движением их. Можно сказать, что согласно выше приведенным определениям понятий объекты и их движение имеет место закон сохранения возможности движения

движением

их. Можно сказать, что согласно выше приведенным определениям понятий объекты и их движение имеет место

закон сохранения возможности движения

, в соответствии с которым, для любого объекта всегда существуют такие другие объекты (по крайней мере, существует один), относительно которых имеет место его движение. Действительно, абсолютное отсутствие изменений (движений) объекта относительно каких либо других объектов означает невозможность наблюдения за ним, что эквивалентно отсутствию самого этого объекта. Ясно, что в силу функций выполняемых сигналом, не существует понятие относительное движение двух объектов, одним из которых является сигнал. Это связано с тем, что определять расстояние и, следовательно, наблюдать относительное движение можно лишь с помощью сигнала и, следовательно, только для пар объектов, ни один из которых не является сигналом. Поскольку фиксировать можно лишь рождение и смерть сигнала, но не сам сигнал вне связи с этими событиями, то понятие движения сигнала и скорость его, могут быть введены только относительно двух других объектов, на которых он рождается, и умирает. Формально можно считать, что при своем рождении и при смерти сигнал пространственно удален соответственно от объекта смерти и от объекта рождения на величину пространственной удаленности этих двух объектов друг от друга. Эта удаленность не может состоять из частей, определяемых в результате отдельных актов наблюдения. Она определяется одним элементарным этапом наблюдения, состоящим из двух простейших событий - рождения и смерти сигнала.
Поэтому, квант пространственной удаленности сигнала от каждого из этих объектов при таких двух событиях будет совпадать с самой пространственной удаленностью его от объектов. Очевидно, что такому кванту пространственной удаленности сигнала соответствует квант временной удаленности, сов-падающий с временной удаленностью этих объектов друг относительно друга. Это означает, что понятие квант времени эквивалентно понятию интервал наблюдения. Поэтому скорость движения сигнала между объектами и , определяемая отношением кванта пространственной удаленности к кванту временной удаленности, равна отношению пространственной удаленности этих объектов - к временной удаленности их - . Ясно, что скорость движения универсального сигнала должна быть наибольшей из относительных скоростей движения любых наблюдаемых объектов (иначе с его помощью нельзя будет наблюдать объекты, относительная скорость которых больше скорости сигнала, и такой сигнал нельзя считать универсальным). Следовательно, скорость сигнала постоянна, и она является фундаментальной константой. Исходя из этого, формально можно считать, что сигнал в промежутке между своим рождением и смертью находится на прямой, определяемой двумя наблюдаемыми объектами, и располагается между ними ("предшествует" лишь одному из них). Согласно изложенного, интервал элементарного наблюдения - за двумя объектами может быть выражен через расстояние между ними и скорость сигнала следующим образом:
    

(6)


Ниже более подробно обсуждается вопрос об изменении лишь пространственной удаленности объектов как функции времени - их относительном движении, т.к. это представляется ключевой проблемой физики и естествознания в целом. С учетом (6), наблюдаемая скорость изменения по времени расстояния между двумя объектами и , определяемая согласно (2), будет обратно пропорциональна самому расстоянию:
    

(7)


В этом можно легко убедиться, наблюдая за проносящимися мимо автомобилями (самолетами, катерами и т.п.) - измеряя меняющиеся удаленности до них. Принципиальное отличие показаний спидометра, находящегося в салоне и указывающего скорость движения автомобиля, обусловлено тем, что спидометр показывает скорость автомобиля относительно находящегося по ним материального участка трассы, точнее говоря, - скорость вращения вала автомобиля, которая вообще не связана с изменением расстояния между наблюдателем и автомобилем. Поскольку физические объекты, как мы их определили, не обязаны двигаться друг относительно друга только по материальной трассе (перемещаться в пространственно-временном континууме, поскольку мы отказались от использования этого понятия) и, следовательно, не обязаны иметь спидометр, то фактическая скорость относительного движения двух тел всегда обратно пропорциональна расстоянию между ними. Описанное в определенной мере эквивалентно эффекту Доплера, при котором удаление/приближение приемника звуковых колебаний к источнику их соответствует уменьшению/увеличению скорости звуковой волны. Исходя из выше изложенных соображений, будет иметь место и следующее выражение для кинематических параметров любого порядка этих объектов:
    

(8)


Физический смысл величин будет раскрыт ниже. Подчеркнем в очередной раз, при таком качественном и количественном определении движения объектов не используются никакие дополнительные понятия, кроме ранее введенных фундаментальных понятий. Например, не используются понятия сил и координат объектов в какой-либо системе отсчета, существующей (движущейся) в пространственно-временном континууме. Не используются понятие "кривизны пространства" и другие понятия, существенным образом применяемые при традиционном построении физики. Традиционные понятия, в отличие от используемых в данной работе понятий, введены на ранних этапах развития естествознания исходя из наблюдений за явлениями, ограниченными только земными условиями. При этом явно или неявно предполагалось существование недеформируемой материальной среды (плоти земли), иначе называемой пространством. Использование такой среды представляется искусственным, поскольку она непосредственно не фиксируется даже при наблюдениях в земных условиях, не говоря уже о наблюдениях в других условиях. Поэтому традиционные понятия не являются необходимыми для познания природы. "В природе мы познаем собственно только движение, без которого чувственное впечатление невозможно. Все прочие понятия, например геометрические, произведены нашим умом искусственно, будучи взяты в свойствах движений, а потому пространство само собой отдельно для нас не существует". Это мнение геометра - гениального Н. И. Лобачевского (1792 - 1856), создателя неэвклидовой геометрии, существенно изменившей наши взгляды на естествознание.
Имея выражения для кинематических параметров, можно с помощью (5) или решая дифференциальные уравнения, в которых используются эти выражения, получать соответствующие приближения для зависимости пространственной удаленности двух объектов от времени. Как уже указывалось, чем выше порядок кинематических параметров, применяемых для определения связей величин друг с другом, тем большая точность определения таких зависимостей. Отсюда ясно, что использование в фундаментальных законах традиционной физики производных лишь второго поряд-ка от расстояния по времени, можно рассматривать как второе приближение при описании физической картины мира. Будем называть его приближением Галилея. Подходы Аристотеля, которыми довольствовалось человечество на ранних этапах своего развития, и в которых фигурировала лишь первая производная от расстояния по времени, можно считать первым приближением. Если следовать Лейбницу, который рассматривал покой как предельный случай движения, а не противоположность его, то статическое состояние объектов, которое эквивалентно нулевому порядку производной от расстояния по времени, можно рассматривать как нулевое приближение. Совершенно очевидно, и это указывалось выше, что использование производных более высокого порядка приведет к более точному и полному описанию картины мира. Учитывая, что традиционная физика строится как эмпирическая наука, а также то, что последующие уточнения предыдущих приближений слишком малы, чтобы быть повсеместно зафиксированными даже современной экспериментальной техникой (иначе это уже имело бы место), приближения третьего и более высоких порядков пока не востребованы традиционной физикой.
Вместе с тем имеется одна проблема, полностью решить которую в традиционной физике ограниченной рамками второго приближения пока не удается, и которая автоматически решается, если отказаться от традиционного подхода и учесть приближения более высоких порядков. Имеется в виду одна из самых трудных и загадочных проблем, носящая название проблема "стрелы времени". Последний термин ввел в физику в 1928 г. известный английский физик и астроном Артур Эддингтон (1882 - 1944). Эту проблему кроме Эддингтона пытались решить еще и такие светлые умы человечества как знаменитый французский физик и математик Пьер Симон Лаплас (1749 -1828), австрийский физик Людвиг Больцман (1844 - 1906), А. Пуанкаре и многие другие ученые. Эта проблема заключается в наблюдаемом качественном различии поведения отдельных объектов и систем их. Достаточно подробный и весьма квалифицированный анализ возникающих при этом сложностей, а также свое видение решения их, приведен И. Р. Пригожиным в работе / 13 /. Для большинства реальных физических процессов и явлений, в которых участвуют системы многих объектов, наблюдается необратимость или несимметричность, заключающаяся в том, что процессы протекают всегда в одном "направлении". При попытках "вернуться назад" - повторить процесс в обратной последовательности, система не возвращается в исходное состояние. Поскольку временную характеристику объекта мы выбрали в качестве независимой переменной, а все остальные характеристики являются функциями ее, то поэтому говорят, что для реальных процессов время всегда течет только в одном направлении - от прошлого к будущему. Другими словами, для этих процессов время является индикатором этого единственного направления, т.е. - индикатором того, какой из двух процессов - "прямой" или "обратный" предшествует друг другу.
Тем ни менее, в настоящее время считается, что все фундаментальные закономерности традиционной физики - аналитический вид их - для отдельных микро и макро объектов обладают, временной обратимостью или инвариантностью (инвариантностью относительно знака изменения времени). Временная инвариантность в традиционной физике обусловлена тем, что в ней ограничиваются вторым приближением. Т.е. тем, что во все фундаментальные закономерности время входит только в виде второй производной от физических величин по времени, (что эквивалентно тому, что дифференциал времени используется только в виде квадрата в знаменателях выражений). Но если исходить из принятого традиционной физикой положения о том, что изменение направления (хода) времени не влияет на вид фундаментальных закономерностей для каждого отдельного объекта, то принятое положение должно иметь место и для любых наблюдаемых явлений с участием таких объектов вне зависимости от их числа. Встречающиеся противоположные суждения о том, что только количество взаимодействующих объектов само по себе (вне связи с характеристиками самих объектов) может качественно изменить поведение таких систем, должны считаться голословными до тех пор, пока не будут выявлены механизмы таких изменений. Не смотря на то, что выявить такие механизмы не удается (и, скорее всего не удастся и в будущем), обратимость для отдельных объектов в традиционной физике считается справедливой вот уже на протяжении более трех веков. Это наиболее удивительный (парадоксальный) пример того, как может превалировать вера над знанием. Удивительность заключается в том, что в отличие от других примеров, когда знанию предпочитается вера и когда невозможно подтвердить или опровергнуть веру, например, веру в загробную жизнь, в данном случае у каждого имеется возможность проверить справедливость того или иного вывода и убедиться в ошибочности обратимости фундаментальных законов.
Как известно, любая теория, тем более фундаментальная, не может считаться правильной, если существует хотя бы одно экспериментально наблюдаемое явление, противоречащее ей. Тем ни менее, обратимость на фундаментальном уровне продолжают считать правильной, руководствуясь при этом правилом: "если теория не соответствует фактам, то тем хуже для фактов". Для описания "плохих" явлений, для которых наблюдается необратимость времени (а она практически наблюдается для всех явлений), искусственно вводят в дифференциальные или интегральные уравнения этих явлений члены, не обладающие временной инвариантностью, например, вводят члены с производными по времени нечетного порядка. При этом считают, что таким способом учитывается влияние других объектов, не рассматриваемых в данной задаче, чтобы не усложнять ее, и что эти объекты каким-то образом создают силы трения, действующие на наблюдаемый объект, и тем самым приводят к необратимости. Такое объяснение необратимости представляется искусственным и не способным решить эту проблему принципиальным образом. Действительно, если согласно таким представлениям включить в рассмотрение не только наблюдаемый объект, но и близко расположенные к нему объекты, якобы создающие диссипативные силы, то несимметричность наблюдаемых процессов пропадет и, следовательно, время опять становится обратимым. Это противоречит экспериментам, т.к. в реальных процессах все влияющие друг на друга объекты всегда участвуют в этих процессах вне зависимости от наших возможностей учитывать их влияние друг на друга, но время все же необратимо. Таким образом, существующее в традиционной физике положение о фундаментальной обратимости и объяснение фактически наблюдаемой необратимости за счет влияний, не учитываемых объектов, является несостоятельным.
Вместе с тем, очевидно, что если в соответствии с выше приведенными возможностями нетрадиционного подхода к физике использовать приближения более высокие чем второе, то необратимость времени возникает уже в самих фундаментальных закономерностях и при этом отпадает необходимость искусственно вводить какую-либо причину необратимости, обусловленную существованием каких-то, не учитываемых объектов и явлений. В силу малости поправок, вносимых более высокими приближениями, заметные проявления необратимости в системах малого числа объектов малы и требуют более тщательного и длительного наблюдения, чем для систем большого числа объектов. Это наглядно проявляется, например, для систем относительно малого числа наблюдаемых планет, в поведении которых обнаружить необратимость крайне сложно, и для этого требуются несравнимо большие временные затраты, чем для систем большого числа объектов наблюдаемых в земных условиях. В последних случаях малые поправки для отдельных пар объектов "резонируют" друг с другом, накапливаются и увеличиваются, поскольку объектов достаточно много, и тем самым сокращается время проявления необратимости по сравнению с единичными парами объектов. Впервые мысль о том, что происхождение необратимости времени можно объяснить неточностью фундаментальных исходных закономерностей, была высказана в 50 годах ХХ столетия известным советским астрономом Н.А. Козыревым (1908 - 1993). Но тогда эту дерзкую мысль не удалось ни разработать теоретически, ни тем более обосновать экспериментально. В последнее время появились аналогичные высказывания о том, что фундаментальные законы природы могут быть неточны. Вот мнение авторитетнейшего российского физика В.Я. Гинзбурга, см. / 12 /: "Так наличие фундаментальной длины может привести к изменению зависимости силы гравитационного притяжения от расстояния между взаимодействующими телами (частицами и т.д.). Речь идет, конкретно, о том, что Ньютоновский закон для гравитационной потенциальной энергии при малых станет более крутым (сейчас известно лишь, что закон справедлив при см.). Я убежден, что соответствующее направление исследований будет в центре внимания в обозримом будущем". Следует заметить, что подходы к естествознанию, упомянутые в предыдущей цитате, отличаются от подходов, излагаемых в данной работе, хотя и основаны они тоже на дискретном характере естествознания. Небезынтересным представляется мнение А. Пуанкаре, высказанное им в выше упомянутой работе /10/ , о том, почему применение более высоких приближений для описания физических явлений вызывает отторжение. "-В конце концов, как из всего этого видно, пришлось бы заключить, что порядок уравнений, определяющих расстояния, выше второго. Почему бы это могло смущать нас - почему мы находим вполне естественным, что ряд явлений зависит от начальных значений первых производных расстояний, и в тоже время не решаемся допустить, что они могут зависеть от начальных значений вторых производных? Это может быть только следствием известных привычек, выработанных в нашем сознании постоянным изучением обобщенного принципа инерции его следствий" (курсив мой Б.Р.).
Согласно (8) при увеличении расстояния между двумя объектами (при прочих равных условиях, которые, вообще говоря, никогда абсолютно точно не имеют место) относительные скорость, ускорение и другие кинематические параметры их уменьшаются, а при уменьшении расстояния - увеличиваются. Причем, чем более высокий порядок имеют кинематические параметры, тем быстрее происходят их изменения. На определенном этапе таких монотонных изменений пропадает практическая возможность идентифицировать различные значения, т.е. отличать друг от друга значения, замеренные на предыдущих и последующих этапах наблюдения. Эти значения кинематических параметров (сами параметры в таком состоянии) называют не измеряемыми или

бесконечными

, в отличие от измеряемых или

конечных

значений, которые можно отличить друг от друга. Вместе с тем, каждый параметр может изменяться (наблюдаться) в каком-то диапазоне значений, определяемом наибольшим и наименьшим величинами выше названными экстремумами. Конечные и бесконечные значения отличаются от двух таких экстремумов тем, что последние не могут быть соседними, т.е. непосредственно предшествовать друг другу. В то же время, как конечные, так и бесконечные значения, в силу своих определений, не могут не быть соседними друг с другом, а иногда и соседними с одним из экстремумов. Если экстремум не меньше соседних бесконечных значений, то будем называть его

максимум

, а соседние бесконечные значения называются

бесконечно большими

. Если экстремум не больше соседних бесконечных значений, то будем называть его

минимум

, а соседние бесконечные значения

бесконечно малыми

. Будем говорить, что бесконечные значения (число их в общем случае не лимитировано) отличаются от соседних значений на не более чем элементарные (квантовые) величины, а конечные значения отличаются друг от друга на не менее чем элементарные величины.
Следует различать случаи, когда каждый из двух рассматриваемых объектов удален от всех других объектов на конечные и на бесконечные расстояния. В первом из этих случаев экстремумы взаимной удаленности двух объектов будем называть локальными, а во втором случае - глобальными или фундаментальными. Значения кинематических параметров до и после локальных экстремумов остаются конечными, а в случаях глобальных экстремумов конечными остаются лишь значения или до или после них, в зависимости от того является ли глобальный экстремум соответственно максимумом или минимумом. В частности, конечные длины сторон треугольника при изменении его углов принимают значения локальных экстремумов, количественно определяемые соотношениями (1). Используемые в этих соотношениях коэффициенты - косинусы - как раз и являются математическими функциями, описывающими локальные экстремумы. Количество локальных экстремумов зависит от числа объектов, удаленных от двух рассматриваемых объектов на конечные расстояния, а глобальных экстремумов существует только два. Глобальные экстремумы соответствуют так называемым в математике "бесконечным несобственным" числам, присоединяемым к системе действительных чисел, и таким образом осмысливается понятие "актуальной" бесконечности, см. /5/. Понятие "потенциальной" бесконечности в определенном смысле адекватно выше введенным понятиям бесконечных (не измеряемых) величин.
Учитывая итерационный способ вычисления кинематических параметров более высокого порядка с использованием предыдущих параметров, если какой-нибудь кинематический параметр является локальным экстремумом и, благодаря этому соседние с ним значения неразличимы между собой, то кинематический параметр следующего более высокого порядка будет отсутствовать - будет равен нулю. Если этот экстремум является глобальным, то нулю будут равны уже все кинематические параметры более высокого порядка, а не только следующий. Можно говорить и наоборот, - кинематический параметр, порядок которого предшествует порядкам нулевых кинематических параметров, достигает своего экстремального значения, локального или глобального в зависимости от числа равных нулю кинематических параметров более высокого порядка. Заметим, что, не смотря на субъективный характер любых количественных значений величин определяемых лишь субъектами (адекватным выбором масштаба, уровнем развития технологии и т.п.), сами понятия "конечные", "бесконечные" и "экстремальные" являются объективными понятиями. Эти понятия не зависят от каких-либо возможностей субъектов в том смысле, что выбором масштабов, развитием технологий и т.п. нельзя исключить эти понятия - обходиться без них. Расстояние между объектами, скорость относительного движения которых имеет глобальный экстремум, будем называть

бесконечным расстоянием

. В зависимости от того, является ли этот экстремум максимумом или минимумом, расстояния будем называть соответственно бесконечно большим или бесконечно малым. Объекты, удаленные друг от друга на бесконечно большие расстояния, называются

изолированными

друг от друга, а система объектов, удаленных друг от друга на бесконечно малые расстояния, называется

составным объектом

. Таким образом, изолированные друг от друга объекты и части составного объекта, не обязательно взаимно неподвижны, но обязательно имеют нулевое относительное ускорение. Принципиальным здесь является то, что относительные движения ни коим образом не связаны ни с какими-либо искусственно введенными в традиционную физику непосредственными действиями объектов друг на друга. Не связаны они и со свойством инерции масс, и не с каким-либо понятием пространства, в котором они расположены, и уж тем более, не с одним из свойств его (например, - кривизной). Другими словами, можно обойтись без использования этих понятий, которые существенным образом ограничивают область применения получаемых выводов.
Процесс, при котором два объекта, удаленные друг от друга на конечное расстояние, стремятся к бесконечно малому расстоянию, называется

поглощением

этих объектов. В конце концов, объекты становятся одним составным объектом, т.е. пропадает возможность установить предшествование их, что эквивалентно упоминавшемуся выше понятию смерть одного из объектов. Процесс, при котором два объекта, удаленные друг от друга на бесконечно малое расстояние, стремятся к конечному расстоянию, называется

излучением

составного объекта своей части. В результате возникает возможность установить предшествование этих объектов, что эквивалентно упоминавшемуся ранее понятию рождение нового объекта. Понятно, что при излучении и поглощении характеристики объектов должны меняться на конечные значения, ни меньшие чем кванты. Это подтверждается экспериментально законами Планка, которые дают количественную оценку таким дискретным изменениям. Не следует считать, что при поглощении объекта - его смерти - общее количество всех существующих в природе объектов уменьшается, поскольку такое допущение противоречит тому, что физические объекты могут существовать (в соответствии с принятым выше определением их) только в количестве не менее трех. Действительно, в случае рассмотрения трех объектов при взаимном поглощении двух из них, общее количество должно было бы стать меньше трех. Следует считать, что как смерть, так и рождение объектов означает изменение возможности субъектов идентифицировать их, т.е. изменение возможности наблюдать только эти конкретные объекты (а не другие наблюдаемые объекты). Такое изменение возможности наблюдений может быть различным для разных субъектов и объектов, в частности, при использовании ими различных приборов. Формально можно считать, что смерть одного объекта сопровождается рождением другого объекта с другими характеристиками, как минимум, с другой материальной характеристикой. Это согласуется с указанной ранее особенностью природы и, в частности, с законом "сохранения возможности движения", согласно которому для любого объекта всегда существует другой объект, относительно которого имеет место его движение. Поскольку процедуры рождения и смерти являются необходимыми для возможности наблюдения (существования) объектов, то можно сказать, что сами эти процедуры и их чередование и есть суть жизни, как мы ее обычно понимают.
Во взаимодействиях между объектами участвуют все составные части их. Если считать, что каждая часть одного объекта одинаково удалена от других объектов - от любой их части, т.е. если не учитывать удаленности частей внутри каждого объекта, то количественное различие взаимодействий двух объектов при одинаковых пространственной и временной удаленности их, может быть вызвано только разным числом составляющих объекты частей. Поэтому, как самим объектам, так и любым частям их - вплоть до квантов, можно сопоставлять параметр, определяющий только различие числа составляющих их частей при прочих равных условиях. Понятно, что введение такого параметра оправдано в случае, если удаленности частей внутри каждого объекта малы по сравнению с удаленностью между самими этими объектами. Поскольку пространственная и временная удаленности сохраняют свои значения при взаимодействиях, то упомянутый параметр должен быть связан (определяться) только с материальной удаленностью объектов. Этот параметр, обозначаемый ниже той же буквой что и объект, называется

массой

. Подчеркнем, что введенное понятие массы характеризует только степень того, насколько объект является составным, и определяется лишь числом частей (в конечном счете - числом квантов материи). Т.е. физический смысл этого понятия совпадает со смыслом, который вкладывается в понятие количество материальности, но не в качество ее и, следовательно, никаких других свойств типа: создавать гравитационные поля, обладать инерцией и т.п. массе приписывать нет необходимости.
В случае если два наблюдаемых объекта и изолированы от других объектов, то масса такого составного объекта остается постоянной, и может измениться только при изменении состояния изолированности его. Пространственная удаленность этих двух объектов друг от друга, и дифференциалы всех порядков такой удаленности, могут меняться за элементарный временной интервал только на постоянную элементарную величину . В этом случае, коэффициент в (8) должен быть тоже постоянным и пропорциональным сумме масс взаимодействующих объектов:

,


Здесь - коэффициент автономного действия любого объекта единичной массы (любой его части), и это означает, что взаимодействие двух объектов и изолированных от всех других объектов можно представить как сумму

автономных действий

(движений) каждого объекта друг относительно друга. Полученный вывод не просто соответствует принятому традиционной физикой положению о сохранении пространственного направления и величины скорости автономных движений материальных объектов относительно инерциальной системы отсчета - первый закон Ньютона, но и обобщает это положение на кинематические параметры любого порядка. Таким образом, нет необходимости вводить понятие инерциальной системы отсчета, идентифицировать которую принципиально нельзя, и априори постулировать указанный закон Ньютона, как это делается в классической физике, поскольку он получается как следствие принятых определений. Более того, не надо вводить и понятие сил, действующих на объекты и вызывающих движения их относительно такой системы. Выражение (8) в рассматриваемом случае можно записать:
    

(9)


Не трудно проследить, что для приближения Галилея, т.е. случая , это выражение соответствует закону всемирного тяготения традиционной физики. Очевидно, что , и это эквивалентно третьему закону Ньютона о равенстве действий и противодействий. Таким образом, все три закона Ньютона и закон всемирного тяготения можно не постулировать, как это принято традиционной физикой, а получать как следствия.
Необходимо иметь в виду, что согласно (6), квант временной удаленности двух объектов связан с пространственной удаленностью их - . Поэтому в случае относительного движения объектов этот квант меняется в процессе самого этапа наблюдения. Учет этого изменение принципиален лишь в случаях, когда скорость относительного движения объектов соизмерима со скоростью сигнала , и при этом эффект эквивалентен релятивистским явлениям традиционной физики и может быть назван аналогично. Количественно

релятивистский эффект

определяется следующим выражением:
    

(10)


здесь знаки " + " или " - " должны приниматься в зависимости от того, движется ли сигнал между двумя объектами в направлении "друг к другу" или "друг от друга". Понятно, что пространственная взаимная удаленность двух объектов не должна зависеть от того, на каком из них сигнал рождается, а на каком он умирает. Для того чтобы исключить такую зависимость можно брать половину суммы результатов наблюдений этих двух вариантов. К тому же, исходя из возможности практической реализации процесса наблюдения, сигнал должен рождаться на одном из наблюдаемых объектов и умирать на нем же после отражения (процедуры смерть/рождение) от другого объекта. При этом имеет место:
    

(11)


Как видно, полученная зависимость взаимной удаленности объектов от относительной скорости их отличается от зависимости известной из традиционной релятивистской физики. Заметим, что такое же отличие может быть получено и в рамках классической физики. Например, в работе В. Петрова /19/ показано, что "Коэффициент сокращения длины должен быть принят равным , а не , как это следует из преобразований Лоренца - Эйнштейна. Таким образом, преобразования Лоренца - Эйнштейна не соответствуют теории опыта Майкельсона - Морли" (здесь ).
Поскольку кинематические параметры взаимодействия двух объектов зависят от масс и расстояния их друг до друга, то целесообразно использовать величину, интегрально характеризующую эту зависимость. В качестве такой величины проще и удобнее всего взять сумму (интеграл) произведений автономных действий каждой массы этих объектов на элементарные изменения расстояния между ними во всем диапазоне изменения состояний. Эта величина имеет вид (для приближения Галилея):
    

(12),



sintagmaticheskie-i-paradigmaticheskie-otnosheniya-edinic-yazika-1-predmet-yazikoznaniya-chastnoe-i-obshee-diahronicheskoe.html
sintagmatika-leksiko-semanticheskih-edinic-struktura-hudozhestvennogo-teksta.html
sintaks-pomoshnik-rukovodstvo-polzovatelya-oglavlenie-oglavlenie-1-vvedenie-7-struktura-rukovodstva-7-chto-vi-dolzhni.html
sintaksa-shi-punktuaciya-2-ore-programa-la-limba-moldovenyaske-pentru-klasele-a-v-ya-xi-ya-ale-shkolij-moldovenesht.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат