в реакцию, другие – в революцию, а обилием доступных книг самых разных направлений стремились дать ему пищу для размышлений, советовали не спешить, не рвать гужи, не поддаваться лозунгам и сиюминутным настроениям, а упорно самообразовываться. Читатель Павленкова знал произведения марксистов (Энгельс, Каутский), но всегда мог сопоставить их с идеями оппонентов, мог сравнивать, рассуждать, выбирать и действовать взвешенно. Эту «всеядность» Павленкову неизменно ставили в вину представители того и другого лагеря. Вот почему не был издатель в чести ни у большевиков, загоняющих людей в свой социализм под пистолетом, ни у буржуазных ретроградов, как огня боявшихся всяких перемен в обществе. Павленков своей «Наглядной азбукой», популярным «Энциклопедическим словарем», сказками всех народов мира, беспрецедентной биографической библиотекой «ЖЗЛ», обилием научно-популярной литературы смолоду приохочивал человека к чтению сознательному, самообразовательному и воспитывающему. Это была его глобальная социальная цель – своими книгами образовать мыслящего человека, которым было бы трудно манипулировать, но который умел бы сам строить судьбу свою и своей страны.
К этому же были призваны и провинциальные библиотеки, созданные по его почину, ведь его образовательная книга и составила первые книжные комплекты, с коих начались так называемые павленковские библиотеки в российских селах и деревнях. Это была не разовая благотворительная акция, а целенаправленная просветительская программа, сознательно идущая вразрез с противоборствующими направлениями российской действительности. Она предлагала третий путь прогресса общества. Сельскими читальнями Павленков хотел расширить свою аудиторию и достиг своей цели: более двух тысяч бесплатных народных библиотек как маленькие культурные свечки затеплились в российской провинции.
Пойди наше общество этим (назовем его павленковским) эволюционным путем совершенствования человека, скольких бед и жертв избегло бы оно, скольких попятных движений!
Вот такой социальный символ, исторический пример лежал в основе родиноведческого поиска «Павленковская библиотека», начатого в 1992 году журналом «Уральский следопыт» в русле ЮНЕСКОвского движения. Пример Павленкова, его последователей, пример библиотек его имени как бы побуждал общество не делать резких поспешных шагов, не гнать впереди лошади громыхающую телегу бездумных приватизаций и рыночного беспредела. Книга во всех ее жанрах – это выстраданный духовный опыт и концентрированный разум человечества, и тот, кто пренебрегает книгой, тот обрекает себя на историческое одиночество и произвол.
Поиск павленковских библиотек, работа с земскими архивами преследовали и другие благие цели. Найти свои корни, истоки, обозначить вехи своей биографии – это значит утвердиться, почувствовать уверенность и в сегодняшнем своем бытовании. И вовсе не случайно, что именно поиск павленковских корней положил начало долговременной краеведческой работе библиотек. Практически в каждой павленковской возник уголок истории, у многих появилась ориентация на библиотку-музей, а некоторые библиотеки и стали таковыми. На базе Мугайской библиотки-музея по инициативе Содружества и при поддержке Института «Открытое общество» прошел первый в России семинар библиотек-музеев, собравший представителей со всей российской провинции.
Возвращение библиотекам имени Павленкова тоже не стало ни массовой игрой, ни обязаловкой. В Пермском филиале Содружества, например, эта интенсивная и содержательная работа продолжалась несколько лет. Библиотеке мало было документально доказать, что она павленковская и написать свою подробную биографию – нужно было найти свое место в изменившейся ситуации в зависимости от местных условий, запросов и интересов жителей. И посмотрите, какими непохожими друг на друга стали пермские павленковские! Когда появилась угроза закрытия сельских библиотек (оказывается, и до такого абсурда мы сумели докатиться в порыве перестроечной ломки!), библиотеки первыми на селе сами и активно стали на свою защиту – не пресловутыми забастовками и голодовками, а тем, что взяли на себя прежде не свойственные им функции: заботу о детях, пенсионерах и инвалидах, музейные и клубные хлопоты…. Да нет наверно у сельского жителя такой «культурной» нужды, которую бы не пыталась удовлетворить современная читальня. Отличительная особенность библиотеки павленковской – это ее глубоко нравственная самозадача: не дать деревне деградировать, не позволить рыночному беспределу в очередной раз перекрыть селу кислород.
Никогда не забуду посещения павленковской библиотеки в д. Мартьяновой Свердловской области. Там тридцать взрослых читателей и пятеро детей. Клуб, где и ютится библиотека, давно нежилой и всеми брошенный. А в библиотеке тепло, чисто и уютно. И каждый месяц обновляется выставка детского творчества – тех самых пятерых юных читателей. Попробуй закрой такую! Она – павленковская! И в самом деле, в какой, скажите, конституции, в каком моральном кодексе записано, что деревня с пятью или десятью жителями может быть лишена библиотеки - последнего источника духовной жизни, который дает человеку право и свободу мыслить и сопереживать?
И если на сегодняшний день в той же Пермской области все 125 павленковских вернули себе свое историческое имя, то можно быть уверенным, что каждая носит это имя по делам своим. Поиск корней и развитие социально-нравственных традиций получили большой позитивный резонанс в области. Павленковские читальни исчезнувших в результате пресловутой еще советской «неперспективности» сел и деревень, как птица Феникс, возродились в соседних населенных пунктах, став правопреемницами исторических. И потому павленковских библиотек в области не стало меньше. Мало того, их активная жизнь всколыхнула творческий энтузиазм других сельских библиотек. В ходе конкурса вполне резонно звучало желание: мы тоже хотим жить, быть востребованными, находить опору в нашем историческом прошлом. Поиск своей родословной как исторического фундамента стал для сельских библиотек области одним из способов самосохранения. Не случайно же в условиях смотра-конкурса библиотек появилась строка о том, что павленковская библиотека, как памятник истории, не может быть закрыта ни при каких обстоятельствах.
А вот в Челябинской области, где исторических павленковских по разным причинам оказалось не много – всего 14, смотр-конкурс библиотек был организован принципиально иначе. Акцент из исторической был перенесен в социально-нравственную плоскость: право обрести желанный статус павленковской библиотеки получили все без исключения сельские очаги книжной культуры. Но для этого надо было не только победить в павленковском конкурсе, но и ежегодно этот статус подтверждать, т.е. инновационно поднимать ту планку, которую павленковские библиотеки сами поставили перед собой. Понятие библиотеки ПАВЛЕНКОВСКОЙ с категории исторической здесь перешло в категорию качественную. Павленковская – значит лучшая, образцовая во всем. Ведь сегодня библиотеке, чтобы выжить и быть, что называется, на плаву, одного энтузиазма мало. Надо обзаводиться современными средствами обслуживания, искать формы работы адекватные времени, чтобы семена павленковского просветительства дали живые зеленые всходы уже на новой социальной почве. Мне думается, что челябинский опыт этому активно способствует.
Добавлю и еще челябинский пример. Одной из инициатив Содружества стала организация в 1998 году всероссийских Библиотечных павленковских чтений. По нашему замыслу Чтения должны были нести в живую жизнь и практический опыт библиотечного движения провинции, и теоретические наработки – ведь и ученым-социологам пора повернуться лицом к нынешней деревне и попытаться осмыслить ее завтрашний день.
Чтения каждый раз меняют свой адрес – например, последние, шестые, прошли в октябре нынешнего года в Удмуртии. А одними из первых в 2000 году взялись организовать челябинцы на базе Саткинской районной и еще нескольких павленковских библиотек. Но как взялись! В подготовке Чтений участвовали практически все библиотеки района, областной департамент культуры, областная научная библиотека им. Пушкина – словом, вся губернаторская «рать». В процессе подготовки одна из сельских павленковских обрела новое помещение, еще в двух был проведен капитальный ремонт. Областная власть на деле показала, как можно и нужно продолжать павленковские традиции и помогать селу. Было что показать гостям из российской глубинки, были созданы условия для конструктивного разговора о судьбах сельской культуры. Рядовая научно-практическая конференция на челябинской почве расцвела цветком по теперешним временам вполне экзотическим, но симптоматичным. Челябинский феномен явил собой пока еще редкий пример единения усилий власти и глубинки – инициативы и финансовых приоритетов. На этом, пусть и небольшом, примере видно, как опираясь на творчество глубинки, можно и нужно вести государственную политику на селе, сочетая исторический опыт и сегодняшние потребности
Можно еще и еще множить примеры того, как павленковское движение, начатое на Урале и теперь подхваченное по всей стране, павленковские библиотеки стояли и стоят на страже духовно-нравственных традиций нашего общества, их развития в новых труднейших условиях. Ведь провинции при всех российских революциях достается больше тумаков и шишек, чем городу. Можно говорить о попытке наладить книгоиздание для библиотек усилиями и на средства самих библиотек; можно вспомнить павленковские семинары и курсы, открытый совет Содружества, проведенные в разное время на базе павленковских библиотек в Свердловской, Пермской, Челябинской областях и ставшие для многих школой библиотечного опыта и благотворного общения; можно сказать и об учрежденном Содружеством «Павленковском памятном знаке» – пока единственном материальном выражении признания заслуг сельского библиотекаря…. Все это, вместе взятое, ставит павленковские библиотеки и павленковское движение на особицу в сегодняшнем культурном пространстве России, в попытке сохранить и развить ее духовно-нравственный потенциал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 12
produktivnie-kachestva-bichkov-kalmickoj-porodi-raznih-genealogicheskih-linij-stranica-23.html
produktivnie-kachestva-bichkov-kalmickoj-porodi-raznih-genealogicheskih-linij-stranica-6.html
produktivnie-kachestva-bichkov-kalmickoj-porodi-raznih-genealogicheskih-linij.html
produktivnie-kachestva-krossov-rodonit-i-hajseks-obsudit-statyu-na-forume-.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат