Е. С. Крюкова, аспирант кафедры криминалистики юридического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова

Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат


УДК 343.974


Криминалистический взгляд на понятие «серийное убийство»


Е.С. Крюкова

, аспирант кафедры криминалистики юридического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, zkrukova@mail.ru
Аннотация: В статье анализируется понятие «серийное убийство», история его формирования и криминалистические аспекты его использования в российской и иностранной науке и практике.
Ключевые слова: серийное убийство; лишение жизни двух и более лиц; сходная мотивация; однотипность жертв; криминальный почерк; неоднократность; особая жестокость; А. Чикатило.

Criminalistical view on the concept of «serial murders»


E.S. Krukova

, postgraduate, Faculty of law, Lomonosov Moscow State University (MSU),

zkrukova@mail.ru
Summary: The article deals with the concept of "serial murder", the history of its creation and criminalistical aspects of its use in science and practice in Russia and abroad.
Keywords: Serial murder; killing two or more people; a similar motivation; the same type of victims; M.O. (modus operandi); repeatedly; with extreme atrocity; A. Chikatilo.
Ахмат Азимов – в период 1992-1994 г. совершил более 10 убийств несовершеннолетних в возрасте 3-14 лет в Узбекистане. Александр Артемов – в 90-ые годы совершил убийство трех девочек в возрасте 9-13 лет с длинными светлыми волосами в г. Санкт-Петербурге. Валерий Асратян – в 1988 - 1990 годах совершил на территории Москвы и Белгородской области 3 убийства и более 10 изнасилований женщин разного возраста. Теодор Роберт Банди - в 1974 – 1978 г. в США совершил убийство 36 женщин разного возраста. Дэвид Берковец – на территории Нью-Йорка (США) в 1976 – 1977 годах совершил более 9 убийств и 7 покушений на убийство. Роман Бурцев – в г. Каменск в период с 1993 по 1996 год совершил убийство 6 малолетних детей. Джон Уэйн Гейси – в 1972-1978 г. в США совершил убийство 33 мужчин в возрасте 15-20 лет. Сергей Головкин – на территории Московской области в 1984 – 1992 г. совершил убийство 11 мальчиков в возрасте до 17 лет. Джеффри Дамер – в США в 1978 – 1991 годах совершил убийство 20 – лица мужского пола в возрасте от 14 до 32 лет (доказано 17 убийств). Олег Кузнецов – в 1991-1992 годах совершил 10 убийств и неизвестное количество изнасилований. Геннадий Михасевич – на территории Витебской области (Белоруссия) в 1971-1985 годах совершил убийство 36 женщин разного возраста. Владимир Муханкин – на территории Ростовской области совершил убийство более 15 человек (доказано 8). Анатолий Оноприенко – на территории Украины в 1989 – 1996 годах убил 52 человека. Александр Пичушкин - в 1991 – 2006 годах в Москве совершил 48 убийств и три покушения на убийство. Андрей Чикатило – в 1978 - 1990 годах совершил убийство 53 человек.

Что связывает этих людей? Все они являются серийными убийцами, их преступления характеризовались особой жестокостью, проявлением непомерной агрессии к потерпевшим, извращениями и безжалостностью. Это были резонансные преступления, новость о которых шокировала и держала в страхе все общество. К сожалению, список фамилий может быть продолжен.

Серийные убийства занимают существенное место в структуре убийств, являются латентными и зачастую остаются нераскрытыми, их число ежегодно растет; по данным ГИАЦ МВД России с 2001 по 2006 год зарегистрировано 139 серий убийств, из них 41 серия сексуальных убийств, раскрыто 117 серий, т.е. 71%. В 2006 году расследовалось 33 уголовных дела по серийным убийствам, что более чем вдвое превышает показатель 2001 года (15) серий [1].

Между тем, в российской науке нет единого определения понятия «серийное убийство» и понимания феномена серийного убийства.

В литературе встречаются различные, в том числе весьма противоречивые, точки зрения на понятие серийного убийства, его признаки, виды, характерные черты. Авторами предлагаются разнообразные криминалистические методики расследований серийных убийств, выделяются особенности криминалистической характеристики, организации расследования и проведения следственных действий. Исследования в области познания сущности серийных убийств сложны и многоплановы, их изучением занимаются представители различных наук: криминологи, криминалистики, психиатрии, сексопатологии, уголовного права и пр. Наибольшее внимание данной теме уделили Ю.М. Антонян, А.О. Бухановский, О.А. Бухановская, В.Н. Исаенко, В.А. Образцов, А.Л. Протопопов, Е.Г. Самовичев, Ю.М. Самойлов, Н.А. Селиванов, Л.А. Соя-Серко, А.А. Ткаченко, Усанов И.В. и др. Каждый из этих специалистов так или иначе анализировал феномен серийных убийств в аспекте своей отрасли знаний, однако, несмотря на достаточно высокий уровень разработанности теоретических основ, по нашему мнению, еще недостаточным является методическое обеспечение раскрытия и расследования серийных убийств. Вопрос о том, что есть серийное убийство и чем оно отличается от других многоэпизодных преступлений, до сих пор, к сожалению, остается открытым, поэтому феномену серийных убийств требуется особое внимание как с теоретической, так и с практической точки зрения.

В.Н. Исаенко абсолютно верно отмечает, что «формирование понятия серийных убийств – одна из основных проблем научно-методического обеспечения деятельности по их выявлению, раскрытия и расследованию. Определение понятия является непременной методической составляющей научного познания любого объекта, выявления его сущности, раскрытия содержания и характерных признаков» [2].

Если подходить к вопросу определения серийных убийств с историко-этимологической точки зрения, то можно отметить, что «в русском языке серия употребляется с середины XIX века: серия – «ряд». Прилагательное серийный в словарях встречается с 1937 г. Источником распространения в западноевропейских языках является французкое serie, откуда немецкое serie; итльянское serie. Первоисточником же является латинское series - «ряд», «вереница», «цепь» (одного корня с sero - «сцепляю», «соединяю»). Из латинского – англ. series» [3]. Согласно словарям русского языка серия – это ряд последовательных действий, поступков и т.п.[4]. Группа или ряд предметов, однородных или обладающих общим признаком [5]. Последовательный ряд чего-либо, что обладает общим признаком, объединено общим назначением, составляет одну группу [6].

Примерно до середины ХХ века в науке применительно к убийствам, ныне именуемым как серийные, использовалось понятие «множественные» или «многоэпизодные» убийства, однако в последующем, в том числе ввиду появления иностранной литературы, в основном литературы США, в научный криминалистический обиход было введено понятие «серийное убийство» (serial murder), а с семидесятых годов ХХ века указанный термин стал широко использоваться в средствах массовой информации в связи с расследованием ряда громких дел. Распространение термина и постановка проблемы «серийных убийств» обычно приписывается специальному агенту ФБР США Роберту Ресслеру (1970-ые годы) [7], так же указывается, что термин стал использоваться детективом полицейского управления Лос-Анджелеса Пирсом Бруксом, создателем американской компьютеризированной программы выявления насильст­венных преступников (VICAP) [8]. Однако историк уголовного правосудия Петер Вронски указывает, что в то время как обсуждается заслуга Роберта Ресслера в официальном использовании термина «серийное убийство» в полиции США, сам термин был использован еще в 1966 году автором книги «Значение убийства» Джоном Брофи, однако популярен он стал позднее [9].

В настоящее время термин «серийное убийство» употребляется в качестве общепринятого операционного термина, который полностью утвердился в криминалистике и практически ни у кого не вызывает возражений. Между тем российскому законодательству он не знаком. Статья 105 Уголовного кодекса Российской Федерации посвящена убийству и определяет его как умышленное причинение смерти другому человеку [10]. Уголовный закон не содержит указаний ни на серийные преступления, ни на серийные убийства, он употребляет другую терминологию: совокупность (ст. 17 УК РФ), рецидив (ст. 18 УК РФ), убийство двух и более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ), убийство с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Автор поддерживает устоявшееся мнение, что понятие «серия» является одним из частных вариантов понятия «множественность». К «множественности» относятся случаи совершения одним и тем же лицом нескольких преступлений, которые не утратили своего юридического значения, Множественность проявляется в определенных уголовным законом формах: неоднократность, совокупность и рецидив, которые, в свою очередь, подразделяются на виды. Понятие «неоднократность» в настоящее время исключено из УК РФ, однако ранее обозначало совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК РФ. Таким образом, неоднократность пред­полагала совершение тождественных преступлений, но в отдельных случаях, предусмотренных УК РФ, и совершение однородных преступлений. «Серийность» один из вариантов «неоднократности» [11], однако близость указанных понятий условна. «Признак неоднократности рассматривается при этом не в качестве уголовно-правового, т.е. имеющего решающее значение при юридичес­кой оценке содеянного, а в качестве обязательного характеризующего признака, своего рода синонима понятия серийности, перешедшего в связи с изменениями в УК РФ в разряд операционных терминов» [12], так как «представляет собой лишь одну из форм множественности преступлений «теоретического значения» [13].

Термины «совокупность» и «рецидив» неприемлемы для характеристики серийности, поскольку первое из них более применимо к группам разнородных преступлений, а второе имеет уголовно-правовое значение и связано с обязательным осуждением преступника за предыдущее любое преступление.

Говоря о соотношении понятий «серийное» и «многоэпизодное» убийство, автор присоединяется к мнению Н.В. Нецветовой и И.В. Усанова о том, что «многоэпизодные преступления - это два и более однородных (или тождественных) или разнородных преступлений, совершенных в раз­ное время лицом или группой лиц, за которые эти лица ранее не при­влекались к уголовной ответственности. Понятие «многоэпизодности» соотносится с понятием «серийность» как общее с частным, «серийность» - одна из разновидностей многоэпизоднос­ти. Под серийностью мы понимаем совершение лицом (группой лиц) в разное время двух и более тождественных, предусмотренных одной статьей УК РФ и лишь в ограниченной части – однородных преступлений, прямо предусмотренных в примечаниях к статьям особенной части УК Совершение многoэпизодных преступлений характеризуется сход­ством объекта, мотива, цели совершенных преступлений (например, грабеж - кража - разбой), а совершение серийных преступлений, помимо того, что носит многоэпизодный характер, характеризуется тем, что их жертвами во всех случаях являются физические лица. Кроме того, серийность обусловлена тем, что посягатель совершает только строго оп­ределенные преступления (например, убийства и изнасилования, либо поджоги, либо бомбинг) и не может по доброй воле перестать совершать эти преступления, либо перейти на совершение других преступлений ­– в отличие от ситуаций совершения остальных видов многоэпизодных преступлений (краж, грабежей, разбойных нападений). Таким образом, можно сделать вывод, что понятие «серийные» преступления более узкое, чем понятие многоэпизодные преступления» [14]. Сходная аргументация разграничения понятий «многоэпизодное» и «серийное» преступление приводится В.Н. Исаенко [15].

В литературе имеется множество определений понятия «серийное убийство», даются различные трактовки количественной и качественной сторон рассматриваемого преступления.

В 1987 году Н.А. Селиванов поднял вопрос о необходимости разработки системы информационного обеспечения выявления убийств, которые были совершены лицами, привлеченными к уголовной ответственности за другие убийства, особое внимание предлагалось обращать на мотивы и характерные признаки способа осуществления деяния, нашедшие отражение в обстановке мест преступлений, как на основные обстоятельства, указывающие на совершение ряда (серии) убийств одним и тем же лицом [16].

В 1991 году Ю.М. Самойлов, проанализировав ряд зарубежных изданий исследуемой тематики, отметил, что в оперативно-розыскной и следственной практике прочно утвердились термины «серийные», «массовые», «многоэпизодные» и т.п. преступления. Обычно под такими деяниями понимается совершение лицом или группой лиц нескольких преступлений, имеющих логическую связь: один и тот же объект посягательства, одинаковые мотив, или способ, или место совершения преступления и т.п. [17]

А.В. Хамуков указывает, что «серийные убийства определяются как убийства двух и более человек, совершенные в условиях неочевидности одним лицом. Такие убийства, как правило, сопряжены с сексуальными посягательствами на личность и чаще всего имеют сексуальную мотивацию. Последние получили название серийных сексуальных убийств, этот термин в последнее время особенно широко используется в психиатрии, в частности, в криминальной психиатрии, вошел он и в криминологический научный лексикон. Серийные сексуальные убийства можно определить как одну из разновидностей многоэпизодных убийств…» [18].

О.Н. Кузнецова считает, что серийные убийства составляют особую группу преступлений, в которых прослеживается определенная мотивация (главным образом с ярко выраженной сексуальной окраской), осознанная жестокость совершения и проявляющийся почерк преступника, включающий его поведенческие особенности, место и способ нападения на жертвы, характер нанесенных им повреждений, периодичность нападении и т.д. [19]

Практически этой же точки зрения на определение понятия «серийное убийство» придерживается В.В. Морозов, дополняя его такими признаками, как тщательная маскировка преступниками своей деятельности, подбор жертв, принятие мер по сокрытию следов преступления [20].

Между тем, нельзя полностью согласиться с указанным дополнением, так как оно относится к организованной категории серийных убийств, когда преступление хорошо разработано и организо­вано. Преступнику в этом случае, исходя из концепции «внутренней логики преступлений», суть которой заключается в том, что всех людей можно подразделить на две большие группы по признаку степени организации ими своей жизнедеятельности, свойст­венно тщательно планировать и формировать свою жизнь. Например, к этой категории можно отнести серийного убийцу Теда Банди, который использовал фальшивую гипсовую повязку на руке, просил помочь перенести какую-либо вещь в машину, ссылаясь на сломанную руки,, где нападал на них, приводил в бесчувствие, увозил, насиловал и убивал. В.В. Морозов не принимает во внимание неорганизованную категорию серийных убийств (неорганизованных преступников), когда преступление совершается импульсивно, не запланировано, преступник не скрывает следы преступления, в качестве орудия убийства использует случайные предметы. К такой категории можно отнести, например, Ричарда Чейза, названного «Вампиром-убийцей», который в США в 1977- 1978 году совершил 6 убийств, жертвы специально не выбирались, определенного типа жертвы не имел, преступления совершал импульсивно, в основном в жилищах жертв.

В.И. Батищев рассматривает серийные преступления прежде всего как совершенные одним и тем же лицом (группой) два и более преступления вне зависимости от их вида. Автор распространяет его и на неоднократные убийства [21].

Однако такое определение представляется чересчур широким, в этом случае к категории серийных можно отнести практические любые двойные преступления и тогда теряется смысл выделения отдельной категории и термина «серийные».

В 1998 году Н.А. Аверина и А.И. Скрыпников отметили, что анализ практики, специальной литературы и действующего законодательства позволяет к категории серийных отнести убийства, а также действия с не доведенным до конца преступным умыслом, квалифицированные как покушение на убийство или нанесение тяжких телесных повреждений, совершенные неоднократно (более двух раз), имеющие общий или схожий мотив, общие или схожие признаки способа совершения, разнесенные во времени и пространстве, совершенные одним и тем же лицом или группой лиц [22].

Л.А. Соя-Серко определяет серийные убийства как совершение разновременно одним лицом или группой лиц по предварительному сговору трех или более убийств (или покушений на них), которые характеризуются единством или схожестью мотивов и однотипностью способов их совершения [23].

Автор не может согласиться с выделяемым количественным признаком не менее трех убийств, считая его завышенным. Безусловно, чем больше количество совершенных однотипных убийств, тем с большей вероятностью возможно выдвижение версии о серийном преступлении, однако в случае совершения двух убийств (или одного и покушения на второе) при схожести почерка, подобный вывод также возможен.

А.А. Протасевич приводит, по нашему мнению, излишне широкую трактовку серийных преступлений, относя к ним «совершение двух или более в разное время и в разных местах одним лицом или группой лиц тождественных или однородных преступлений, предусмотренных одной и той же либо разными статьями Уголовного Кодекса России» [24], так как тем самым автор ставит знак равенства между серийными и множественными убийствами.

В.Н. Исаенко сформулировал понятие серийных убийств как группы неоднократных (двух и более) убийств, характеризуемых существенным разделением по времени; наличием данных о продолжающихся нападениях на людей с неопределенностью умысла на количество будущих жертв; совпадением данных о потерпевших, мотивах, местах, механизме и других криминалистически значимых обстоятельствах, в том числе нашедших отражение в соответствующей следовой информации, которые в своей совокупности до установления виновного дают основание для выдвижения версии об их совершении одним и тем же лицом (лицами) [25]. Так же указанный автор отмечает, что «к серийным убийствам относятся факты последовательного умышленного лишения жизни двух и более человек с определенным временным интервалом между ними, характеризующиеся сходством мотива, способа, времени и места совершения, совпадением данных о потерпевших и другими обстоятельствами» [26].

Однако подобная категоричность относительно способа, времени и места совершения, совпадения данных о потерпевших и других криминалистически значимых обстоятельствах спорна. Основанием для вывода о серийности преступлений может служить ситуация, когда лицо, совершившее убийства, еще не установлено, однако имеются достаточные основания для усмотрения в обстоятельствах совершенных преступлений так называемого «почерка» одного и того же лица. В трактовке А.О. Бухановского это специфический (патологический) криминальный почерк виновного. «Криминальный почерк» преступника может выражаться в возможной стереотипности преступного поведения, однотипности жертв, способов совершения преступления, повторяемости обстановки его совершения, а так же ритуальности поведения. Однако «почерк» серийного убийцы может быть не выработан, отсутствовать, не проявляться или изменяться со временем. Поэтому «почерк», как и «автограф» преступника, не обязательный атрибут серийного убийства, скорее он может быть отнесен к частным признакам серийного убийства как показателю, которые содержит информацию об отдельных сторонах убийства и играет роль

дополнительного и случайного.

В качестве примера возможно привести дело серийного убийцы Генри Ли Лукас, так называемого «Убийцы с дороги»», в вину которого вменялось более 100 убийств на территории США в 1951 – 1983 годах, но доказано было лишь 11. Тип жертв не был определен, выбирал тех, кого не будут первое время искать. Один или совместно со своими соучастниками (Оттисом Тулом и Фридой «Беки» Пауэлл) насиловал, убивал и посмертно снова насиловал жертву. Труп расчленяли и его отдельные части съедали. Части тела жертвы закапывали далеко от места убийства. Иногда трупы оставлялись на дороге (решение Тула), сбрасывались в кусты (компромисс Тула и Лукаса), закапывались недалеко от дороги (решение Лукаса). Территория убийств была ограничена определенной зоной автострады. В качестве способа совершения убийства были ножевое ранение, удар тяжелым предметом по голове (чаще топором), удушение проволочной петлей.

Кроме того, В.Н. Исаенко, как и большая часть авторов, указывающих однотипность жертв, повторяемость криминальных ситуаций и мест и способов нападения, ритуальность агрессивного поведения, т.е. «почерка» в качестве обязательного признака, не учитывает так называемых преступников - «подражателей», «имитаторов».

А.Л. Протопопов определяет серийные убийства как неоднократные, умышленные, обусловленные определенным мотивом действия, направленные на лишение жизни других лиц, совершаемые с интервалом во времени. Он указывает, что в целом для них характерны: особая жестокость, выбор конкретного типа жертв, единый мотив, стереотип преступных действий, сопряженных иногда с ритуальностью, однако отмечает, что эти особенности не включены в указанное определение, так как встречаются не во всех случаях и не всегда повторяются даже у одного преступника [27].

И.Н. Горбулинская определяет серийные убийства как совершенные разновременно два и более убийства, характеризующиеся сходством мотива, временем, местом и обстановкой преступлений, однотипностью способов совершения и сокрытия преступлений, совпадением характеристик личностей погибших и иными признаками, отобразившимися в следовой информации, дающими достаточные основания для выдвижения версии о их совершении одним лицом (лицами) [28].

В целом, свои весьма разноплановые определения серийным убийствам даются П.П. Барановым [29], О.А. Бухановским [30], Ю.М. Самойловым [31], А.С. Фоминой [32] и другими.

Если обратиться к иностранной литературе, то можно выделить следующие основные определения понятия «серийное убийство».

Брюс Арриго указывает, что серийное убийство рассматривается как один из самых возмутительных и загадочных феноменов современного мира [33]. Определение понятия «серийное убийство» было одним из основных вопросов для обсуждения многих исследователей, например, Р. Холмсом и Дж. Де Бургером (в соавторстве) [34], Дж. Фоксом и Дж. Левиным (в соавторстве) [35], Е. Хикей [36], однако по его глубокому убеждению, одной из лучших является дефиниция, предложенная Р. Холмсом и С. Холмсом в 1998 году, согласно которой серийное убийство – это лишение жизни трех или более человек, совершенные за период более 30 дней, с имеющим особое значение периодом эмоционального остывания между убийствами [37].

Серийное убийство – это случаи, когда преступник (или несколько преступников) убивает несколько человек (обычно не менее трех) за некоторый промежуток времени. Временной интервал между убийствами, который иногда называют периодом остывания (cooling-off period), может длиться несколько дней или недель, но чаще всего – месяцы и годы. В продолжительности периода остывания заключается главное различие между серийными убийствами и другими видами множественных убийств [38].

Стивен Эггер указывает, что череда убийств может быть определена как серийные убийства когда: «... один или несколько человек (в большинстве известных случаев мужчина) совершает второе убийство и/или более позднее убийство, отсутствуют предшествующие отношения между жертвой и преступником, совершается в другое время и, как правило, в другом месте и не имеет никакой связи с первым убийством. Кроме того, мотивом является не получение материальной выгоды, а желание убийцы иметь власть над своей жертвой. Жертва может иметь символическое значение и в большинстве случаев быть не в состоянии защитить себя и предупредить других или воспринимается как бессильная с учетом времени, места или статуса окружения (например, бродяги, проститутки, мигранты, гомосексуалисты, пропавшие без вести детей, одинокие и зачастую пожилые женщины)» [39].

Серийный убийца обычно определяется как лицо, которое совершило убийство трех и более человек за период более, чем месяц с временным интервалом между убийствами и мотивация которого основана на достижении психологического удовольствия [40].

В большей части проанализированной иностранной литературы указывается, что для отнесения убийств к категории серийных необходимо совершение как минимум трех убийств. Однако, встречается и иное мнение, когда количественный критерий трех жертв серийного убийства представляется спорным и серийное убийство определяется как серия двух и более убийств как отдельных событий, совершенных обычно, но не всегда, одним лицом, действующим в одиночестве [41]. Кроме того, критикуется то, что покушение на убийство не берется в расчет. Например, дело Фредерика Грэхема Янга, который убил двух человек посредством отравления ядом и бесчисленное количество попыток тем же способом в отношении других людей; так как большая часть потерпевших выжила в литературе его редко относят к серийным убийцам, несмотря на его первоначальный умысел.

Также следует отметить дела, когда есть основания полагать, что преступник совершил три и более убийства, однако он обвиняется менее, чем в трех убийствах. Например, Раймонд Лесли Моррис, известный как «Стаффордширский убийца» и «убийца с дороги A34», подозревался в убийстве четырех девочек в 1960-х годах, однако он был признан виновным в убийстве только одной [42]. Или дело Эда Гейна, который совершил два убийства и правоохранительными органами не рассматривается как серийный убийца из-за традиционного минимального количественного признака в три убийства [43]. Однако Эд Гейн - один из самых известных убийц в истории США и признанный общественностью серийный убийца, чудовищность совершенных им преступлений шокировала весь мир. При обыске в доме Гейна был найден целый гардероб, изготовленный кустарным образом из дублённой человеческой кожи, стул, обитый кожей, пояс из женских сосков, тарелку для супа, сделанную из черепа, по стенам были развешаны маски из человеческой кожи и отрубленные головы, холодильник был заполнен человеческими органами.

Таким образом, в иностранной литературе так же нет единого мнения о сущности серийных убийств и всеми принятого определения исследуемого понятия, законодательно определение понятия серийное убийство также не закреплено, хоть и встречается в официальных документах правоохранительных органов. Подобный вывод подтверждает необходимость разработки данного понятия и единства понимания сущности серийных убийств.

Кроме того, сравнивая определения, приведенные в российской и иностранной литературе, необходимо отметить, что зарубежные авторы ориентированы больше на психологический аспект проблемы, практически не затрагивая криминалистическую составляющую и следовую картину совершенных серийных убийств и давая достаточно расплывчатые определения, что по нашему мнению, является упущением. Особенностью серийных убийств отмечается, во-первых, количественный аспект - множественность жертв, а во-вторых, наличие временного интервала между совершенными убийствами. Российские же авторы практически не учитывают необходимость присутствия временного интервала между убийствами, подходя к вопросу отнесения преступления к категории серийных достаточно формально, что является их недостатком.

Таким образом, необходима взаимосвязь российской и зарубежной научной литературы о серийных убийствах и практического опыта их выявления и раскрытия.

Автор относит рассматриваемое понятие к категории криминалистических, считая излишними разговоры о внесении изменений в Уголовный кодекс РФ в части дополнения ст. 105 квалифицированным составом или отдельной статьей «Серийное убийство». Регламентация понятия должна осуществляться не на уголовно-правовом уровне, а на уровне методических федеральных (международных) рекомендаций и руководств для следователей, оперативно-розыскных работников, экспертов. Выделяемые признаки серийного убийства являются криминалистическими и практически не оказывают влияния на квалификацию совершенного убийства. Лицо, совершившее серийное убийство, может быть привлечено к уголовной ответственности п.п «а, в, д» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Например, А.Ю. Пичушкин, так называемый «Битцевский маньяк», был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 103 УК РСФСР, п.п. «а», «в», «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В литературе может отсутствовать единое определение понятия «серийное убийство», допустим обмен мнениями и споры, однако с практической точки зрения подобный плюрализм не допустим. Необходимость формулирования единого представления для работников правоохранительных органов о феномене серийных убийств очевидна, в том числе для учета данной категории преступлений.

Правоохранительные органы должны иметь точное представление что такое серийное убийство, какие у него признаки, виды и классификации есть, по каким критериям можно отнести то или иное преступление к серийным. Для этих целей может служить разработка Методических рекомендаций по выявлению и расследованию серийных убийств.

В 2009 году Главным управлением криминалистики Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации были разработаны методические рекомендации «Особенности расследования серийных преступлений (на примере убийств)», которые оцениваются автором как крайне спорные и требующие внесения дополнений и значительных изменений. В частности относительно проблемы определения понятия «серийное убийство» необходимо отметить, что, к сожалению, в указанных методических рекомендациях оно не содержится. Указано лишь: «Единого общепринятого метода определения серийных преступлений, в том числе и серийных убийств, не разработано. Вместе с тем это понятие широко используется как в практической деятельности, так и в научной среде» [44], далее идет рассмотрение признаков серийности, классификации серийных убийств, планирования работы по уголовным делам данной категории, проведения следственных действии и пр., содержание которых также неоднозначно. Представляется, что отсутствие в указанных методических рекомендациях определения является их крупным недостатком, который может быть исправлен, например, внесение дополнений в главу 1 «Характеристика серийных убийств» Рекомендаций определения, данного автором настоящей работы.

Приведение определения фундаментального понятия «серийное убийство» в Рекомендациях даст понимание практическим работникам правоохранительных органов феномена серийных убийств и признаков (критериев) серийного убийства, при совпадении которых возможна постановка вопроса о соединении уголовных дел в одно производство и формирование версии о совершении преступлений одним лицом – серийным убийцей.

Серийные убийства – это проблема, требующая для методического обеспечения их расследования комплексного подхода и участия специалистов различных отраслей. При разработке методических рекомендаций по расследованию рассматриваемой категории уголовных дел необходимо привлечение психологов, психиатров, сексопатологов, которые, используя знания своих наук, смогут дать наиболее четкие и определенные характеристики совершенного преступления и личности преступника. К сожалению, анализ методических рекомендаций Главного управления криминалистики Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации не позволяет сделать вывод о комплексности исследования феномена в связи с чем необходимо их совершенствование.

Автор настоящей работы с учетом вышеизложенного предлагает определять

серийное убийство как лишение жизни двух и более лиц, совершенное с временным интервалом между эпизодами, в условиях неочевидности, с прямым умыслом одним лицом (в редких случаях группой лиц по предварительному сговору), характеризующееся сходной мотивацией и получением удовольствия от совершенного преступления.

В целом для него характерны сходство обстановки и способа совершения преступления, совпадение характеристик личности потерпевших, характера нанесенных повреждений и иных признаков, отобразившихся в следовой информации, дающих основания для выдвижения версии об их совершении одним лицом (лицами).

Однако указанные особенности намеренно не включены в определение, так как встречаются не во всех случаях.

Как представляется, данная дефиниция отвечает требованиям достаточной унификации, с некоторой степенью общности отражает наиболее характерные криминалистические и отдельные уголовно-правовые признаки серийных убийств, носит многоаспектный межотраслевой характер и вполне отражает сущность серийных убийств.

Серийное убийство кардинально отличается от других видов преступлений. Особенности присущи и криминалистической характеристике, и самому процессу расследования.

Необходима дальнейшая разработка понятия «серийное убийство», признаков серийности - критериев, по которым возможно было соединение уголовных дел в одно производство с выводом о совершении преступлений одним лицом, видов серийных убийств и типов серийных преступников.

Работа должна проводиться комплексно, как на теоретическом, так и на практическом уровнях.

Изучение феномена серийного убийства, личности преступника, мотивов и закономерностей его совершения, а также разработка методики расследования серийных убийств, в частности криминалистической характеристики, применения судебно-экспертных технологий способно сыграть важную роль в понимании и борьбе с ними.

Е.С. Крюкова