Глава 18 - Том Клэнси, Лэрри Бонд. Красный шторм поднимается

Глава 18


"Северное сияние"
Киев, Украина
Было принято решение, что командующие всех советских фронтов и округов
будут получать регулярную информацию о развитии событий в Германии. Алексеев
и его начальник понимали причину такого решения: если кого-то сместят со
своего поста, тот, кто заменит его, должен быть знаком с фактической
ситуацией на этом участке. Они слушали доклад сотрудника разведывательного
управления, не упуская ни единого слова. Ни один из них не рассчитывал на
особый успех команд спецназа, однако оказалось, что некоторые операции,
особенно в немецких портах, были удачными. Затем речь зашла о мостах через
Эльбу.
-- Почему нас никто не предупредил об этом? -- резко спросил
командующий Юго-Западным округом.
-- Товарищ генерал, -- ответил офицер ВВС. -- Мы располагали
информацией, что их истребитель-бомбардировщик технологии "стеле" все еще в
стадии разработки и не принят на вооружение. Каким-то образом американцам
удалось построить несколько таких самолетов, почти целую эскадрилью. Они
воспользовались этими истребителями, чтобы уничтожить наши самолеты
радиолокационного управления, и открыли таким образом путь для
массированного налета на наши аэродромы и линии снабжения, а также хорошо
запланированной воздушной битвы с нашими всепогодными истребителями. Они
добились определенного успеха, хотя и не решающего.
-- Вот как? Значит, командующего ВВС Западной группы войск арестовали
за то, что он сумел отразить налет американских
истребителей-бомбардировщиков, я так вас понял? -- съязвил Алексеев. --
Сколько наших самолетов сбито?
-- Я не имею права разглашать эти цифры, товарищ генерал.
-- Тогда сообщите нам хотя бы о мостах!
-- Большинство мостов через Эльбу в той или иной степени повреждены,
кроме того, пострадали понтонные мосты, расположенные рядом для быстрейшей
замены в случае выхода из строя главного моста.
-- Этот долбанный маньяк разместил понтонные парки и переправочные
средства рядом с основными целями! -- Командующий Юго-Западным округом
посмотрел в потолок, словно ожидая воздушного налета прямо на Киев.
-- Но именно там находятся дороги, товарищ генерал, -- негромко
возразил офицер разведки. Алексеев жестом предложил ему выйти из кабинета
командующего.
-- Неудачное начало, Паша, -- произнес генерал-полковник.
Действительно, уже был арестован генерал ВВС. О новом назначении ничего не
сообщалось.
Алексеев кивнул и посмотрел на часы.
-- Танковые колонны пересекут границу через тридцать минут, и
противника ждут неожиданности. К линии фронта прибыла только половина
резервов. Им все еще не удалось достигнуть того уровня психологической
готовности, на который способны наши войска. Наш первый мощный удар потрясет
противника. Если, разумеется, наш друг в Берлине сумел должным образом
развернуть свои части.
Кефлавик, Исландия
-- Превосходная погода, -- произнес лейтенант Майк Эдварде, глядя на
метеосводку, только что поступившую по телексу. -- Вот этот мощный холодный
фронт придет сюда из Канады через двадцать -- двадцать четыре часа. Он
принесет с собой массу облаков, осадков может выпасть около дюйма, но весь
сегодняшний день у нас будет ясная, безоблачная погода -- меньше двух
десятых высокой облачности -- и никаких осадков. Ветер у поверхности земли
от западного до юго-западного, скорость пятнадцать -- двадцать узлов. И
будет светить солнце, -- заключил он с улыбкой. Солнце в последний раз
встало над горизонтом почти пять недель назад и больше не зайдет на
протяжении еще пяти. Здесь, в Исландии, они находились так близко к
Северному полюсу, что летом солнце блуждало ленивыми кругами по лазурному
небу, чуть касаясь горизонта на северо-западе, но не исчезая за ним. К этому
нужно было привыкнуть.
-- Летная погода, -- согласился полковник Билл Джефферс, командир 57-й
эскадрильи истребителей-перехватчиков, "Черных рыцарей", большинство
истребителей которой -- "иглов" F-15 -- стояло сейчас на открытом аэродроме
всего в пятистах ярдах от командира. В них сидели летчики, готовые мгновенно
подняться в воздух. Они ждали уже девяносто минут. Два часа назад их
предупредили о вылете большого количества советских самолетов, взлетевших со
своих авиабаз на Кольском полуострове. Цель вылета была неизвестна.
Кефлавик всегда был оживленным аэропортом, но за последнюю неделю
авиабаза превратилась в сумасшедший дом. Местный аэропорт представлял собой
одновременно авиабазу самолетов ВМС и ВВС, а также обслуживал международные
авиалинии, где приземлялись для дозаправки многие лайнеры.
На прошлой неделе ко всем этим самолетам прибавились мрачные
тактические истребители, совершающие перелет из Соединенных Штатов и Канады
в Европу, транспортные самолеты, перевозящие огромное количество особо
важного военного снаряжения, и авиалайнеры, возвращающиеся в Америку,
переполненные бледными туристами и членами семей военнослужащих,
переброшенных на фронт. То же самое происходило сейчас и в Кефлавике. Отсюда
эвакуировали три тысячи женщин и детей. Теперь авиабаза была готова к боевым
действиям. Если Советам пришло в голову развязать войну, неожиданно
возникшую как из-под земли, словно новый вулкан, Кефлавик был готов к
обороне.
-- С вашего разрешения, полковник, мне бы хотелось кое-что уточнить на
башне управления полетами. Метеопрогноз выглядит очень обнадеживающе, по
крайней мере на ближайшие двенадцать часов.
-- Струйное течение? -- Полковник Джефферс поднял голову от огромной
карты, испещренной линиями изобар и направлений ветров.
-- То же самое, что и всю неделю, сэр, никаких признаков перемен.
-- О'кей, можете идти.
Эдварде надел фуражку и вышел из помещения. Поверх комбинезона морского
пехотинца на нем был офицерский китель из тонкой синей ткани. Ему нравилось,
что в военно-воздушных силах по-прежнему не обращали излишнего внимания на
соблюдение формы одежды. В его джипе находилось остальное боевое снаряжение
-- револьвер тридцать восьмого калибра и пояс с патронами, а также
маскировочная куртка, являющаяся частью камуфляжного обмундирования,
выданного всем три дня назад. При этом подумали обо всем, сказал себе
Эдварде, направляя джип к вышке управления полетами, которая находилась в
четверти мили. Он получил даже жилет из кевлара, предохраняющий от осколков.
По Кефлавику должны нанести удар, напомнил себе Эдварде. Все знали это,
все готовились к этому и потому пытались не думать о такой возможности. Этот
самый удаленный из всех аванпостов НАТО на западном побережье Исландии
представлял собой ворота в северную часть Атлантики. Если Иван захочет
ввязаться в морскую войну, первым делом ему понадобится нейтрализовать
Исландию. С четырех взлетно-посадочных полос Кефлавика взлетали восемнадцать
перехватчиков, "иглов", девять противолодочных "орионов" Р-ЗС и самое
опасное -- три самолета раннего радиолокационного обнаружения Е-ЗА АВАКС,
глаза истребителей. Два из них находились сейчас в воздухе: один описывал
круги в двадцати милях к северо-востоку от мыса Фонтур, другой -- прямо над
Ритстейном, в ста пятидесяти милях к северу от Кефлавика. Это было в высшей
степени необычно. Когда в распоряжении командира авиабазы находилось всего
три самолета АВАКС, трудно было постоянно держать в воздухе даже один.
Командующий силами обороны Исландии относился, по-видимому, к создавшейся
ситуации крайне серьезно. Эдварде пожал плечами. Если сейчас к ним
действительно летят советские бомбардировщики "бэкфайер", ничего другого ему
не оставалось. Он занимал должность -- точнее, только что занял ее --
метеоролога эскадрильи и только что доложил очередной прогноз погоды.
Эдварде поставил свой джип в месте, отведенном для офицеров, рядом с
вышкой управления, и решил забрать револьвер с собой.
Стоянка не была огорожена, и кто-нибудь вполне мог "позаимствовать"
его. На базе размещалась рота морской пехоты и рота военно-воздушной
полиции. Все они выглядели весьма угрожающе со своими винтовками М-16 и
поясами, увешанными ручными гранатами. Эдварде надеялся, что они будут
осторожно обращаться с ними. Вечером следующего дня на базу для укрепления
ее обороны ожидалось прибытие целого десантного подразделения морской
пехоты. Вообще-то это следовало сделать еще неделю назад, но переброску
войск пришлось задержать отчасти из-за чувствительности исландцев, не
одобряющих присутствия большого контингента иностранных войск на своей
территории, но главным образом из-за поразительной быстроты, с которой
развивался этот кризис. Лейтенант поднялся по наружной лестнице и увидел,
что вышка управления переполнена -- здесь находилось восемь человек вместо
обычных пяти.
-- Привет, Джерри, -- поздоровался он с боссом, лейтенантом ВМС Джерри
Саймоном. Тут он заметил, что в помещении нет исландских гражданских
диспетчеров. Впрочем, это понятно -- управлять нечем, гражданские
авиалайнеры перестали летать.
-- Доброе утро, Майк, -- услышал он в ответ. Местная шутка в Кефлавике.
Сейчас было 03.15 по местному времени. Утро. Однако солнце уже давно
поднялось над горизонтом, заливая их светом с северо-востока -- через
опущенные шторы вместо приподнятых оконных рам.
-- Приятно видеть, что у всех вас хорошее настроение, -- заметил
Эдварде, направляясь к своим метеорологическим инструментам. Маленький
худощавый офицер сразу завоевал популярность среди местных военнослужащих
после своего прибытия в Кефлавик два месяца назад. Он родился и вырос в
Истпойнте, штат Мэн, и закончил военно-воздушную академию, но очки
преградили ему дорогу в летчики. Из-за небольших размеров -- рост пять футов
шесть дюймов и вес сто двадцать фунтов -- он не вызывал мгновенного
уважения, но заразительная улыбка, бесконечный запас шуток и признанный опыт
в сложном деле предсказания погоды, что особенно ценно для запутанной
метеорологической ситуации Северной Атлантики, завоевали ему многих друзей.
Все считали, что недолог час и он превратится в знаменитого телевизионного
метеоролога.
-- Рейс пять-два-ноль, принял вас. Отправляйся, жирняга, нам нужно как
можно больше места, -- устало произнес военный диспетчер. В нескольких
сотнях ярдов от них самолет военно-транспортной авиации США С-5А "гэлекси"
начал разгоняться по взлетной полосе один-восемь. Эдварде поднес к глазам
бинокль. Он никак не мог привыкнуть к тому, что нечто столь гигантское
действительно может летать.
-- Есть какие-нибудь новости? -- спросил Саймон Эдвардса.
-- Никаких, ни единого писка с момента сообщения из Норвежского моря.
Впрочем, на Кольском полуострове лихорадочная активность. Знаешь, я выбрал
крайне неудачное время для приезда сюда на службу, -- ответил Майк. Он
продолжил калибровку своего цифрового барометра.
Все началось шесть недель назад. Части советской морской и
бомбардировочной авиации дальнего действия, базирующиеся на полудюжине
аэродромов вокруг Североморска, начали вдруг проводить частые учебные
вылеты, имитирующие воздушные нападения, которые могли быть направлены
против кого угодно. Затем, две недели назад, все вылеты прекратились. В этом
было что-то зловещее: сначала они подготовили экипажи своих самолетов для
выполнения боевых вылетов, причем с максимальной эффективностью, а затем
принялись за техническое обслуживание "птичек", стремясь добиться того,
чтобы каждый самолет и каждый прибор у него на борту находились в полной
готовности... Чем они занимаются теперь? Готовят налет на Боде в Норвегии?
Или на Исландию? Может быть, снова примутся за учения? Никто этого не знал.
Эдварде взял журнал, чтобы расписаться в нем за проверку
метеорологических инструментов на вышке управления. Он мог, конечно,
доверить это своим сержантам, но они сейчас помогали технической службе
истребительной эскадрильи, отчего он решил заняться этим сам. К тому же это
давало ему повод побывать на вышке управления и...
-- Мистер Саймон! -- поспешно произнес старший сержант, один из военных
диспетчеров на вышке. -- Я только что получил радиограмму с "Сентри-1" --
Боевая тревога! Приближается множество "бандитов", сэр. С северного и
северо-восточного направления. "Сентри-2" сейчас проверяет.., там тоже
заметили противника. Боже милосердный! Похоже, приближается авиагруппа в
составе от сорока до пятидесяти "бандитов", сэр. -- Эдварде обратил
внимание, что сержант называл самолеты противника "бандитами" вместо
обычного "зомби".
-- Как относительно направляющихся к нам своих самолетов?
-- Сэр, в двадцати минутах лета от нас С-141, затем еще восемь
транспортных самолетов с пятиминутными интервалами. Все вылетели с Довера.
-- Передайте приказ немедленно повернуть назад, и пусть обязательно
подтвердят получение приказа! Кефлавик закрыт для посадки всех союзных
самолетов до особого сообщения. -- Саймон повернулся к радисту. -- Свяжитесь
с оперативным центром ВВС -- пусть дадут радиограмму в штаб верховного
главнокомандующего вооруженными силами, что на нас совершается воздушный
налет.

yazik-smi-osnovnoe-sredstvo-vozdejstviya-na-massovoe-soznanie-i-na-tom-zhe-yazike-lyudi-krichali-osanna-i-raspni-bibliya-oposreduyushaya-rol-yazika-v-processe-poznaniya-9.html
yazik-smi-osnovnoe-sredstvo-vozdejstviya-na-massovoe-soznanie-i-na-tom-zhe-yazike-lyudi-krichali-osanna-i-raspni-bibliya-oposreduyushaya-rol-yazika-v-processe-poznaniya.html
yazik-socialnogo-statusa-stranica-10.html
yazik-socialnogo-statusa-stranica-11.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат