Глава третья - Ответственность за укрывательство преступлений и недоносительство по советскому уголовному праву издательство

Глава третья

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ УКРЫВАТЕЛЬСТВА И НЕДОНОСИТЕЛЬСТВА И ПРИМЕНЕНИЕ НАКАЗАНИЯ ЗА ИХ СОВЕРШЕНИЕ

§ 1. Криминологическая характеристика укрывательства и недоносительства и их предупреждение


Органы социалистического правосудия могут успеш­но выполнить возложенные на них функции по борьбе с преступностью лишь при условии активной помощи трудящихся, широкой советской общественности. Подавляющее большинство советских людей непримиримо относится к любым правонарушениям и принимает ак­тивное участие в борьбе с преступностью.
Однако, как уже отмечалось, нередки случаи, когда отдельные граждане не только не оказывают помощь органам правосудия, но и своим негативным поведением создают определенные препятствия для их нормальной деятельности. Подобное поведение, осложняя раскрытие преступлений и затрудняя собирание доказательств по делу, способствует сокрытию следов преступления и тем самым причиняет вред интересам социалистического правосудия. Именно этим и определяется общественная опасность заранее не обещанного укрывательства преступника, а равно орудий и средств совершения преступ­ления, следов преступления либо предметов, добытых преступным путем, а также недонесения о достоверно известном готовящемся или совершенном преступлении.
Результаты выборочного исследования показывают, что среди осужденных за преступления против правосу­дия лица, признанные виновными в заранее не обещан­ном укрывательстве, составляют 26,7% и недоноситель­стве— 9,1%. Таким образом, на долю этих преступле­ний приходится более одной трети преступлений против социалистического правосудия.
Судебная практика сталкивается главным образом со случаями укрывательства имущественных преступле­ний и преступлений против личности (см. табл. 2).
Таблица 2
Характер преступления, в отношении кото­рого совершено лицом укрывательство
В % к общему числу осужденных за укрывательство
А. Имущественные преступления:
1. Хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем
кражи (ст. 89 УК)
2. Хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем грабежа (ст. 90 УК)
3. Хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем
мошенничества (ст. 93 УК)
4. Кража личного имущества граждан
(ст. 144 УК)
5. Грабеж (ст. 145 УК)
6. Разбой (ст. 146 УК),
Всего осужденных
Б. Преступления против личности:
1. Умышленное убийство (ст. ст. 102,
103 УК)
2. Изнасилование (ст. 117 УК)
Всего осужденных
В. Другие преступления
32,2
6,7
0,7
32,9
5,7
1,4
71,6
24,4
1,4
25,8
4,3
Таким образом, на долю лиц, совершивших укрывательство имущественных преступлений, приходится 71,6%, преступлений против личности — 25,8% и иных преступлений — лишь 4,3%.
В то же время среди осужденных за укрывательство не оказалось лиц, укрывших хищение государственного или общественного имущества, совершенного путем присвоения или растраты либо путем злоупотребления служебным положением (ст. 92), хищение в особо крупных размерах (ст. 931), спекуляцию (ст. 154), взяточни­чество (ст. ст. 173, 174, 1741) и некоторые другие тяж­кие преступления, хотя, как показывает изучение судеб­ной практики, указанные преступления носят довольно распространенный характер. Такое положение, видимо, объясняется тем, что правоохранительные органы уде­ляют недостаточное внимание выявлению и привлечению к уголовной ответственности лиц, виновных в укрыва­тельстве этих преступлений. В данном случае речь по существу идет о латентных преступлениях, которые не
раскрыты и поэтому не стали объектом уголовной регистрации. Для успешной борьбы с рассматриваемыми преступлениями большое значение имеют меры по сокращению и ликвидации латентной преступности.
Что касается недоносительства (ст. 190 УК), то для него характерно недонесение о совершенном преступлении. Среди осужденных по ст. 190 УК на долю этих лиц приходится 98,5%, и лишь 1,5% осужденных признаны виновными в недонесении о достоверно известном гото­вящемся преступлении.
В отличие от заранее не обещанного укрывательства, где преобладают имущественные преступления, недонесение имело место в основном в отношении преступлений против личности, о чем свидетельствуют данные табл. 3.
Таблица 3

Характер преступления, в отношении которого совершено недонесение
В % к общему числу осужденных за недоносительство
Умышленное убийство (ст. 103 УК)
Изнасилование (ст. 117 УК) Разбой (ст. 146 УК)
Другие преступления
ст. 102—
70,7
21,6
18,5
3,0
Из приведенных данных видно, что к уголовной ответственности по ст. 190 УК в основном привлекались лица, виновные в недонесении о тяжких преступлениях против личности — 92,3%, в том числе об умышленном убийстве — 70,7% и изнасиловании — 21,6%.
Среди осужденных за недонесение, так же как и за укрывательство, нет ни одного человека, признанного виновным в недонесении о хищении, совершенном путем присвоения или растраты либо путем злоупотребления служебным положением в крупных размерах, хищении в особо крупных размерах и взяточничестве.
Социально-демографические признаки, характеризую­щие укрывателей и недоносителей, содержат криминологическую информацию, имеющую важное научное и практическое значение.
В этом плане определенный интерес представляет изучение вопроса о половой принадлежности лиц, совершивших
укрывательство и недоносительство. По изучен­ным нами делам мужчин среди укрывателей было 84,8%, недоносителей — 83,1% и женщин соответственно 15,2 и 16,9%.
Из этих данных видно, что рассматриваемые преступления в основном совершаются лицами мужского пола. Это соотношение характерно и при совершении других преступлений.
Различия в мужской и женской преступности нельзя, конечно, объяснить какими-то биологическими особенностями. Советская криминология исходит из того, что преступность, в том числе и женская, является социаль­ным явлением. Н. П. Дубинин справедливо пишет, что «изучение всех этапов замены биологических факторов социальными в истории становления современного че­ловека имеет чрезвычайно важное значение. Тот факт, что преобразование биологических свойств человека перестало быть элементом его прогресса, отнюдь не снимает проблемы взаимодействия социального и био­логического в становлении личности человека. При этом остается несомненным примат социального для созна­ния, для развития духовной личности человека» '.
В силу исторически сложившихся условий жизни поведение женщин в обществе в значительной мере определяется их социально-бытовыми ролями: «Биологическое различие полов настолько опосредствовано социальными факторами, что именно им и принадлежит ведущая роль в различном формировании психологии мужчин и женщин» 2.
Среди женщин-укрывателей 68,2% являются близки­ми родственниками лиц, совершивших основное преступление, тогда как среди мужчин-укрывателей такие лица составляют лишь 11,1%; среди недоносите­лей-женщин близких родственников лиц, совершивших основное преступление, оказалось 54,5%, а среди мужчин— лишь 5,6%. Таким образом, на поведение жен­щин решающее влияние оказывают семейно-родственные отношения, микросреда, круг их интересов. Подавляю­щее большинство укрывательств и недоносительств совершается женщинами ради интересов близких род­ственников. Характерно и то, что среди укрывателей замужних женщин оказалось 63,6%, а женатых мужчин лишь 29,1%.
Эти обстоятельства, влияющие на формирование преступного поведения с учетом половых особенностей личности укрывателя и недоносителя, должны содействовать более глубокому выявлению причин и условий, способствующих совершению этих преступлений, и про­ведению профилактических мероприятий.
Определенный интерес представляют данные (в процентах к общему числу осужденных за эти преступле­ния) о зависимости антиобщественного поведения и интеллектуального развития укрывателей и недоноси­телей (см. табл. 4).
Таблица 4
Образование
Укрыватели
Недоносители
1 — 3 класса
4 — б классов
7 — 9 классов
10 классов
среднетехническое
незаконченное высшее
высшее
Итого
2,9
10,1
61,1
20,9
4,3
0,7

100,0
1,5
6,2
52,3
33,8
6,2


100,0
Приведенные данные показывают, что образователь­ный уровень укрывателей и недоносителей, как и вооб­ще лиц, совершивших преступление, значительно ниже образовательного уровня взрослого населения страны в целом. Особенно это характерно для лиц среднего и старшего возраста. Так, образование в объеме 6 классов и ниже имеют 29% укрывателей в возрасте от 30 до 49 лет, и 77,8% в возрасте от 50 лет и старше. Хотя в нашей стране завершен переход к обязательному всеобщему среднему образованию, среди лиц в возрасте от 18 до 24 лет среднее образование имеют лишь 32,1% укрыва­телей и 40% недоносителей. Среди укрывателей и недо­носителей не оказалось ни одного человека с высшим образованием.
Низкий уровень образования в определенной степени является показателем недостаточного общественного и нравственного уровня развития личности укрывателя и недоносителя, слабого развития у них чувства ответственности
за свои поступки и некритического отношения к своему поведению. Такие лица в ряде случаев легко поддаются уговорам лиц, совершивших основное пре­ступление, и встают на путь совершения укрывательства и недоносительства.
В то же время было бы неверно полагать, что повы­шение образовательно-культурного уровня автоматически приведет к снижению, а затем и ликвидации право­нарушений и преступности. На XXVI съезде КПСС отме­чалось, что «у некоторых молодых людей образованность и информированность подчас уживаются с политической наивностью, а профессиональная подготовленность — с недостаточно ответственным отношением к труду... Ста­ло быть, нужно усиливать воспитательную работу. Я имею в виду и воспитание трудовое, и воспитание нравственное, и воспитание идейно-политическое»3.
XXVI съезд КПСС, глубоко и критично рассмотрев нынешнее состояние идеологической, политико-воспитательной работы, указал, что основные задачи, стоящие здесь перед партийными организациями, сформулирова­ны в постановлении ЦК КПСС от 26 апреля 1979 г., ко­торое, как отмечалось в Отчетном докладе ЦК КПСС, носит долговременный характер, представляет собой раз­вернутую программу идейно-воспитательной деятель­ности партии.
Таким образом, задача профилактики в этой области не сводится только к повышению образовательного и культурного уровня населения, но предполагает уси­ление действенности политического, идеологического, нравственного и правового воспитания трудящихся, по­вышение чувства ответственности и гражданского долга. Получаемое советскими людьми образование должно быть органически слито с воспитанием у них начал и принципов коммунистической нравственности с тем; что­бы сделать их морально выдержанными, высоконравст­венными и сознательными гражданами нашего общества.
Низкий образовательный и культурный уровень, хотя в большинстве случаев и является показателем более ограниченного круга интересов, однако это вовсе не означает, что эти обстоятельства фатально ведут челове­ка к совершению преступления. В ряде случаев они слу­жат лишь благоприятной почвой для развития антиоб­щественной ориентации личности. Их надо рассматривать
только во взаимной связи с другими условиями нравственного формирования человека.
В плане криминологического изучения личности укрывателя и недоносителя определенный интерес представляют их социальное положение и род занятий. Обще­ственно полезный труд, наряду с другими признаками, свидетельствует, как тот или иной человек выполняет важнейшую конституционную обязанность—трудиться на благо социалистического общества. Участие человека в общественном производстве имеет большое значение для формирования его нравственных начал. Труд в кол­лективе не только учит общению с людьми, но и оказы­вает воспитательное влияние на человека, прививает со­циально полезные навыки. Только в труде и через труд человек познает роль общества и коллектива, соотно­шение общественных и личных интересов.
Информация о принадлежности укрывателей и недоносителей к тем или иным общественным группам и роде занятий до совершения преступления в определенной степени должна способствовать организации целенаправленной профилактики рассматриваемых преступлений, а также индивидуализации ответственности виновного и решению задач его исправления и перевоспитания.
Сведения о социальном положении и роде занятий укрывателей и недоносителей на момент совершения ими преступлений приводятся в таблице 5.
Как видно из этих данных, подавляющее большинст­во укрывателей (77%) и недоносителей (81,5%) отно­сится к категории рабочих. Эти цифры, на наш взгляд, обусловлены абсолютным большинством рабочих в составе трудоспособного населения страны. При этом нельзя
Таблица 5
Социальное положение
Укрыва­тели
Недоносители
Рабочие
Колхозники
Служащие Учащиеся
Прочие
Итого
77,0
5,8
2,9 8,6
5,7
100,0
81,5
1,5
3,1 4,6
9,3
100,0
не учитывать повышенную криминогенность условий городской жизни по сравнению с соответствующими условиями в сельской местности. В то же время необходимо подчеркнуть, что совершение ими преступлений в ряде случаев было связано с недостатками идейно-политиче­ского, нравственного и трудового воспитания рабочих в трудовых коллективах, где они работают. Поэтому в по­становлении ЦК КПСС от 2 августа 1979 г. «Об улучше­нии работы по охране правопорядка и усилении борьбы с правонарушениями» совершенно справедливо указы­вается, что в настоящее время одним из основных на­правлений в деятельности по предупреждению преступ­лений должно быть усиление профилактической работы в трудовых коллективах 4.
Удельный вес колхозников среди лиц, совершивших эти преступления, намного меньше той доли, которую занимают колхозники в составе активного населения страны. Среди лиц, совершивших укрывательство, колхозников— 5,8%, недоносительство — лишь 1,5%. Это, на наш взгляд, в известной степени объясняется миграцией населения из деревни в город, в связи с чем в на­стоящее время во многих колхозах средний возраст работающих составляет 40—50 лет5 (т. е. менее криминогенный возраст).
Еще менее среди этих преступников удельный вес служащих, на долю которых среди укрывателей приходится 2,9% и недоносителей — 3,1%.
Значительное число этих преступлений совершается учащимися. На их долю приходится 8,6% укрыватель­ства и 4,6% недоносительства, что подчеркивает необхо­димость усиления профилактики правонарушений среди учащейся молодежи. Серьезную работу необходимо про­водить среди учащихся профессионально-технических училищ, которые проявляют большую криминогенность, нежели другие категории учащихся. Достаточно указать на то, что, по данным нашего исследования, из числа учащихся на долю питомцев ПТУ приходится 66,7% укрывательств 6.
Одной из существенных причин такого положения, видимо, является то, что в указанные учебные заведения поступает значительное число социально запущенных подростков, с воспитанием которых семья и общеобразовательная школа не справились. Поэтому нравственное
воспитание этих подростков является неотложной зада­чей педагогического персонала и общественных органи­заций ПТУ, в тесном контакте с правоохранительными органами, занимающимися предупреждением и профилактикой правонарушений и преступности.
Серьезную озабоченность вызывает преступность лиц, не занятых общественно полезным трудом. Это относится ко всем преступлениям, в том числе и укрывательству и недоносительству. Удельный вес этого контингента среди прикосновенных к преступлению лиц весьма зна­чителен: 29,2% недоносительств и 21,6% укрывательств совершено лицами, которые на момент совершения этих преступлений нигде не работали и не учились. Лишь немногие из них не были заняты общественно полезным трудом в силу определенных объективных причин. Доля же антиобщественных, паразитических элементов среди этих преступников довольно значительна. Нежелание трудиться, паразитизм приводят человека к отрыву от коллектива, стимулируют у него развитие индивидуалистических настроений, пренебрежительного отношения к интересам общества и нравственной опустошенности.
На XXVI съезде КПСС отмечалось, что «у нас нет безработицы. Право на труд записано в нашей Конституции и реально обеспечено. Однако в Конституции по многочисленным предложениям трудящихся записано и другое: уклонение от общественно полезного труда не­совместимо с принципами социализма. А это значит, что нужно всеми организационными, финансовыми, юри­дическими средствами накрепко закрыть всякие щели для тунеядства, взяточничества, спекуляции, для нетру­довых доходов, любых посягательств на социалистиче­скую собственность»7.
Поэтому не случайно в постановлении ЦК КПСС «Об улучшении работы по охране общественного порядка и усилении борьбы с правонарушениями» особый акцент делается на необходимость активизации борьбы с тунеядством и предлагается обеспечить своевременное выявление лиц, уклоняющихся от общественно полезного труда, добиваться их трудоустройства, закрепления в коллективах, применять предусмотренные законом меры воздействия в отношении тех, кто упорно не желает тру­диться 8.
В юридической литературе является общепризнан­ным, что социальное положение преступников тесно свя­зано с их местожительством. В этом отношении укрыватели и недоносители не составляют исключения. Поскольку прикосновенность является преступной деятельностью, связанной с совершающимся или совершен­ным основным преступлением, но не содействующей его совершению, место совершения укрывательства и недо­носительства, по общему правилу, совпадает с местом совершения основного преступления.
Исследованием было установлено, что 74,8% укрывательств и 87,7% недоносительств были совершены в го­родах, рабочих поселках и в сельской местности — со­ответственно 25,2 и 12,3%. Если учесть, что соотношение городского и сельского населения, по данным переписи населения 1979 г., в Поволжском регионе равно соответственно 57,4 и 42,6%, то относительное количество слу­чаев укрывательства (коэффициент укрывательства) в городах и рабочих поселках в два с лишним раза боль­ше, чем в сельской местности, а недоносительства — в пять раз больше.
Преимущественное совершение этих преступлений в городской местности, по-видимому, объясняется теми условиями городского образа жизни, которые в определенной степени могут способствовать совершению отдель­ными лицами этих преступлений. К ним, в частности, можно отнести повышенную плотность населения, боль­шую обособленность жителей, изолированность семей, трудности социального контроля. И, напротив, жители сельской местности больше подвержены общественному контролю, так как сам уклад сельской жизни распола­гает к этому. Эти факторы оказывают влияние на пове­дение людей вообще и на антиобщественное поведение в частности.
Известно, что семья как первичная ячейка общества, члены которой связаны общностью быта, взаимной моральной ответственностью, нередко оказывает существенное влияние на поведение личности правонарушителя. В сфере семьи все еще встречаются негативные явления, связанные с конкретно-историческими условиями разви­тия общества. Отклонение от нормы в поведении членов семьи, духовная атмосфера этой социальной ячейки не­редко оказывают прямое влияние на формирование антиобщественного
поведения личности правонарушителя.
В детерминацию преступного поведения, как и любо­го явления, включаются не только факторы, его порождающие, но и противодействующие его проявлению
О том, что семья является антикриминогенным фактором, находит свое подтверждение и применительно к большинству случаев укрывательства и недоноситель­ства. Как по укрывательству, так и по недоносительству холостые «поставляют» гораздо больше преступников, нежели женатые, что видно из таблицы 6 (в процентах)
Таблица 6
Семейное положение
Укрыватели
Недоносители
Женатые и замужние
Сожители
Холостые, незамужние
Разведенные
Вдовцы (вдовы)
Всего
29,5
5,0
61,9
2,9
0,7
100,0
18,5
3,1
70,7
4,6
3,1
100,0
Хотя в исследованном регионе среди взрослого населения холостые составляют менее четвертой части взрос­лого населения, ими совершено 61,9% укрывательств и 70,7% недоносительств, тогда как семейными, составляющими более три четверти взрослого населения, со­вершено соответственно 34,5 и 21,6% этих преступлений. Приведенные данные показывают, что среди осужденных за укрывательство холостых и незамужних было в 5,3 раза больше, чем среди семейных, а среди осужденных за недоносительство — в 10 раз. Поэтому семейный фактор, на наш взгляд, должен учитываться при кри­минологическом прогнозировании и планировании меро­приятий по профилактике преступлений, исправлению и перевоспитанию осужденных.
Разумеется, семья не всегда является антикриминогенным фактором. Среди изученных нами дел немало таких семей, взрослые члены которых занимались пре­ступной деятельностью, уклонялись от общественно полезного труда, заражены духом алчности, стяжательства
и наживы. В таких случаях семья не только не выполняет антикриминогенной функции, а наоборот, способ­ствует выработке у отдельных ее членов антиобществен­ной ориентации.
Среди лиц, совершивших укрывательство и недоносительство, довольно высок процент рецидивистов, ранее отбывавших наказание за различные преступ­ления.
Факт повторного совершения преступления, несмотря
на применявшиеся ранее меры исправительно-трудового
воздействия, чаще всего свидетельствует о социально-
нравственной и педагогической запущенности личности
преступника. Это наиболее злостная категория преступников, отличающихся повышенной общественной
опасностью, характерной чертой психологии которых
является наличие в их сознании устойчивой антиобщественной ориентации, прочно укоренившейся готов­ности действовать в направлении достижения преступ­ной цели 9.
О степени социально-нравственной и педагогической запущенности рецидивистов, совершивших укрыватель­ство и недоносительство, свидетельствуют следующие данные. Среди осужденных за укрывательство лица, ра­нее отбывавшие наказание до совершения последнего преступления, в 7 раз больше предупреждались мили­цией за нарушение общественного порядка, в 7 раз больше подвергались административному взысканию и в 4 раза больше подвергались взысканию по месту работы, чем впервые совершившие это преступление. Почти аналогичные меры воздействия применялись к ранее судимым и впоследствии совершившим недоносительство. Такие лица в 11 раз больше предупреждались милицией за нарушение общественного порядка, в 4,5 раза больше подвергались административному взыска­нию и в 4 раза больше к ним применялись меры воздей­ствия по месту работы, чем к впервые совершившим не­доносительство.
Однако, поскольку рецидивисты, подвергавшиеся мерам административного, общественного и дисципли­нарного воздействия, впоследствии совершали преступ­ления против правосудия, следует прийти к выводу о недостаточной эффективности принятых мер.
Для характеристики устойчивости антиобщественного поведения рецидивистов определенный интерес представляют сведения об их участии в труде и обществен­ной жизни коллектива 31,7% укрывателей и 37,5% не­доносителей на момент совершения преступления об­щественно полезным трудом не занимались, вели паразитический образ жизни. Лишь 2,4% ранее судимых укрывателей и 4,2% недоносителей принимали участие в общественной жизни коллектива. Таким образом, рецидивисты характеризуются более стойким антиобщественным поведением по сравнению с теми, которые впер­вые совершали укрывательство и недоносительство. Эти обстоятельства должны учитываться как в проведении профилактических мероприятий, так и при индивидуа­лизации ответственности и наказания.
Удельный вес рецидивистов в составе укрывателей и недоносителей представлен в таблице 7.
Таблица 7
Сведения о судимости
Укрыва­тели
Недоносители
Судимые один раз
„ два раза
„ три раза и более
Всего судимых
20,1
5,8
3,6
29,5
26,5
7,7
3,1
36,9
Из этой таблицы видно, что общий рецидив среди этой категории осужденных довольно велик и среди укрывателей составляет 29,5%, недоносителей — 36,9%. Рецидив этих преступлений в известной мере является результатом недостатков в исправлении и перевоспита­нии осужденного в процессе отбывания прежнего нака­зания. Среди других причин этого негативного явления можно отметить слабое взаимодействие исправительно-трудовых учреждений с правоохранительными органами и общественностью.
Специальный рецидив среди укрывателей и недоносителей, по данным нашего исследования, вообще от­сутствует. Это, видимо, объясняется тем, что рассматриваемые преступления в большинстве случаев носят ситуационный, однократный характер. На это обстоятельство
в известной степени может повлиять неполное и несвоевременное раскрытие отдельных фактов укрывательства и недоносительства, т. е. наличие латентной преступности.
Казалось бы, что для лиц, совершивших укрыва­тельство и недоносительство, состояние опьянения является не характерным. Однако изучение уголовных дел опровергает такое предположение. В состоянии алкогольного опьянения совершено 38,1% укрывательства и 32,7% недоносительства. У рецидивистов, совершив­ших укрывательство, эти данные еще более высоки и достигают 48,8%. Общеизвестна подтвержденная многочисленными исследованиями исключительно высокая криминогенная роль пьянства в этиологии преступлений. В этом плане рассматриваемые преступления не состав­ляют исключения. Искоренение пьянства — это социаль­ная проблема, решить которую можно лишь совмест­ными усилиями государственных и общественных организаций, при более активном использовании лечеб­но-трудовых, воспитательных, административных и дис­циплинарных мер. На XXVI съезде КПСС указывалось: «Немалый ущерб обществу, семье наносит пьянство, которое, откровенно говоря, еще остается серьезной проб­лемой. На борьбу с этими уродливыми явлениями долж­ны быть направлены усилия всех трудовых коллективов, всех общественных организаций, всех коммунистов»10.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
2-usloviya-i-predposilki-formirovaniya-ricarstva-3-kodeks-ricarskoj-chesti-28.html
2-usloviya-i-predposilki-formirovaniya-ricarstva-kodeks-ricarskoj-chesti-28.html
2-usloviya-ispolzovaniya-kreditnih-kart.html
2-usloviya-obekti-i-metodi-issledovanij-zimostojkost-vostochnoaziatskih-grush-v-usloviyah-predgorij-respubliki-adigeya.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат