Глава II. Способы (формы) шпионажа - 2 Вопросы квалификации шпионажа

Глава II. Способы (формы) шпионажа


^ 2.1. Изменения в законодательстве о понятии шпионажа


Древние государства – Египет, Хеттское царство, Ассирия, Персия, Китай, Индия – представляли собой военно-теократические структуры, которые опирались на силу внеэкономического принуждения. Во главе угла внешней политики таких государств стояли преимущественно завоевательные интересы. Древняя дипломатия разрешала сравнительно ограниченный круг вопросов. И наиболее сильной её стороной являлась организация всепроникающей военно-политической разведки.
Историческое появление государства традиционно связывают с периодом
появления первых письменных сообщений. История древнего Египта, само
происхождение египтян и начало их колонизации дельты Нила плохо поддаётся изучению. Ситуация проясняется примерно к ХХХ в. до н. э., когда при царе Мене (Нармере) происходит объединение Верхнего и Нижнего Египта в одно государство. Именно ко времени правления царя Мена относится появление первых дошедших до нас египетских хроник.
Территория тогдашнего египетского государства была очень велика. Она
простиралась от Средиземного моря до границ Судана и представляла собой
полосу длинной около 1 тыс. км и шириной чуть более 10 км. Естественно, что
для защиты государства от внешних врагов фараонам нужны были не только
хорошо функционирующий государственный аппарат и боеспособная армия, но и разведывательная служба. Вместе с этой службой неизбежно развивалась также система быстрой доставки сообщений и официальных документов. Такие сообщения обычно представляли собой эстафету. Посланные с письмом гонцы сменялись через определённые отрезки пути, что позволяло быстрее доставить необходимую информацию. Этот способ зарекомендовал себя ещё в глубокой древности. Около 2300 г. до н. э. фараон Тети именно таким образом узнал об уровне нильской воды в городе Семна, на южной границе стран.
В сообщении с Ближнего Востока, составленном при фараоне Аменхотепе
III, было найдено свидетельство о работе египетской царской разведки: «Его
величество осведомлён, что некоторые из жителей востока, находясь в городе
Икати, устроили заговор с целью разбить находящиеся там правительственные
войска». Понятно, что информация такого рода могла исходить только от египетских агентов, вероятно набранных среди местного населения. Возможно,
именно хорошо налаженная агентурная сеть помогла фараонам XVIII династии создать первую в истории человечества империю – Новое египетское царство.
Наряду со службой внешней разведки в Египте существовала структура,
которую можно было бы назвать тайной полицией. Так, первое упоминание об это встретилось историкам в хрониках времён Аменхотепа IV, где говорится о неком высокопоставленном чиновнике при дворе фараона, в обязанности
которого входила организация негласных расследований. Над чиновниками,
начальниками городов и местными властями осуществлялся строгий контроль.
Для этого существовал визирь и подчинявшиеся ему посланники, который следил за порядком и судопроизводством. За границу регулярно посылались разведчики, которые, судя по всему, работали отменно. Свидетельством этому служит очередной заговор в Нубии, который тайные агенты успели раскрыть раньше, чем его успели разработать в деталях.
На протяжении всей истории развития уголовное законодательство России также было направлено на защиту государственной безопасности.
История развития уголовного законодательства об ответственности за преступления против государственной безопасности России самым тесным образом связана с развитием самого государства, представлениями о его функциях. По мере того как шел процесс централизации и образования единого Российского государства, завершение которого связывают с концом XV - началом XVI в., происходило сосредоточение власти в одних руках. Уже в первом крупном общерусском правовом акте - Судебнике 1497 г. - перечень наиболее опасных преступлений начинается с причинения смерти своему господину ("государский убойца"), измены, бунта ("крамолы"). Судебник 1550 г. дополнил их новыми составами, в том числе о сдаче города неприятелю. Но в своем собственном, политическом смысле интересы государства более или менее системно были поставлены под уголовно-правовую охрану Соборным уложением 1649 г. Считается, что до законодательства Петра I это был единственный правовой акт о политических преступлениях. В Воинском и Морском уставах Петра I круг наказуемых деяний расширяется; одновременно усиливается ответственность, в частности, за недонесение о злом умысле против государя.
В первой половине XVIII в. принимаются указы, в которых предписывалось доносить самому государю:
1) о злом умысле против государя;
2) об измене или бунте;
3) о преступлениях против порядка управления24.
Позднее политическими стали именоваться преступления первых двух пунктов этих указов, т.е. без учета посягательств на порядок управления. Соответствующие акценты были сделаны и в Своде законов Российской империи, а затем в Уставе о наказаниях уголовных и исправительных.
Последний подразумевал под государственными преступлениями два основных вида:
1) преступления против государя Императора и членов Императорского дома;
2) посягательства на верховную власть и государственную измену, т.е., по сути дела, различались деяния против внутренней и внешней безопасности.
Внутренняя связывалась с бунтом против верховной власти: восстание, заговор, призывы к восстанию, а равно распространение сведений, ставящих под угрозу существующий порядок и порядок престолонаследия (восстание, заговор с целью захвата власти); внешняя - с понятием государственной измены, которым охватывался многочисленный круг самостоятельных составов преступлений: военная измена, дипломатическая измена (умысел предать государство или часть его другому государю или правительству); сообщение государственной тайны иностранному правительству; способствование во время войны неприятелю в проведении враждебных действий против Отечества или союзников (советом, открытием тайн, сдачей города и т.п.). Государственная измена каралась лишением всех прав состояния и смертной казнью. К ней приравнивались "преступления против народного права", т.е. деяния, которые ставили под угрозу существующие отношения России с другими государствами: участие подданных России в нападении на жителей иностранных государств; оскорбление их дипломатических представителей и т.п.25
Аналогичный вариант классификации политических преступлений был взят за основу и при разработке проекта Уголовного уложения 1903 г. Однако Особым совещанием при Государственном Совете признано необоснованным противопоставление интересов монарха и верховной власти, в силу чего политические преступления стали группироваться по несколько иному принципу: посягательства на верховную власть и государя Императора, с одной стороны, и государственную измену - с другой. Первой группой объединялись деяния, посягающие на внутреннюю, а второй - на внешнюю безопасность государства.
Если проследить основные тенденции развития законодательства о преступлениях против государства в России с октября 1917 г., т.е. со смены общественно-экономической формации, то общая картина представляется в следующем виде.
На первом этапе после революции временные законы отражали накал классовой борьбы, стремление всеми силами, включая правовые, подавить политического противника. Суровая ответственность за контрреволюционные преступления предусматривалась Декретом о суде № 1 от 22 ноября 1917 г., обращением СНК ко всему населению от 26 ноября 1917 г. "О борьбе с контрреволюционным восстанием Каледина, Дутова, поддерживаемым Центральной Радой", Постановлением кассационного отдела ВЦИК "О подсудности революционных трибуналов" (1918 г.) и т.п.
Первый кодифицированный уголовный закон РСФСР - Уголовный кодекс - был принят в 1922 г. В нем были сформулированы общее понятие контрреволюционного преступления (ст. 57), конкретные составы преступлений (измена Родине, шпионаж, диверсия и др.). С момента образования Союза ССР (1922 г.) и после Гражданской войны процесс законотворчества пошел более активно, и уже в 1927 г. ЦИК СССР принял общесоюзное Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления). Его нормы полностью вошли в УК РСФСР 1926 г.26
25 декабря 1958 г. был принят Закон Союза ССР "Об уголовной ответственности за государственные преступления", в соответствии с которым раздел "Контрреволюционные преступления" УК 1926 г. трансформировался в "Особо опасные государственные преступления", а раздел "Особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления" - в "Иные государственные преступления". Статьи общесоюзного закона без всяких изменений были включены в УК РСФСР 1960 г.27
Сложность и противоречивость понятия, системы и классификации составов государственных преступлений сказались на процессе разработки, обсуждения и принятия нового УК РФ 1996 г., включая его гл. 29 о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства28.
Таким образом,   по советскому уголовному праву шпионаж рассматривался как особо опасное государственное преступление, заключающееся в передаче, а равно похищении или собирании с целью передачи иностранному государству, иностранной организации или их агентуре сведений, составляющих государственную или военную тайну, а также в передаче или собирании по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб интересам СССР.
Шпионаж считается оконченным преступлением с момента добывания шпионских сведений, независимо от того, удалось или нет передать их. Неудавшаяся попытка добывания шпионских сведений (например, попытка выведать за деньги государственную тайну у лица, обладающего ею в силу служебного положения) образует покушение на Шпионаж
При добывании и передаче сведений, составляющих государственную или военную тайну, действия виновного квалифицируются как Шпионаж независимо от того, действовал ли он по заданию иностранного государства, иностранной организации или их агентуры либо по своей инициативе. Добывание и передача иных сведений являются Шпионаж, если эти действия осуществляются по заданию иностранной разведки и сведения добываются (передаются) для использования их в ущерб интересам СССР.
Ныне действующий УК РФ 1996 г., предусматривая главу "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства", существенно отличается не только от УК РСФСР 1960 г., но и от соответствующих положений проекта нового Уголовного закона 1994 г.
Его разработчики, именуя рассматриваемый вид посягательств государственными преступлениями, предлагали исключить из числа таковых деяния, затрагивающие интересы мира и безопасности человечества (пропаганда войны, нападение на лиц или учреждения, пользующиеся международной защитой, производство и распространение оружия массового поражения, в том числе биологического). Восприняв это предложение, законодатель поддержал и другую рекомендацию: об отнесении к данной группе посягательств некоторых так называемых иных государственных преступлений (разглашение государственной тайны; утрата документов, содержащих государственную тайну; возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды). Аналогичное можно сказать и о понятии потерпевшего при террористическом акте против государственного или общественного деятеля: в принятом УК РФ данный состав охватывает не только убийство Президента России, но и посягательство на жизнь любого государственного или общественного деятеля. В отличие от авторов названного проекта законодатель счел целесообразным также восстановить статью, предусматривающую ответственность за диверсию. Кроме того, не упоминая о таком составе, как заговор с целью захвата власти, ныне действующий уголовный закон содержит норму об ответственности за насильственные действия, направленные на захват или удержание власти или изменение конституционного строя Российской Федерации. В этой же связи нужно рассматривать и появление статьи о вооруженном мятеже. Вместе с тем была признана необоснованной позиция разработчиков проекта в части ограничения предмета шпионажа лишь сведениями, составляющими государственную тайну29.
Но в целом понятие шпионажа по сравнению с Кодексом 1960 г. не претерпело существенных изменений: в число признаков шпионажа добавлено наряду с похищением, собиранием и передачей сведений хранение с целью передачи, а равно исключено указание на военную тайну, поскольку сведения, составляющие военную тайну, - неотъемлемая часть сведений, составляющих государственную тайну.
  Шпионаж, совершенный гражданином СССР, являлся изменой Родине и наказывается лишением свободы на срок от 10 до 15 лет с конфискацией имущества и со ссылкой на срок от 2 до 5 лет или без ссылки или смертной казнью с конфискацией имущества (ст. 64 УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик).
Шпионаж, совершенный иностранцем или лицом без гражданства, наказывается лишением свободы на срок от 7 до 15 лет с конфискацией имущества и со ссылкой на срок от 2 до 5 лет или без ссылки или смертной казнью с конфискацией имущества (ст. 65 УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик).
Задачи шпионажа исторически определились как информационная (в том числе предупреждающая шпионаж и диверсии со стороны противника) и наступательная, то есть контрразведка и проведение локальных подрывных военных операций в тылу врага. Сбор информации в наши дни зачастую упирается в проблему обработки и анализа официальной информации. Географические карты и расписания движения поездов, дающие представление о пропускной способности транспортных сетей, публикация статистических данных, списков должностных лиц и тому подобных данных позволяют получать немало полезных сведений о любой стране. Эксперты в соответствующей области стали первыми, кто находит шпионам работу, указывая цель и тем самым заранее предугадывают возможные пути решения вероятных проблем. Собирая информацию, они сопровождают её необходимыми комментариями, позволяющими современно оценивать намерения явного или вероятного противника. Остальное дело политиков и военных. Современный шпионаж – ничто иное, как работоспособная эффективная агентурная сеть, развёрнутая в стане противника. Образ удачливого шпиона-одиночки, идеализированного кинематографом, становится всё менее актуальным в наши дни. В сущности, состояние разведывательной системы государства отражает его «здоровье», то есть силу и международный авторитет. Но, несмотря на всё вышесказанное, шпионаж в своей сущности, для законодателя остаётся преступлением уголовное наказание, за совершение которого предусматривает от десяти до двадцати лет лишения свободы.

^ 2.2. Вопросы квалификации шпионажа


С объективной стороны шпионаж (так же, как и шпионаж при государственной измене) совершается путем передачи, а равно собирания, похищения и хранения с целью передачи указанных в ст. 276 УК РФ сведений.
Передача - это сообщение любым способом сведений адресанту; собирание - действия, направленные на получение интересующей субъекта информации; похищение - незаконное изъятие документов или предметов, содержащих или являющихся носителями интересующей субъекта информации; хранение - временное обладание указанными выше документами или предметами. Чаще всего хранение осуществляется лицом, собирающим или похищающим сведения, содержащие государственную тайну. В отдельных случаях хранение может осуществляться лицом, не собиравшим и не похищавшим эти сведения.
Это сообщение может быть сделано любым способом (устно, письменно, по телефону, через других лиц и т.п.).
Из всех способов совершения шпионажа наибольшую опасность представляет передача сведений иностранному государству, иностранной организации либо их представителям для использования в ущерб внешней безопасности России. Собирание, похищение и хранение сведений по существу являются подготовительной деятельностью к передаче. Однако, учитывая повышенную степень опасности рассматриваемого деяния, законодатель счел их оконченным преступлением30.
Так, в 1999 г. был задержан высокопоставленный сотрудник Главного разведывательного управления (ГРУ) генерального штаба турецкой армии Махмет Бешик, который, помимо подрывной деятельности, занимался военно-техническим шпионажем. В Петропавловске-Камчатском задержали американского бизнесмена Ричарда Оппфельта, собиравшего через местных жителей сведения военного характера31. 10 марта 1986 г. задержали Майкла Селлере (второго секретаря посольства США в Москве) во время встречи с агентом по кличке Коул (майор Сергей В. - сотрудник управления КГБ по Москве и Московской области). Коул информировал Селлерса относительно того, как российские органы безопасности ведут наблюдение за американскими разведчиками32.
Если речь идет об иных сведениях, а не о сведениях, содержащих государственную тайну, объективная сторона предполагает только их собирание и передачу. Это могут быть любые сведения, однако их собирание и передача рассматриваются как шпионаж при условии, что они собираются и (или) передаются, во-первых, по заданию иностранной разведки, и, во-вторых, для использования в ущерб внешней безопасности России. Отсутствие одного из этих признаков исключает возможность рассматривать такое деяние как шпионаж. Собирание и передача таких сведений чаще совершаются российскими гражданами нежели иностранцами и рассматриваются тогда при наличии указанных условий как государственная измена в форме шпионажа.
Таким образом, объективная сторона шпионажа заключается в таких действиях, как передача, собирание, похищение сведений, а также в бездействии, выражающемся в хранении (в целях передачи) указанных выше сведений, являющихся предметом шпионажа.
Передача состоит во вручении представителям иностранного государства или агентам иностранных разведок соответствующих сведений. Передача добытых сведений может осуществляться путем личного контакта с адресатом, включая связных, а также с использованием тайников, технических средств связи, почтовых отправлений, иногда - неосведомленных или введенных в заблуждение граждан и т.д.
Считаю, что передачей следует признавать и закладку в тайник сведений, сообщение их в информационной радиограмме, в письме по электронной почте и т.п.
Собирание сведений предполагает различные действия по выявлению данных, к которым лицо не имеет официального доступа, или обобщение, копирование, фотографирование сведений, к которым лицо имеет допуск по службе.
Собиранием будет и выведывание данных путем расспросов лиц, обладающих такой информацией, подслушивание телефонных переговоров, изучение и обобщение данных, опубликованных в служебной и многотиражной печати учреждений и предприятий, и т.д.
Собирание сведений охватывает всевозможные способы завладения ими, их восприятия или фиксации: выведывание; визуальное наблюдение; подслушивание; радиоперехват; съем информации с электронных средств; аудио-, видеозапись; фото-, киносъемка; копирование документов; взятие образцов почвы, растений, воды; приобретение за деньги и др. Собирание иных сведений может осуществляться также посредством найма частного детектива, секретаря, консультанта и т.д., не осведомленных о шпионаже нанимателя.
Похищение означает выкрадывание сведений путем изъятия документов, предметов, аудио- и фотоматериалов, компьютерных дискет и т.п., содержащих государственную тайну или интересующих иностранные разведки.
Поскольку такие действия являются необходимым элементом объективной стороны шпионажа, квалификация деяния по совокупности со статьями о хищении имущества не требуется33.
Похищение - специфический способ добывания, как правило, охраняемых сведений, доступ к которым ограничен. Оно обычно бывает тайным, но может быть и открытым, в частности путем нападения. Похищение при шпионаже направлено на содержащие государственную тайну документы, чертежи, схемы, технические описания, технологические карты, специальную литературу, образцы изделий, блоки, узлы, детали, материалы и другие носители секретной информации
Хранение сведений как самостоятельная форма шпионажа заключается в обеспечении сохранности сведений, являющихся предметом шпионажа. Лицо, хранящее шпионские материалы, может само их не собирать, а получать от других лиц, состоящих в шпионской сети. Хранение сведений, составляющих государственную тайну, имеет самостоятельное значение, когда лицо их не добывало, а получило от другого лица на сохранение (для последующей передачи адресатам шпионажа)34.
Естественно, что лицо, собирающее или похищающее сведения, какое-то время (до момента передачи) их хранит, но специальное указание в законе означает, что сам факт хранения сведений лицом, их не собиравшим, образует состав шпионажа.
Этот признак может также приобрести самостоятельное значение в случаях недоказанности личного собирания или похищения хранившихся лицом секретных сведений (с целью их передачи адресатам шпионажа). В остальных случаях хранение сочетается с предшествующим ему личным собиранием или похищением секретных сведений, т.е. рассматривается наряду с указанными действиями.
Оконченным шпионаж будет с момента выполнения любого из указанных действий или с момента начала хранения шпионских сведений.
Объективная сторона шпионажа, имеющего своим предметом сведения, не составляющие государственной тайны, характеризуется только двумя действиями: собиранием или передачей этих сведений. В этом случае предметом преступления могут быть самые различные сведения экономического, политического, научного, технического или иного характера, не относящиеся к государственной тайне. Им могут быть и несекретные, в том числе открытые, сведения, поэтому закон не предусматривает такой формы их получения, как похищение, и не наказывает за их хранение. Способы собирания таких сведений могут быть вполне легальными: изучение периодической печати или специальной литературы, личное восприятие, систематизирование сообщений средств массовой информации и т.д.
Собирание или передача сведений, не составляющих государственную тайну, образуют объективную сторону шпионажа только при наличии двух условий. Во-первых, эти действия совершаются по заданию иностранной разведки. Во-вторых, они предназначены для использования в ущерб внешней безопасности РФ. Отсутствие хотя бы одного из этих условий исключает квалификацию деяния как шпионажа.
Шпионаж отличается по объективной стороне от выдачи государственной тайны как формы государственной измены (ст. 275 УК) тем, что сведения, упомянутые в ст. 276 УК, при шпионаже не находятся в распоряжении или обладании виновного.
Шпионаж отличается по объективной стороне от выдачи государственной тайны как формы государственной измены (ст. 275 УК) тем, что сведения, упомянутые в ст. 276 УК, при шпионаже не находятся в распоряжении или обладании виновного.
Таким образом, можно сделать следующие выводы на основании выше проведенного исследования:
1. Формулировка состава шпионажа не претерпела существенных изменений по сравнению с той, которая была дана в УК РСФСР. В числе признаков шпионажа названо, кроме похищения и собирания, еще и хранение сведений, составляющих государственную тайну с целью передачи их адресатам шпионажа. Из предмета шпионажа исключена военная тайна.
2. Относительно правового регулирования и значимости данного состава преступления для законодателя, основываясь на литературе, использованной при рассмотрении данной темы, можно сказать, что такой состав преступления как шпионаж достаточно полно урегулирован в законодательстве Российской Федерации, при том, что место, уделяемое рассмотрению данной проблемы в научной и учебной литературе сравнительно не велико. Законодатель сознательно вводит строгую санкцию за совершение данного преступления, тогда как нужно совершенствовать законодательство ни путём ужесточения наказания, а путём уменьшения степени гласности, к примеру запрещая средствам массовой информации во обеспечении права на свободу слова собирать информацию составляющую государственную тайну или не составляющую таковой, но способную нанести ущерб внешней безопасности России. При таком сравнительно хорошем урегулировании шпионажа когда это касается интересов государства, остаётся открытым вопрос касающийся промышленного шпионажа. На мой взгляд, следовало бы ввести в уголовный кодекс наравне с обычным шпионажем отдельную статью, касающуюся промышленного шпионажа, но с немного менее строгими санкциями. Положительной чертой касательно данного состава преступления является то, что в УК РФ в отличие от УК РСФСР расширен список, составляющий объективную сторону преступления.
3. Общественная опасность преступления состоит в том, что в результате совершенного деяния наносится серьезный ущерб экономическим, военным, политическим интересам государства. Шпионаж как общественно опасное преступное деяние создает условия для совершения других преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства.

15-poslednyaya-glava-1-yun-i-koldunya.html
15-posledovatelnost-istoricheskih-form-poselenij-po-stepeni-ih-uslozhneniya.html
15-posledovatelnost-izucheniya-opasnosti-kontrolnie-voprosi-k-teme-1-20-2-chelovek-kak-element-sistemi-chelovek-sreda.html
15-posrednichestvo-v-sisteme-vekselnogo-obrasheniya-tomskij-politehnicheskij-universitet-inzhenerno-ekonomicheskij-fakultet.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат