Для студентов вузов, изучающих историю, культурологию, по­литологию, философию и социологию - страница 50


^ СОЦИМЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ: ВОЗДЕЙСТВИЕ КАК ИНТЕНСИВНОЕ ОБЩЕНИЕ*


Общая характеристика социально-психологического тренинга


В контексте анализа проблем воздействия важно учитывать, что вторичные, в частности социально-перцептивные, процессы, в свою очередь, выступают важным каналом влияния на групповое развитие.
* Петровская Л.А. Теоретические и методические проблемы социальжьпси-хологического тренинга. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. С. 97-121.
440
Складывающаяся в настоящее время область социально-пси-хологического тренинга ориентирована как раз в этом направлении — воздействие на групповое развитие посредством оптимизации форм межличностного общения (понимаемого в единстве его коммуника-тивного, перцептивного и интерактивного аспектов). Из тезиса о том, что социально-психологическая реальность в конечном счете и в ос-новном детерминирована внепсихологическим образованием — внеш-ней практической деятельностью, отнюдь не вытекает, что эта дея-тельность является единственным и прямолинейным фактором воз-действия на психологию личности, группы. Особенно остро это обнаруживает разработка вопросов психологического воздействия и социально-психологического тренинга в частности.
Мы, разумеется, далеки от того, чтобы в данной главе касаться всей системы возможных приемов, методов воздействия на развитие личности и группы, и остановимся на одной форме, осваиваемой в последнее время, — это активная социально-психологическая подго-товка к общению, или социально-психологический тренинг. Уделяя первоочередное внимание данной форме, мы хотели бы избежать впе-чатления, будто исходим из предпосылки, что она является магист-ральной, преобладающей по своему вкладу в развитие группы и лич-ности. Акцент обусловлен в основном активностью этой области в настоящее время, ее новизной и отчасти, конечно, личным предпоч-тением автора. Развертывание проблематики социально-психологи-ческого тренинга вызвано, естественно, не модой. Оно позволяет пси-хологии подойти к решению ряда значимых проблем, реально по-ставленных в различных областях общественной практики. В первую очередь мы имеем в виду проблему подготовки руководителей в сфе-рах производства, образования, здравоохранения и т.п. Решение дан-ной проблемы предполагает, в частности, широкую подготовку руко-водителей к практике управления, в том числе по социально-психо-логическим вопросам. Общеизвестно, что в настоящее время руководителю в решении производственных, межличностных проблем недостаточно ограничиться опорой лишь на здравый смысл, тради-цию, опыт. Это относится к руководителям самых различных коллек-тивов — производственных, учебных, научных, спортивных и т.д. Большие и очевидные требования к психологической компетентности предъявляет сегодня работа учителя школы, преподавателя вуза, спортивного тренера, врача, профессиональная деятельность кото-рых реализуется прежде всего в сфере общения.
Становление в нашей стране практики психологических служб, ориентирующих психолога на различные формы активного вмеша-тельства, остро ставит вопрос и об активной психологической подго-товке самого специалиста-психолога. Имеется в виду не просто его высокая информированность по психологическим вопросам, теоре-тическим и методическим, не только подготовка к исследовательской
441
работе, но и готовность к профессиональному оказанию практичес-кой психологической помощи. Пока такая форма подготовки в доста-точной мере не сложилась. Социально-психологический тренинг пред-ставляет направление реального поиска в этом отношении.
В самом широком смысле под социально-психологический тре-нингом обычно понимают своеобразные формы обучения знаниям и отдельным умениям в сфере общения, а также формы соответствую-щей их коррекции. С точки зрения содержания круг задач, решаемых средствами СПТ, широк и разнообразен, и соответственно разнооб-разны формы тренинга. Все множество этих форм можно разделить, в частности, на два больших класса: а) ориентированные на развитие специальных умений (например, умение вести дискуссию, разрешать межличностные конфликты) и б) нацеленные на углубление опыта анализа ситуаций общения — имеется в виду повышение адекватнос-ти анализа себя, партнера по общению, групповой ситуации в иелом. Следует отметить, что эта последняя задача решается и в первом слу-чае, но лишь как сопутствующая, а не основная. В качестве основной она выступает в специализированных группах самоанализа, или груп-пах тренинга сензитивности.
Что касается методов СПТ, то здесь наряду с использованием тра-диционных лекций, семинаров, бесед по социально-психологической проблематике акцент делается на разработку так называемых актив-ных методов. Существует множество классификаций этих методов тре-нинга, но, по сути, все они более или менее явно выделяют две боль-шие частично пересекающиеся области — групповые дискуссии и игры. Метод групповой дискуссии используется в основном в форме анали-за конкретных ситуаций и в форме группового самоанализа. Среди игровых методов СПТ наиболее широкое распространение получил метод ролевых игр. Упомянутые методы могут использоваться каждый в отдельности, однако чаще всего они входят составной частью в ком-плексные программы, включающие набор различных методов — в зависимости от поставленных задач и материальных возможностей.
Все методы СПТ характеризуются, во-первых, ориентацией на широкое использование обучающего эффекта группового вза-имодействия. Во-вторых, эти методы реализуют принцип активности обучающегося через включение в обучение элементов исследования. Если традиционные методы ориентированы в основном на то, чтобы донести готовые знания, то здесь участники-исследователи сами дол-жны прийти к ним. В-третьих, названные методы предполагают свое-образный вариант обучения на моделях.
При всем разнообразии методов СПТ в целом, методы групповой дискуссии являются базовыми, так как в той или иной модификации они практически всегда входят во все другие. Кроме того, занятия по некоторому методу обычно записываются на магнитофонную ленту или осуществляется их видеозапись. Эта звуко- и видеозапись исполь-
442
зуется руководителем тренинга не только для собственного анализа занятий, но организуются также прослушивание и просмотр этих за-писей участниками с целью проведения соответствующей групповой дискуссии.
Как видно из анализа зарубежного опыта, разработка проблем социально-психологического тренинга особенно явно, остро обнару-жила узость, ограниченность бихевиористской схемы психологичес-кого воздействия, обучающего воздействия в том числе.
Известно, что в бихевиоризме в качестве основной формы взаи-модействия рассматривается подражание (имитация). Обращение к механизму подражания оказывается достаточно плодотворным для понимания природы репродуктивного поведения, основной реально-сти, исследуемой в бихевиоризме. Однако этим поведением отнюдь не исчерпывается вся реальность психологических проявлений человека. Еще на заре становления зарубежной социальной психологии, когда подражание было объявлено в известной концепции Г. Тарда универ-сальным механизмом, и в частности универсальной формой взаимо-действия людей, критики справедливо подчеркивали, что в этом слу-чае совершенно невозможно понять возникновение нового. Проблема интерпретации новаторских, творческих проявлений человека оказы-вается достаточно сложной и для современных зарубежных авторов, работающих в русле необихевиоризма.
В области подготовки людей к общению, естественно, не обой-тись без использования обучения по образцам. Однако можно ли из-брать это стратегической ориентацией в данной области? Ответ на такой вопрос зависит прежде всего от представления о психологичес-ки развитой личности. В отечественной психологии важнейшим пока-зателем психологической зрелости выступает активность личности, ее готовность к творческой деятельности. В этом смысле ориентация на формирование исключительно адаптивных образцов поведения оказывается явно ограниченной установкой и, главное, не согласую-щейся с исходной объяснительной моделью личности.
Напоминание об издержках абсолютизации бихевиористской схе-мы воздействия представляется нам актуальным, поскольку интер-претация личности, группы как активного субъекта деятельности до-вольно часто не распространяется на ситуации психологического воз-действия, по существу не реализуется в них. Например, в работе социального психолога над оптимизацией психологического климата в группе нередко объективно превалирует установка на группу как на некий объект — пассивный приемник воздействия. Показательны в этом отношении и коммуникативные ситуации, обстоятельно про-анализированные А.У. Харашем. Парадокс состоит в том, что призна-ние идеи активности личности в объяснительной схеме часто сосед-ствует с отступлением от этой идеи в схемах воздействия, где она по существу подменяется паттерном «субъект—объект». Подобное рас-
443
согласование не редкость и в исследовательских программах, когда в схему эксперимента, по сути своей схему воздействия, закладывается тот же неотрефлексированный паттерн.
Возвращаясь вновь к бихевиоризму, заметим, что в силу логики своих исходных предпосылок он ориентирует обучение на формирова-ние преимущественно операционно-технологической стороны. При этом в случае социально-психологического тренинга задача сводится к обес-печению техники общения. Ни в коей мере не умаляя роли упомянутого аспекта, мы тем не менее не рассматриваем его в качестве определяю-щего и тем более единственного, ведущего. Анализ показывает, что путь «индивидуальной репродукции фиксированных технических приемов» оказывается далеко не всегда оптимальным в освоении деятельности. Тем более это справедливо в области общения.
В подходе к построению социально-психологического тренинга, в комплектовании и обосновании его процедур мы исходим из ряда предпосылок, явившихся результатом одновременно и теоретической, и эмпирической работы. Главной среди них является принятие в каче-стве основополагающей концептуализации общения модели «субъект-субъект» во всех вариантах ее развертывания, предполагающих при-влечение представления о субъектах в их отношении к объекту и друг к другу (Б.ФЛомов). Принятие за основу схемы «субъект—объект» или «субъект—субъект» представляется принципиальным, поскольку это определяет выбор соответствующей содержательной и методической стратегии работы в целом. Реализация диалогической, субъект-субъек-тной формы общения составляет, на наш взгляд, существо, стержень методов социально-психологического тренинга. Конечно, это не сле-дует понимать как полное забвение, отбрасывание субъект-объектной схемы. В ней находит выражение отдельная грань, частная форма вза-имодействия людей. Как отмечает, например, А.У. Хараш, «передача алгоритмов действования не только не нуждается в диалоге, но и от-рицает его, ибо диалог грозит алгоритмам утратой их непререкаемой завершенности, без которой они не могут эффективно «штамповать» инструментально-исполнительскую активность обучаемого. Поэтому в случае передачи алгоритмов действования, взятых в абстракции от предмета, наиболее адекватной формой коммуникативного воздей-ствия является односторонний и категорический инструктаж». Упомя-нутый автор завершает приведенное высказывание суждением о том, что передача деятельности предполагает два типа воздействий. «Акт общения разворачивается сразу в двух плоскостях, диалогической и монологической, и специфика общения и коммуникативного воздей-ствия, его психологический механизм, лежит не в какой-то одной из них, а в их взаимодействии». Тем не менее необходимо подчеркнуть, что речь в данном случае идет не о взаимодействии равноправных форм: диалог является основной сущностью общения, а монолог вы-ступает редуцированной формой диалога.
444
Представляется, что в области подготовки к общению, коррекции общения взрослой психически устойчивой личности предпосылкой про-дуктивности является принятие диалогической реальности общения в качестве отправной и ведущей. Тем не менее сплошь и рядом упус-кается из вдцу, что субъектом интенции к изменению, субъектом ре-шения об изменении выступает сам субъект изменения. Это одно из важных следствий субъект-субъектной модели общения. Интересно от-метить, что названное «упущение» характеризует порой не только ис-следователей, но и самих людей, желающих измениться. Об этом свидетельствует, например, утвердившийся стереотип ожидания психологической помощи в совершенно определенной форме конкрет-ного совета-поучения, хотя из повседневного опыта известно, что нет ничего более легкого, чем дать такой совет, и нет ничего более трудно-го, чем следовать ему. В подобной позиции ожидания конкретной под-сказки можно обнаружить тенденцию к уходу от собственного приня-тия решения, интенцию переложить это на другого человека. В этом убеждает, в частности, опыт работы психологической консультации.
Все вышесказанное подводит к дальнейшей конкретизации субъект-субъектной модели общения применительно к построению социаль-но-психологического тренинга. По-новому, в частности, выступает в этом контексте задача разработки специальных диагностических про-цедур, поскольку иначе осмысляются характер, роль диагностической стадии в процессе обучения. Известно, что диагностика — это необхо-димое звено в ситуации обучения. В контексте социально-психологичес-кого тренинга речь идет о диагностике особого рода. Здесь дело состоит не только и не столько в том, чтобы психолог решил диагностическую задачу, сколько в том, чтобы каждому участнику обеспечить условия самостоятельного решения этой задачи с помощью других. То есть речь идет о том, чтобы каждый участник мог самостоятельно диагностиро-вать свои возможности и трудности в конкретных коммуникативных ситуациях. Подобная активная позиция самодиагностики — необхо-димая предпосылка всякой деятельности, направленной на возмож-ное изменение, коррекцию в сфере общения.
С точки зрения принятой методологической позиции, этап отреф-лексирования себя в общении выступает естественной стадией, пред-посылкой решения всех других задач в этой области. Ситуация обуче-ния трансформируется таким образом, что этап диагностики не про-сто предшествует ей, но составляет ее органическую часть. Диагностика — это уже обучение. Как показывает опыт, в некоторых случаях (для одного контингента) решение диагностической задачи выступает лишь первичной, подготовительной стадией, а в других случаях (для другого контингента) социально-психологический тре-нинг сводится к оказанию помощи в самодиагностике и этим ограни-чивается; получив новые для себя сведения, человек самостоятельно работает, используя их для оптимизации общения. Мы исходим из
445
релевантности подобного подхода обеим основным формам тренин-га, разрабатываемым в настоящее время: и форме, нацеленной на развитие отдельного умения, и форме, ориентированной на приобре-тение, углубление опыта анализа ситуаций общения. В том конкрет-ном опыте тренинга, о котором пойдет речь в настоящей работе, пре-обладает именно диагностическая направленность, то есть акцент на способах решения специфицированной диагностической задачи.
Каковы же конкретно основные направления решения понятой таким образом задачи диагностики в рамках социально-психологи-ческого тренинга? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к опыту наиболее показательных в данном отношении групп самоанализа, или групп интенсивного общения (еще одно используемое название — группа открытого общения). Заметим, что речь здесь в сущности идет о группе методов, объединяемых рядом сходных характеристик и в то же время значительно варьирующих.
Определяя социально-психологический тренинг в целом как один из способов повышения компетентности человека в сфере общения, обычно имеют в виду три основных плана общения — коммуникатив-ный, перцептивный, интерактивный. В настоящей работе мы сосредо-точимся в основном на задачах социально-перцептивного плана, по-скольку полагаем, что перцептивные изменения являются призна-ком, свидетельством интересующих нас изменений на диагностическом уровне. В той частной разновидности тренинга, о которой идет речь, в качестве основной, общей для участников выступает задача отреф-лексировать собственные социально-перцептивные возможности, ха-рактеристики и в этом смысле решить диагностическую задачу. В каче-стве отдельных составляющих имеются в виду диагностика участни-ком ориентированности в самом себе, в других воспринимаемых им людях, в групповом процессе в целом.
Названный комплекс выступает как триединый, поскольку реше-ние каждой задачи в отдельности предполагает органическое един-ство, соотнесенность с решением двух других. Последнее не означает, конечно, что в каждом конкретном цикле занятий решаются одно-временно и в равной мере все три задачи. Как правило, преобладает акцент на одной или двух из них. Рассмотрим последовательно содер-жание каждой из обозначенных задач, начав с задачи диагностики чувствительности к восприятию групповых процессов.
Необходимой предпосылкой ориентации в процессах групповой динамики является, естественно, получение информации об этих про-цессах из лекций, семинаров, чтения соответствующей литературы и других аналогичных традиционных источников. Однако опыт показы-вает, что этих сведений, как правило, недостаточно, чтобы действи-тельно чувствовать, образно говоря, пульс группы: своевременно ди-агностировать линии напряжения, конфликта в группе, видеть назре-вающий раскол на группировки и в целом динамику статусной,
446
коммуникативной структур и т.д. Приобретение подобного опыта не-возможно без соприкосновения с реальной практикой. Главным здесь является, конечно, погружение в практику повседневной групповой работы и оттачивание необходимого, например, руководителю мастер-ства самой жизнью. Но необходимы также поиски возможных форм помощи руководителю-практику, поскольку его пробы и ошибки, иногда затянувшиеся, могут оборачиваться драматическими психологически-ми, а в конечном счете и производственными издержками.
Что касается задач и эффекта для самих участников, то здесь следу-ет в первую очередь иметь в виду возможность непосредственной вери-фикации собственных представлений относительно характера познания другого. Весь спектр представлений каждого человека о том, как он познает других людей, естественно, носит гипотетический характер, хотя опосредованно и частично они проверяются в практике повсед-невного общения и совместной деятельности. В группе социально-психологического тренинга рассматриваемого типа участник получает редкую возможность непосредственно соотнести, сопоставить свое ви-дение других участников в данном групповом контексте с тем, как их видят остальные. В социальной психологии, где отсутствует возможность «проверить точность восприятия другого человека путем прямого сопо-ставления с данными объективных методик», данное сравнение — важ-ный способ проверки точности познания, его специфики.
Этот характерный для тренинга диагностический социально-пер-цептивный эффект не единственный. Безусловно привлекательна свя-зываемая с ним возможность оптимизации социально-перцептивных характеристик. К настоящему времени вычленено множество компо-нент перцептивной компетентности — наряду с точностью это гиб-кость, объем, дифференцированность, избирательность, степень сте-реотипизации и т.д. Пока они представлены в основном как внесис-темный набор парциальных показателей развития когнитивной структуры. Установка на оптимизацию социально-перцептивных па-раметров, в частности точности межличностного восприятия, исхо-дит обычно из предположения, что чем лучше человек знает других людей, тем лучше, конструктивнее он с ними общается. К настояще-му времени исследовательские данные на этот счет не вполне од-нозначны, тем не менее показательны. Например, обнаружена низ-кая, но позитивная корреляция между точностью восприятия и эф-фективностью лидера.
Важной предпосылкой продвижения к более глубокому, объекти-вированному познанию других людей выступает понимание самого себя. Повседневное общение и опыт групп тренинга показывают, что всматриваться в проявления другого человека, анализировать их го-раздо легче, чем собственные. Путь к выделению и оценке собствен-ных психических проявлений необходимо опосредован познанием другого.
447
В отношении «Я-концепции», по-видимому, чаще, чем в отноше-нии «Ты-концепции», возникает опасение, что она не столько выте-кает из релевантного осмысления фактов, сколько придумывается, человеком для самого себя. В случае «Я-концепции» этот вопрос стоит острее, поскольку известно, что в отношении к себе люди нередко оказываются психологически более бережными. В ситуации социаль-но-психологического тренинга участники имеют возможность эмпи-рически верифицировать различные компоненты имеющейся у них картины самих себя. Сюда же входит, в частности, знание о том, как человек воспринимается другими — сначала по первому впечатлению и как это первое впечатление затем развивается, как «прочитывают», интерпретируют поведение, какие приписываются мотивы, намере-ния, чувства и т.д. Известно, что процессы атрибуции, то есть интер-претации поведения другого человека, в частности его причин, — существенный момент межличностного восприятия. В повседневном общении обычно на основе одинаковой информации о внешних про-явлениях человека партнерами-участниками строятся различные вы-воды о внутренних коррелятах этого поведения. Социально-психоло-гический тренинг в определенной мере позволяет «раскрыть содержа-ние и механизм этого процесса его участникам и тем самым обеспечить коррекцию в тех случаях, где это надо сделать». Полученные сведения помогают человеку осознать меру соответствия приписываемых ему качеств, причин поведения его собственным оценкам этих своих пси-хологических характеристик, а также его представлениям о том, ка-ков он в глазах других. Задача, о которой идет речь, ставится экспли-цитно либо имплицитно во всех формах СПТ, однако возможны тре-нинговые группы, в которых она сформулирована в качестве основной, точнее, одной из основных.
Важным компонентом в спектре знания участника о себе являет-ся представление о том, как его поведение влияет на других, напри-мер какой гаммой чувств сопровождаются обычно его те или иные проявления в общении. У каждого из нас на этот счет имеются опре-деленные гипотетические, возможно, не вполне осознаваемые пред-ставления, и участие в группе тренинга представляет специальную возможность эксплицировать их, подвергнуть проверке. Результатом может оказаться либо подтверждение имеющегося суждения, либо открытие для себя нового спектра психологической реальности, ко-торый может стать объектом активного исследования в группе. «Через других мы становимся самими собой... — писал Л.С. Выготский. — Личность становится для себя тем, что она есть в себе, через то, что она предъявляет для других». Увидеть собственные личностные про-явления человек может, не столько заглядывая в себя, сколько всмат-риваясь в других, обнаруживая влияния, которые он на них произво-дит. Это принципиальное положение выступает одной из методичес-ких основ социально-психологического тренинга. Групповой контекст
448
оказывается органической предпосылкой решения задачи самопоз-нания в СПТ.
Одной из задач социально-психологического тренинга, со-путствующих рассмотренным выше, является подведение его участ-ников к осмыслению, с одной стороны, помех, затруднений, харак-терных для'ситуации межличностного общения, а с другой — к уяс-нению условий и факторов, благоприятствующих, оптимизирующих общение. Что касается, например, социальной перцепции, то извест-ными источниками трудностей здесь являются эффект ореола, сте-реотипизации, различие в системе эталонов и т.д. В социально-психо-логическом тренинге речь идет не просто о получении дополнитель-ной информации в этом направлении, а об эффекте в виде своеобразного интеллектуально-эмоционального сплава, кристалли-зованного в пережитом опыте. Здесь возможна следующая аналогия: одно дело быть просто информированным, например, о материнстве и другое дело оказаться в ситуации материнства, пережить ее. В рас-сматриваемой форме тренинга анализу подвергаются не столько ситу-ации, в которых оказался кто-то, где-то и когда-то, сколько ситуа-ции, складывающиеся в данной группе в ходе ее развития, и субъек-тами этих ситуаций выступают сами участники группы. Таким образом, сведения о трудностях, помехах общения оказываются не просто пре-подносимой извне информацией-инструкцией, но пропускаются сквозь призму личного опыта затруднений участника, отрефлексированного в контексте группового анализа.
Завершая изложение данного вопроса, обратимся к конкретным примерам затруднений в общении, иллюстрирующим некоторые за-дачи, релевантные, на наш взгляд, средствам данной формы соци-ально-психологического тренинга.
Студентка-психолог А., 20 лет: «...У меня последние два года ощу-щение, что все люди, с которыми я общаюсь, четко разделились по функциональным каким-то признакам: с этим человеком готовимся к экзаменам, с этим пьем кофе и пр. Я внутренне с этим боролась, так как не могла понять, откуда это, почему я не могу полноценно и глубоко общаться с каждым. Все это очень однобоко. В результате ты-сяча знакомств и ни одного настоящего, глубокого. Поэтому возврат к школьным дружбам — там такого не было. Я не знаю, в чем причи-на — во мне, в людях или в ситуации».
Преподаватель вуза И., 36 лет: «Я ощущаю большой дискомфорт в моих отношениях с коллегами на работе. Меня беспокоит то, как складывается мое общение с ними: вначале все идет нормально, скла-дываются благоприятные отношения, которые потом почему-то на-чинают портиться, ухудшаться. Мне это приносит большие пережива-ния, но я совершенно не понимаю, в чем дело. У меня есть одно предположение — иногда мне кажется, что все дело в моей обидчиво-сти, но я вовсе не уверена в этом».

449

29 - 7380
29*
Студент технического вуза С., 19 лет: «Я уже давно за собой заме-тил, еще до того, как стал интересоваться этими проблемами, что я не знаю, о чем разговаривать с людьми». Т., 26 лет, педагог, спраши-вает С.: «Ты считаешь себя выше?» С.: «Нет, я просто не нахожу тем, я не знаю, о чем говорить, и поэтому я начинаю просто без толку шутить, чтобы заполнить пустоту».
Студентка педвуза Л., 20 лет: «Когда я сначала познакомлюсь с людьми, все хорошо, но иногда получается, что видишь человека таким, каким его хочешь видеть. Я чувствую, что очень ошибаюсь в людях. В частности, с ребятами в классах, тем более что у меня сейчас практика. И потом, хочется узнать, как меня воспринимают, у меня очень часто бывает какая-то неуверенность в себе...»
Во всех этих и очень многих других аналогичных ситуациях мы имеем в сущности одну и ту же картину: люди отчетливо сознают факт трудностей в сфере общения, который их тревожит, подчас обес-кураживает, они полны готовности что-то предпринять, «работать над собой», но совершенно не понимают, в чем конкретно состоят их проблемы, что именно они должны предпринять, в каких конкрет-ных ситуациях присмотреться к себе. В подобных случаях участие в группе социально-психологического тренинга позволяет провести не-обходимую работу по операционализации общего суждения с тем, чтобы выяснить конкретные ситуации, конкретные проявления, по-служившие своебразным перцептивным толчком для того или иного заключения.
Л.Я. Гозман, Е.Б. Шестопал

reshenie-ot-31-05-2012-g-1170-p-koktebel-o-rassmotrenii-proekta-resheniya-sessii-ob-ustanovlenii-naloga-na-nedvizhimoe-imushestvo-otlichnoe-ot-zemelnogo-uchastka.html
reshenie-ot-31-05-2012g-1167-p-koktebel-o-vnesenii-dopolnenij-i-izmenenij-v-resheniya-sessij-o-mestnih-nalogah-i-sborah-na-osnovanii-zakona-ukraini-o-principah-gosudarstvennoj-regulyatornoj-politiki-v-sfere-hozyajstvennoj-deyatelnosti.html
reshenie-ot-31-iyulya-2012-goda-58820-g-stahanov-o-peredache-v-chastnuyu-sobstvennost-zemelnih-uchastkov-grazhdanam-rassmotrev-zayavleniya-grazhdan-rukovodstvuyas-statej-12-zemelnogo-kodeksa-ukraini.html
reshenie-ot-6-marta-2014-g-akpi13-1251.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат