Глава 5 Быть призванным человеком - Г. Макдональд Как упорядочить свой внутренний мир

Глава 5 Быть призванным человеком


^ Памятка для неорганизованного:


Мой внутренний мир будет приведен в порядок в том случае, если я буду считать себя на службе у Христа, а не хозяином моих целей, моей роли и моей личности.
В своей книге "Шкатулка с камеями" Ф. У. Борэм размышляет о вере дяди Тома, героя книги Харриет Бичер Стоу "Хижина дяди Тома". Старый раб был вырван из привычной среды и посажен на пароход, направлявшийся к неизвестным местам. Для него это был момент страшного кризиса, и Борэм отмечает: "Вера дяди Тома пошатнулась. Ему действительно казалось, что он не только навсегда потерял тетушку Хлою и детей и своих старых товарищей, но и оставлен Богом!" Заснув, раб увидел сон. "Ему снилось, что он опять дома и что маленькая Ева читает ему Библию, как и прежде. Он слышал ее голос: "Когда ты будешь проходить по водам, Я буду с тобой; ибо Я есть Господь Бог, единый святой Израиля, твой Спаситель". Борэм продолжает: "Некоторое время спустя бедный Том корчился под ударами плети своего нового хозяина. Но, как пишет миссис Стоу, "удары падали только на его плоть, а не как прежде - на душу". Том стоял покорно, однако Легри не мог не понять, что его власть над жертвой кончилась. Как только Том скрылся в своей хижине, и Легри внезапно резко повернул коня, в голове тирана промелькнула одна из тех живых вспышек совести, которые часто проливают свет на темную, грешную душу. Он ясно понял, что тот, кто стоял между ним и Томом, был Бог, и он оскорблял Его!" (Выделено мной.) Призванный человек Чтобы понять разницу между загнанными (принужденными) и призванными людьми, давайте рассмотрим чувство уверенности, свойственное и тем, и другим. Загнанные люди считают, что они обладают этим качеством, так как они продвигаются вперед. Но часто в тот момент, когда этого меньше всего ожидаешь, враждебные события устраивают заговор и может наступить крушение. Призванные же люди обладают силой, исходящей изнутри, стойкостью и энергией, которые не поддаются ударам извне.
Призванные мужчины и женщины могут быть родом из никому не известных мест и заниматься самыми обычными делами. Они могут быть незаметными, простодушными, незначительными, по мнению окружающих. Посмотрите снова на тех, кого избрал Христос: немногие из них, если кто-нибудь вообще, могли претендовать на высокое положение в религиозных кругах или в крупном бизнесе. И не ПОТОМУ, что они были слишком уж неспособными. Просто они были самыми обычными. Но Христос призвал их, и все изменилось.
Устав жить по принуждению, некоторые откликаются на призыв Отца. Такие призывы обычно слышны в упорядоченном внутреннем мире.
Иоанн - пример призванного человека Иоанн Креститель - яркий пример призванного человека. Он имел смелость сказать собратьямиудеям, что они должны перестать оправдывать себя, уповая на свою принадлежность к избранной нации, и осознать необходимость духовного и морального покаяния. Крещение, как говорил он, должно стать свидетельством искренности их раскаяния. Неудивительно, что не было ни одного человека, нейтрально относившегося к Иоанну. Он никогда не смягчал свои выражения. Это был человек, которого любили или ненавидели; один из тех, кто ненавидел его, в конце концов лишили его головы. Но произошло это не раньше, чем Иоанн завершил свое дело.
Иоанн, призванный человек, представляет собой яркий контраст с Саулом, загнанным человеком. Похоже, что Иоанн с самого начала имел четкое осознание своего предназначения, и это было результатом божественного призвания, исходившего из глубины его существа. Наиболее ярко контраст между Саулом и Иоанном виден в ситуациях, когда их жизни или их дело подвергаются опасности. Саул, загнанный человек, как вы помните, реагировал бурно, яростно набрасываясь на обнаруженных врагов, так как был убежден, что только он сам может сохранить свою власть и положение.
Но с Иоанном все обстояло иначе. Понаблюдайте за его реакцией, когда приходит известие, что его популярности, возможно, приходит конец. Чтобы несколько драматизировать ситуацию, позвольте мне предположить, что Иоанн стоит перед перспективой потери своего дела. То, что я имею в виду, начинается с того момента, как Иоанн представил Христа множеству людей и они начали переносить свою любовь на этого "Агнца Божия" (Ин. 1:36). Внимание Иоанна обращают на то, что толпы людей, и даже некоторые из его собственных учеников, переходят к Иисусу, слушают Его поучения и начинают креститься у Его учеников. Появляется такое чувство, что те, кто принес эту новость Иоанну, выражая свое беспокойство о "снижении его рейтинга", надеялись увидеть его резкую негативную реакцию. Но этого не произошло, он разочаровал их.
"Не может человек ничего принимать на себя, если не будет дано ему с неба. Вы сами мне свидетели в том, что я сказал: не я Христос, но я послан пред Ним. Имеющий невесту есть жених; а друг жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха: сия то радость моя исполнилась; Ему должно расти, а мне умаляться" (Ин. 3:27-30).
Призванные люди осознают свою подчиненность Обратите внимание, что Иоанн воспринимал свою жизнь как служение, а те, кто с ним разговаривал, основывали свой вопрос на предположении, что массы некогда принадлежали Иоанну, что он приобрел их своей духовной мощью. И если бы это было действительно так, то Иоанн бы кое-что потерял, а именно - свое ведущее положение пророка.
Но Иоанн видел ситуацию совсем по-иному. Он никогда ничем не владел, и менее всего массами. Иоанн считал себя просто управляющим, а это качество присуще только призванному человеку. Задача управляющего состоит в том, чтобы должным образом выполнять дело, порученное ему владельцем, до тех пор, пока он не возьмет собственность назад. Иоанн знал, что люди, покидавшие его ради Христа, на самом деле никогда ему не принадлежали. Бог поручил их его заботам на какое-то время и теперь взял их обратно. С Иоанном в этом смысле все обстояло прекрасно.
Насколько это отличает Иоанна от загнанного Саула, который полагал, что трон Израиля принадлежит ему, и он может распоряжаться им по своему усмотрению. Когда человек чем-то владеет, ему приходится крепко держаться за это, приходится его защищать. Но Иоанн не воспринимал свою жизнь таким образом, поэтому когда Христос пришел, чтобы владеть людьми, Иоанн был только очень рад отдать их обратно.
Современному человеку необходимо так же относиться к происходящему, как это делал Иоанн, - считать себя управляющим от имени владельца. То, чем были люди для Иоанна, для нас могут быть наши профессии, положительные качества, наши природные или духовные дарования, наше здоровье. Владеем мы всем этим или просто управляем от имени Того, Кто их дал? Загнанные люди считают, что владеют, призванные - нет. Когда загнанные люди теряют что-то, для них это становится серьезной трагедией. Когда призванные люди теряют, ничто не изменяется. Внутренний мир остается тем же, возможно, даже более сильным.
Призванные люди точно знают, кем они являются Второе свойство призванности проявляется в осознании Иоанном своей личности. Вы помните, он ответил им: "Вы сами мне свидетели в том, что я сказал: не я Христос". Иоанн прекрасно понимал, кем он не был, и это дало ему возможность понять, кем он был. И у Иоанна не было иллюзий относительно собственной личности. Это уже было определено в его внутреннем мире.
В противоположность этому, те, чей внутренний мир пребывает в беспорядке, склонны заблуждаться на свой счет. Они не в состоянии отделить свою личность от своей роли, отождествляя себя со своим, делом. Вот почему людям, которые имели власть, необычайно трудно отказаться от нее, и часто они ведут смертельную борьбу, чтобы удержать власть в своих руках. По той же причине многим мужчинам и женщинам тяжело уходить на пенсию. И этим же объясняется депрессия матери, когда последний из ее детей покидает дом.
Нам надо хорошо обдумать этот вопрос о личности, похоже, это очень современная тема. Иоанн мог бы легко воспользоваться доверчивостью толпы в те времена, когда он был популярен, или прельститься ее восхищением. Тот факт, что массы, оставив священников Иерусалима, перенесли на него свою преданность, мог бы развить в нем высокомерие и неоправданные амбиции. Было бы довольно легко в ответ на вопрос, не он ли Мессия, утвердительно кивнуть головой.
Мы почти слышим, как человек менее неподкупный, чем Иоанн, в минуту искушения говорит: "Ну, я не думал об этом именно так, как вы говорите, но, возможно, вы правы, во мне есть нечто мессианское. Почему бы нам не допустить, что я - Христос, и посмотреть, что из этого выйдет?" Но истинный Иоанн не стал бы даже делать подобных попыток. Его внутренний мир был слишком хорошо организован, чтобы он мог не видеть ужасных последствий несоответствующей идентификации своей личности.
Если и был момент, когда восхваление толпы стало оглушительным, голос Бога внутри Иоанна был все же громче. И этот голос говорил убедительнее, потому что прежде чем выйти на служение, Иоанн, находясь в пустыне, привел в порядок свой внутренний мир.
Важность этого принципа нельзя недооценивать. Сегодня в нашем мире, ориентированном на средства массовой информации, многие хорошие и талантливые лидеры сталкиваются с постоянным искушением начать верить тексту своих собственных публичных заявлений. И если это происходит, их личность и стиль руководства мало-помалу заражаются мессианскими фантазиями. Забывая, кем они не являются на самом деле, они начинают видеть свою личность в искаженном свете. Как это происходит? Они становятся слишком занятыми, чтобы проводить время в пустыне для приведения в порядок своего внутреннего мира. Потребности организации, предприятия становятся слишком большими; похвалы последователей начинают слишком очаровывать. Таким образом, призывающий голос Бога тонет в обычном шуме общественной жизни.
Призванные люди обладают непоколебимой уверенностью в своем предназначении Замечательный ответ Иоанна открывает нам также, что пророк еще в пустыне осознал цель своей деятельности - быть предвестником Христа. И это еще одно свойство призванности - умение видеть свое предназначение. Отвечая тем, кто интересовался его чувствами по поводу растущей популярности Человека из Назарета, он сравнил свое предназначение с ролью шафера на свадьбе: "Имеющий невесту есть жених; а друг [т. е. Иоанн] жениха, стоящий и внимающий ему, радостью радуется, слыша голос жениха" (Ин. 3:29). Назначение шафера - стоять рядом с женихом, Делая так, чтобы все внимание было обращено к жениху.
Было бы глупо со стороны шафера в середине свадебной церемонии внезапно повернуться к гостям и запеть песню или попытаться привлечь их внимание веселым монологом. Шафер исполняет свои обязанности самым лучшим образом, если не привлекает внимания к себе, а концентрирует его целиком на невесте и женихе.
Именно это и делал Иоанн. Если Иисус Христос был жених, пользуясь метафорой Иоанна, тогда Креститель должен был быть шафером, и ничем больше. В этом была цель его призвания, и он не хотел добиваться чего-либо большего. Поэтому, увидев множество людей, стремящихся к Христу, Иоанн воспринял это как одобрение своей деятельности: его предназначение осуществилось. Но только призванные люди, такие, как этот человек, способны чувствовать умиротворение в подобных обстоятельствах.
Призванные люди до конца верны своему призванию В итоге, будучи призванным человеком, Иоанн осознал и смысл, значение своего призвания. "Ему должно расти, а мне умаляться" (Ин. 3:30), - сказал он тем, кто хотел увидеть его отношение к происходящему. Ни один загнанный человек никогда не смог бы сказать то, что сказал Иоанн, потому что загнанные люди должны постоянно приобретать все больше и больше внимания, больше и больше власти, больше и больше материальных активов. Соблазны общественной жизни могли бы вызвать у Иоанна желание соперничать, но подлинный внутренний призыв к предназначению звучал громче. Дело, которое Иоанн должен был исполнить, - представить людям Христа как "Агнца Божия" - было закончено. Осуществив связь, Иоанн был удовлетворен и готов удалиться.
Именно эти качества - осознание своей подчиненности, понимание своей личности и своей роли, верность призванию - характеризуют призванного человека, человека, который в первую очередь строит свой внутренний мир, чтобы из него били источники жизни.
 Как разительно отличаются жизни царя Саула и Иоанна Крестителя. Один стремился защитить золотую клетку - и проиграл; другой был доволен местом в пустыне и возможностью служить - и победил.
Мир и радость В жизни Иоанна реализуются все необыкновенные качества, достойные восхищения. В нем есть умиротворенность, которая не связана с уверенностью в своей карьере. Я часто провожу время с мужчинами и женщинами, чей успех неожиданно исчез по разным причинам, и они превратились в "обрубки". Эти обстоятельства показывают, что их жизнь, вероятно, была сосредоточена вокруг карьеры, и они никогда не думали о прочности и устойчивости внутреннего мира, в котором говорит Бог.
Иоанн открывает нам также радость, которую не следует путать с современной интерпретацией счастья - состоянием чувств, основанном на том, что все идет как надо. Когда окружающие пришли к Иоанну, думая, что он будет обеспокоен неудачей в конце своей деятельности, они обнаружили, что на самом деле он вполне удовлетворен, несмотря на то, что его слушатели покидают его. Некоторые современники Иоанна, возможно, не были согласны с его выводами, но Иоанн был уверен в том, что правильно оценил ситуацию, потому что его оценки основывались в первую очередь на его внутреннем мире, где могли полностью сформироваться реальные ценности в согласии с Богом.
Иоанн - действительно призванный человек. Его жизнь иллюстрирует то, что имела в виду Стоу, когда писала, что удары Саймона Легри падали на внешнего человека дяди Тома, а не на его душу. Что-то стояло между Иоанном и общей уверенностью, что он потерпел неудачу. Это была не вызывающая сомнений реальность Божьего призыва, который Иоанн услышал в своем внутреннем мире. И этот голос был громче всех остальных звуков. Он исходил из тихого, спокойного места, где все было упорядочено.
Обретение призвания Когда человек с восхищением смотрит на Иоанна Крестителя, у него возникает естественный вопрос - как он стал таким? В чем был источник этой решимости, этой стойкости, этой непоколебимой способности смотреть на события с совершенно другой точки зрения, нежели другие? Взгляд на окружение Иоанна поможет нам исследовать структуру и сущность его внутреннего мира.
Чтобы понять Иоанна, в первую очередь нужно обратить внимание на его родителей, под влиянием которых формировался его характер в раннем возрасте. Священное Писание ясно дает понять, что Захария и Елизавета были благочестивыми людьми, они чрезвычайно трепетно относились к призванию Иоанна, которое было открыто им через ангелов, неоднократно являвшихся им. И в свою очередь, с ранних дней они стали внедрять это предназначение в душу Иоанна. У нас мало сведений о жизни семьи Иоанна после его рождения, но мы точно знаем, что его родители были отмечены чистотой необыкновенной глубины, благочестием и стойкостью.
Вероятно, родители Иоанна умерли, когда он был еще очень молодым человеком. Как он справился с потерей, мы не знаем. Но когда Иоанн снова выходит на первый план, то, как сказано в Священном Писании, он живет один в пустыне, удалившись от общества, к которому позднее он будет обращаться как пророк.
"В пятнадцатый же год правления Тиверия кесаря, когда Понтий Пилат начальствовал в Иудее, Ирод был четвертовластником в Галилее, Филипп, брат его, четвертовластником в Итурее и Трахонитской области, а Лисаний четвертовластником в Авилинее, при первосвященниках Анне и Каиафе, был глагол Божий к Иоанну, сыну Захарии, в пустыне. И он проходил по всей окрестной стране Иорданской, проповедуя крещение покаяния для прощения грехов" (Лк. 3:1-3).
Эти слова заключают в себе проблему, требующую внимания. Цезарь находился в Риме, занимаясь важными делами, которыми обычно занимаются цезари. Анна и Каиафа были в Иерусалимском храме, храня официальную религию. И разные другие политические деятели действовали и появлялись в общественных местах, принимая участие в важных, на первый взгляд, событиях. Мир каждого из них был впечатляющим миром власти, известности и человеческих связей.
Но "был глагол Божий к Иоанну", незначительному человеку в самом незначительном из мест - в пустыне. Почему Иоанн? И почему пустыня?
Мне вспоминаются слова Герберта Баттерфилда, которые оставили во мне глубокий след: "И в истории, и в жизни отнюдь не редким явлением бывает встреча со сравнительно необразованными людьми, которые, кажется, обладают поразительной духовной глубиной... в то время как есть много высокообразованных людей, от которых остается впечатление, что они демонстрируют искусные упражнения своего ума, чтобы скрыть зияющую пустоту, лживость того, что лежит в душе".
Почему Иоанн? По существу, потому, что Бог позвал Иоанна, и он откликнулся. Призыв требовал покорности Божьим путям, Божьим методам и Божьим критериям успеха. И Иоанн был готов принять эти условия, неважно - ценой боли или одиночества.
Почему пустыня? Вероятно потому, что в пустыне люди способны слушать и размышлять о вещах, которые не просто услышать или о которых не просто думать в шумных городах, где люди обычно заняты, суетны и исполнены мыслями о собственной значимости. Порой в городах шум общественной жизни настолько велик, что тихий голос Бога не может быть услышан. А иногда в городах люди слишком самодовольны, чтобы слушать голос Бога посреди своих небоскребов из стали и бетона, своих красочных театров или своих невероятных храмов.
Бог повлек Иоанна в пустыню, где Он мог говорить с ним. И когда Он привел его туда, то стал запечатлевать новые понятия во внутреннем мире Иоанна, которые дали сыну Захарии совершенно другое видение своего времени. Там, в пустыне, он обрел новый взгляд на религию, на добро и зло, на Божий замысел истории. И там он развил особую восприимчивость и мужество, которые могли бы подготовить его к совершенно исключительной задаче: познакомить свое поколение с Христом. Его личный мир строился в пустыне.
Слово Бога пришло к Иоанну в пустыне. Какое странное место избрал Бог, чтобы говорить. Чему можно научиться в пустыне? Я стараюсь избегать пустынь, миновать их стороной, когда это возможно. Для меня пустыни означают боль, одиночество и страдания. И никто ничего подобного не любит. Пустыня - это трудное место для жизни, в физическом или духовном плане. Но факт неоспорим: величайшие уроки можно получить в пустыне, если человек в разгаре борьбы слушает призыв Бога.
В пустыне человек узнает о засухе, потому что пустыни сухи. Иоанн учился не только бороться с засушливостью пустыни, но она, несомненно, научила его оценивать бесплодность духа тех людей, с кем он будет говорить на Иордане.
В пустыне человек учится полагаться на Бога. Жизнь в пустыне, как это поняли иудеи веками раньше, нельзя вынести без помощи милосердного Бога. Только человек, испытавший трудности, подобные тяготам пустыни, знает, что значит полностью предать себя в руки Бога, потому что больше ничего не остается.
Однако пребывание в пустыне имеет и свои положительные стороны. Пустыня - это место, где человек свободен думать, планировать, готовиться к предстоящей деятельности, чтобы потом, в назначенное время, выйти из пустыни и исполнить поручение - сказать слова, которые разоблачат ханжество и выявят поверхностное отношение, поднимут проблемы, которые касаются бездонных глубин человеческого духа. И поколение людей узнает Бога Иисуса Христа.
В пустыне человек может быть призван. Когда Иоанн противостоял сначала критиковавшим его, а затем ярости защищавшегося Ирода, чью безнравственную жизнь пророк обличал, в нем ясно проявилось это особое качество призванности: и в разгаре своей пророческой деятельности он сохранял спокойствие и ясность ума. Что-то необычное действовало в нем, давая ему независимость суждений и мудрость. Немногие могли устоять перед его проповедью.
Как же был устроен его внутренний мир, сформированный в пустыне? Откровенно говоря, библейские писатели не слишком много говорят нам об этом. Нам просто представляют свидетельство упорядоченного внутреннего мира - это тот результат, к которому мы должны стремиться. Во внешнем мире, где все кажется хаотичным и беспорядочным, Иоанн действует с уверенностью и убежденностью.
Научили ли нас чему-нибудь Саул, Иоанн и мой друг, "преуспевший лентяй"? Я думаю, что их послание очевидно. Посмотрите в себя, как бы говорят они. Чем вы живете? Чего вы надеетесь достичь в результате? И какова будет ваша реакция, если вы всего этого лишитесь?
Я заглядываю в свой внутренний мир и обнаруживаю, что почти каждый день я вынужден вести борьбу и решать, каким мне быть: как Саул или как Иоанн? Живя в мире соперничества, где достижение - это почти все, было бы легко присоединиться к Саулу, чтобы быть вынужденным удерживать, защищать, доминировать. И я могу даже представить себя поступающим так и говорящим себе в то же время, что я делаю Божье дело. Но стресс, возникающий в результате таких действий, может быть слишком сильным.
Бывают дни, когда я, может быть, похож на Иоанна. Услышав призыв Бога, я могу осознать свою миссию. Конечно, для этого может потребоваться мужество и дисциплина, но теперь результаты - в руках Призывающего. Расту я или умаляюсь - это Его дело, не мое. Организовывать свою жизнь согласно собственным видам на будущее и оценивать себя согласно мнениям других - значит опустошать свой внутренний мир. Но действовать, основываясь на призыве Бога, - значит обладать упорядоченным внутренним миром.

-7-realizaciya-prava-na-zabastovku-uchebnik-prednaznachen-dlya-studentov-aspirantov-prepodavatelej-dlya-sotrudnikov.html
-7-rossijskaya-trehstoronnyaya-komissiya-po-regulirovaniyu-socialno-trudovih-otnoshenij-poryadok-formirovaniya-i-osnovnie-napravleniya-deyatelnosti.html
-7-ruk-49-predislovie-k-elektronnomu-izdaniyu.html
-7-ruk-49-t-i-ch-3-gl-iii-predislovie-k-elektronnomu-izdaniyu.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат