Глава 6. ГЕРМАНИЯ - Книга «История инквизиции»

Глава 6. ГЕРМАНИЯ


Около 1209 г. страсбургский епископ Генрих Веринген в результате беглого расследования обнаружил, что Германия полна неверующих. Приступили к розыску, результатом которого был арест пятисот человек, принадлежавших ко всем слоям общества. Генрих устроил богословские диспуты, чтобы обратить своих пленников на путь истины, но его духовенство гораздо хуже знало Священное Писание, чем еретики. Тогда епископ объявил, что все упорствующие в своих заблуждениях, будут сожжены. Еретики выдали свои книги и отреклись; однако около ста из них, в том числе двенадцать священников, двадцать три женщины и много знатных, отказались отречься. Все отрицавшие свое еретичество были подвергнуты старинному испытанию раскаленным железом. В Страсбурге подобное испытание обнаружило виновность восьмидесяти не раскаявшихся еретиков, которые все были сожжены. Имущество осужденных было конфисковано и разделено между магистратами и всеми, кто принимал участие в «разоблачении» еретиков. Документы тех лет упоминают об открытии и наказании еретиков и в других местах Германии. Катары в Германии никогда не основывались прочно и полностью исчезли там. Зато были многочисленны вальденцы и еретики секты «Правильно живущие». Еще в 1199 г. Иннокентий III пытался заставить вальденцев Меца выдать переводы Священного Писания и послал аббата из Сито вместе с двумя другими аббатами обуздать этих еретиков. Аббаты обратились к заблудшим со словом убеждения и сожгли все экземпляры запрещенных книг, какие им удалось захватить; но, по видимому, тогда не был сожжен ни один еретик. Почти все еретики, сожженные в 1212 г. в Страсбурге, принадлежали к вальденцам. На основании их сочинений и признаний был составлен список из трехсот заблуждений, затем соединенных в семнадцать положений. Они отрицали посвящение в духовный сан и поэтому не признавали целибата священников; отрицая чистилище, они не признавали молитвы и обедни за умерших. Вальденцы гораздо раньше св. Франциска и его учеников возвели в догмат совершенную нищету Иисуса Христа и Его учеников. Среди сожженных в Страсбурге были также правильноживущие. Секта эта, несмотря на небольшое число последователей, является первым проявлением стремления к свободе мысли. Благодаря своей почти несокрушимой стойкости она явилась одним из самых опасных врагов, против которых пришлось бороться инквизиции. В начале XIII в. учение этой секты было создано парижским схоластиком, магистром Давидом де Динан, его товарищем по кафедре богословия, Амори де Беном, и их учениками, которые тайно распространяли его учение. Почти все они были высоко образованные богословы университета и священники. Это учение производило неотразимое впечатление на людей, склонных к мистической экзальтации.
Учение Амори было осуждено Сорбонной еще в 1204 г., сам он вынужден был отречься и умер в 1207 г. В 1210 г. в секту проник шпион – Рауль де Немур. Ознакомившись хорошо с ересью, он донес обо всем, что знал, светским властям; были произведены аресты, и виновные были осуждены собором епископов. Четверо из вождей были приговорены к пожизненному тюремному заключению, а десять еретиков сожжены. Бедные люди обоего пола, давшие совратить себя, были милостиво прощены. Несколько казней состоялось в других городах. Останки Амори были вырыты и даны собакам, после чего кости его разбросали по полям. Чтение сочинений Амори и де Динана запретили, а изучение естественных наук в Парижском университете прекратили на три года. Сочинения Аристотеля, породившие эту ересь, были публично сожжены.
Народное прозвище сектантов папелярдами показывает, что они внешне проявляли набожность и скрывали свои теории о бесполезности таинств и внешнего культа. Ересь была уничтожена и о ней с этого времени ничего не слышно; однако некоторые наставники поучали ей в Дофинэ, где они смешались с вальденцами.
Парижский университет привлекал со всех концов Европы искателей знания, и среди последователей Амори были иностранцы, распространявшие его учение. Учеником Амори был Ортлиб из Страсбурга. Большой Латеранский собор 1215 г. осудил учение Амори скорее как безумное, чем еретическое.
О первоначальной вере Братьев Свободного Духа, как называли себя ученики Ортлиба, известно мало. Главный документ, освещающий их учение в XIII в., менее касается их принципов, чем последствий отказа признать действительность церковных обрядов. Они утверждали, что несозданный мир вечен, обещали всем вечную жизнь, отрицая воскресение плоти, и мистически представляли Св. Троицу в трех членах секты. Они предписывали самое строгое воздержание даже в браке, деторождение допускалось только духовное: единственные сыновья, которых следовало иметь, должны быть созданы путем обращения. Человекоубийство, ложь и клятва запрещались. Преследования 1212 г. в Страсбурге не уничтожили учеников Ортлиба, они подверглись в 1216 г. новым преследованиям, распространившимся до швейцарского кантона Тургау. Около середины XIII в. они были очень многочисленны в Швабии, особенно около Нордлингена и Эттингена.
Одно из положений их учения было особенно ненавистно католикам: если Бог являлся Творцом всего, то нельзя из числа Его творений исключать сатану. Некоторые последователи Ортлиба обратили главное внимание на теорию, касавшуюся сатаны; их считали особой сектой луцифериан. В их еретическом учении старались, сильно преувеличивая, найти культ сатаны; их подвергали самым диким преследованиям. Впервые это неистовство проявилось в деле Генриха Миннеке, приора женского цистерцианского монастыря в Госларе. В 1222 г. Миннеке был обвинен в некоторых еретических мнениях перед своим епископом, фанатиком Конрадом фон Рейзенбергом из Гильдесгейма. Собрание прелатов, состоявшееся в Госларе, допросило монахинь и признало Миннеке виновным; ему запретили продолжать распространять свое учение. Так как он нарушил это приказание, то епископ Конрад вызвал его к себе и после трех дней допроса присудил его вернуться в свой монастырь. Миннеке проявил непокорность и был заключен в тюрьму. Он обратился к папе Гонорию с требованием справедливого суда. Гонорий в мае 1224 г. приказал епископу Конраду представить узника легату и собранию прелатов для допроса и окончательного решения. Около 1 октября легат созвал в Вардевике епископов Северной Германии; этот трибунал уличил Миннеке в том, что он заставлял монахинь видеть в нем существо выше всех людей, рожденных от женщины; он смягчал строгий цистерцианский устав; в своих проповедях он заявлял, что Св. Дух был отцом Бога Сына и, восхваляя девство, выставлял брак грехом; в одном видении он видел сатану, просящего прощение у Бога, и, наконец, он утверждал, что существует небесная жена, стоящая выше Св. Девы и называющаяся Премудростью. Чтобы окончить это дело, потребовалось еще собрание в Гильдесгейме 22 октября. Миннеке был назван манихеем и луциферианом; его признали виновным, лишили духовного сана; он был выдан светской власти и сожжен в 1225 г. В постановлении окончательного решения по этому делу принял участие человек, ставший известным всей Германии и представляющий самое полное воплощение безумного фанатизма той эпохи, Конрад Марбургский. Он был простым священником и не принадлежал к нищенствующим орденам, тем не менее доминиканцы признали его украшением своего ордена.
Человек твердого характера и ограниченного ума, Конрад считал физическую и нравственную пытку самым действенным путем к спасению; он высокомерно взял на себя роль бога мстителя, карающего людей за их слабости и грехи. Вина за причиненное им зло падает на тех, которые хладнокровно выбрали его оружием в своих руках и пустили ослепленного яростью и безумием фанатика на беззащитную массу. Конрад уже давно пользовался громкою известностью. Его блестящее красноречие было способно приводить в движение народные страсти, и поэтому уже в. 1214 г. его послали в Германию проповедовать крестовый поход, который был одним из поводов созыва большого Латеранского собора; и с этого времени деятельность его уже не прекращалась. Он принял участие в преследованиях ереси. Его начали называть папским представителем в серьезных делах. В 1220 г. ему было поручено угрозами духовных наказаний склонить императора Фридриха II к выполнению обета совершить крестовый поход в Святую Землю. Конраду было поручено организовать по всей Германии проповедь этого крестового похода.
Григорий 12 июля 1227 г. благодарил Конрада за преследование еретиков, уполномочивал его избрать себе помощников и предпринять с их помощью розыски всех, кого коснулась зараза ереси. Инквизиция была только еще в проекте, но это было полномочие общего инквизитора на всю Германию. Одним из мотивов этого назначения являлось желание поставить папский авторитет на место епископской юрисдикции, которая до этого времена вела местные и спорадические преследования.
Через восемь дней, 20 июня, Конрад получил новый указ, значительно увеличивавший его власть и влияние. Германская Церковь была так же развращена и испорчена, как и соседние, и до этого времени все попытки исправить ее были безуспешны. Папа поручил Конраду произвести внутреннюю реформу германской Церкви и добиться исполнения канонов, изданных кардиналом легатом Чинтано на национальном соборе в Майнце в 1225 г. Особенное внимание ему приказывали обратить на реформу монастырей.
Вооруженный этими почти неограниченными полномочиями, Конрад фактически стал первым духовным лицом в Германии. Не сохранилось свидетельств выполнения им своих инквизиторских обязанностей; и единственной реформою, о которой дошло упоминание, было переустройство женского монастыря в Нордгаузене: он изгнал оттуда монахинь, ведших дурную жизнь. Но преследование нуждалось в его услугах. Император Фридрих был 29 сентября 1227 г. отлучен от Церкви за то, что не отправился в крестовый поход. Это отлучение вызвало конфликт между Церковью и государством, которым воспользовались еретики; повсюду проповедовали их миссионеры. В 1229 г. в Страсбурге снова в течение нескольких лет велось преследование вальденцев: много упорных еретиков было сожжено, более покорные подверглись разным наказаниям. В 1231 г. Григорий занялся устройством более действенной системы и 20 июня послал немецким прелатам римские статуты Аннибальдо и свои эдикты, изданные в том же году. В свою очередь еще 2 июня того же года Вормсский сейм упорядочил конфискации и постановил, что аллодиальные земли и движимость идут наследникам, а феодальные земли – сеньору; движимое имущество рабов переходит их господам; Церковь же и преследователи не принимали участия в дележе. Под давлением Григория епископы начали преследования еретиков более активно. Трирский архиепископ произвел розыск и открыл три еретических школы. Он собрал синод, чтобы судить задержанных им лиц, и послал на костер трех мужчин и одну женщину. Она была крайне благочестива; но, подвергнув ее допросу, выяснили, что она принадлежала к секте луцифериан. Однако результаты не соответствовали желаниям Григория. В октябре 1231 г. он заставлял Конрада приступить к исполнению обязанности инквизитора, хвалил его успехи в уничтожении еретиков. Конраду были предоставлены самые широкие права; он мог даже не выслушивать объяснения, а только произносить окончательное и безапелляционное решение.
Он мог требовать помощи светской власти, мог отлучать от Церкви покровителей ереси и накладывать интердикт на целые провинции. Он должен был подчиняться только декретам Св. Престола. Еретики, которые покаятся, должны были получать прощение, но их надлежало подвергать пожизненному тюремному заключению. Много подозрительных людей было арестовано в самом Марбурге – рыцарей, священников и высокопоставленных лиц; одни из них отреклись, другие были сожжены. В 1232 г. поездка в Эрфурт дала Конраду возможность сжечь еще четыре жертвы. Эти результаты не оправдали надежд Григория. Вследствие этого с последних месяцев 1231 г. до конца 1232 г. разные доминиканские конгрегации получали указы, уполномочивавшие их членов приняться за преследования. Договор в Чепрано в 1230 г. установил мир между папством и империей, и Фридрих II в марте 1232 г. обнародовал в Равенне статут ко всем прелатам и сеньорам империи; он повелевал им деятельно помогать уничтожению ереси и брал под особое покровительство нищенствующих, которых папа пошлет для этого дела. Фридрих приказал светским властям преследовать всякого, на кого укажут им инквизиторы, держать арестованных до осуждения в надежных местах, карать смертью всех, кто будет признан еретиками или их соумышленниками, и подвергать пожизненному тюремному заключению всех раскаявшихся и отрекшихся от ереси. Смертной казни подлежали также и рецидивисты; их потомки до второго поколения объявлялись не имеющими права владеть феодальной землей или занимать общественные должности.
Неожиданно в это время выдвинулся доминиканец Конрад Торс, которого считали обращенным еретиком; он без всякого особого полномочия принялся очищать страну от ложных учений. С ним был мирянин Иоанн, который хвастался, что с первого взгляда узнает еретика. Его свидетельства было достаточно для Торса, который переходил из одного города в другой и осуждал без разбору. Народ в возбуждении требовал, чтобы светские власти сжигали несчастных, которых выдавал им монах. Тогда же этот доминиканец заручился поддержкой вельмож, выступая против богатых и возбудив надежду на богатые конфискации, которые могли делить между собою друзья веры. При этом он говорил: «Я сжег бы сто невинных, если бы среди них нашелся один виновный». Многие доминиканцы и францисканцы присоединились к нему и сделались его ревностными помощниками.
Но и сам Конрад Марбургский вмешался в преследования со всей своей энергией и неумолимой твердостью. Ересь, в которой обвинялись несчастные жертвы этого избиения, была учением не вальденцев, а луцифериан. Конрад дал папе подробное описание их обрядов, подтверждающее ту веру в колдовство, которая в течение столетий вызывала по всей Европе столь страшные жестокости. Инквизиторы и народ смотрели на еретиков как на колдунов. Уже при первом появлении катаров в Орлеане в 1022 г. рассказывали истории об их адских обрядах. Несомненно, что Конраду приходилось слышать тысячи раз эти дикие вымыслы в признаниях несчастных, являвшихся пред его трибуналом. Подлинные протоколы дел о колдовстве в последующие годы настолько многочисленны, что нельзя сомневаться в готовности обвиняемых приписывать себе самые омерзительные и невероятные обряды, чтобы удовлетворить судью, допрашивавшего их и внушавшего им эти ответы. Конрад, правда, не применял Пытки, но инквизиционное судопроизводство позволяло ему вырывать признания не хуже, чем это делали его преемники с помощью палачей.
В этих разоблачениях было явное сплетение лжи и больного воображения. Ознакомившись с ересью луцифериан в изложении Конрада, папа Григорий повелел уничтожить их, не щадя ни пола, ни возраста. Если невозможно обратить их, то необходимо эту язву лечить огнем и железом. Конраду было приказано проповедовать крестовый поход против луцифериан, Папа потребовал, чтобы провинциальный епископ, император и король Генрих, сын императора, направили всю свою власть на истребление люцифериан. Неограниченная власть, данная Конраду, позволяла ему просто предоставлять на выбор обвиняемому самому или сознаться в тех преступлениях, в которых его обвиняли и подвергнуться епитимьи, или прямо отправляться на костер. Такое «судопроизводство» подтверждено в официальном донесении доминиканца Бернара и майнцского архиепископа. В распоряжении Конрада не было тюрем, куда он мог бы заключать своих кающихся; осуждение на ношение крестов было ему не известно, и поэтому самой унизительной епитимьей он считал приказание обрить голову кающемуся, у которого, конечно, предварительно вырывали имена всех известных ему последователей секты. Вначале Конрад поверил праздношатающейся двадцатилетней интриганке, которая поссорилась со своей семьей и решила ложным доносом отомстить. Она добилась, что ее ближние были сожжены. Затем некто Амфрид сознался, что ему удалось сжечь при помощи Конрада много невинных. И подобных ему людей было немало. Утверждали даже, что некоторые хитрые еретики нарочно обвиняли сами себя, чтобы при сознании показать на католиков и, таким образом, сделать ненавистным все дело инквизиторов. Никто никоим образом не мог оправдаться. Стараясь спасти свою жизнь, когда их заставляли назвать соумышленников, люди часто отвечали: «Я не знаю, кого обвинить; скажите мне имена подозреваемых вами». «Таким образом, – говорится в официальном донесении папе,  брат обвинял брата, жена – мужа, хозяин – слугу. Другие дают деньги кающимся, чтобы узнать от них, как ускользнуть или спасти свою жизнь; все это доводит до такого смятения, какого еще никогда не бывало. Я сам (Майцский архиепископ) сначала один, а потом вместе с архиепископами Трира и Кельна просил магистра Конрада вести подобные серьезные дела более осмотрительно и воздержанно, но он отказался последовать нашему совету».

050-474-95-37-avk-podvela-itogi-reklamnoj-kampanii-brenda-zhuvilend-kompaniya-avk.html
050-474-95-37-avk-predlagaet-balovat-blizkih-iziskannimi-shokoladnimi-sladostyami-kompaniya-avk.html
050-474-95-37-avk-vistupila-sponsorom-bitvi-horov-konditerskaya-kompaniya-avk.html
050-474-95-37-serdechnie-pozdravleniya-ot-kompanii-avk-kompaniya-avk.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат