Глава вторая .ВОЗМЕЗДИЕ - Преодоление

Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат

Глава вторая .
ВОЗМЕЗДИЕ



1


14 марта 1997 года, Москва, Кремль.
Уже на пути в Кремль в машине генерала Лобанова раздался звонок радиотелефона и знакомый ему голос произнес: "Свет погас". Лобанов понял: президент умер. К 19 часам в Кремле, в кабинете генерала Корсакова, собрались Лобанов, заместитель командующего Московским военным округом Круглов, заместитель директора СВР Краснов, директор ФСБ Баркасов и комендант Кремля Харченко.

Генерал Корсаков подождал, пока все рассядутся, затем произнес:

— Должен доложить вам, что сегодня в 17 часов 12 минут президент скончался. Почтим его память вставанием.

Все встали и после минутного молчания снова сели, а Корсаков продолжил:

— У меня к вам просьба. Каким бы он ни был президентом, а выбирали его нам не американцы, мы сами сделали свой выбор, поэтому прошу всех воздержаться в эти дни бросать в него камни. Да, он совершил много ошибок, но многие совершал не по своей воле, я лучше других знаю истинные причины многих провалов и просчетов, давайте это оставим на потом, иначе, пока будем разбираться, власть перехватят враги России, а там уже началось шевеление, чуют ситуацию и тоже готовятся.

Сегодня вечером по первому телеканалу пустят старый ролик с президентом, снятый еще раньше в ЦКБ, покажут и меня на прогулке с собакой, это несколько успокоит наших противников. Нам необходимо выиграть всего один день — завтрашний день, 15 марта, в течение которого необходимо все тщательно подготовить. На завтра, днем, я назначил интервью первому каналу в спортивном зале. Соберу трех-четырех человек и поеду на корты поиграть, там во время игры у меня и возьмут интервью, это окончательно успокоит всех. Если президенту так плохо, то я не могу так спокойно играть в теннис, это всем понятно.

ЦКБ блокирована полностью. Все врачи и медперсонал, знающие о смерти президента, изолированы. Супруга президента понимает всю важность молчания и, несмотря на большое для нее и семьи горе, держится молодцом. Она тоже под присмотром. Связь в ЦКБ отключена. Официальную дату смерти мы установим на 15 марта в 18 часов.

После короткого обсуждения создавшейся ситуации все поднялись и пошли на выход, к машинам. Еще раньше было решено: в Кремле всем руководителям операции не собираться, чтобы не привлекать внимания. Соратники ждали их в помещении корпорации Смирнова на Котельнической набережной. Первоначальное предложение Корсакова собрать всех для разработки операции в одной из загородных резиденций Управления охраны президента в Ильинке или Заречье было отвергнуто.

— Скорее всего, что противники, и в первую очередь Лисинский, уже давно создали обширную сеть агентуры, которая наблюдает за основными государственными объектами, и о любом скоплении высших должностных лиц сразу станет известно. В момент тяжелой болезни президента это сразу раскроет противнику карты и спровоцирует его на выступление. А нам нужно избегать кровавых разборок и обеспечить легитимную передачу власти, — еще вчера высказал свое мнение Лобанов. Корсаков согласился, понимая, что будет безопасней провести встречу на тайном объекте. Все спустились вниз, к подъезду, где их ожидали две черные "волги". Было решено ехать на них. Не на "ЗИЛах" же светиться. Через 10 минут они уже были на Котельнической набережной. Их встречали Смирнов и генерал ГРУ Малинин, одетый в гражданский костюм. Лобанов, Корсаков и сопровождавшие их генералы вошли в подъезд. Моментально охрана Смирнова взяла под контроль всю прилегающую территорию в радиусе целого квартала.
Собравшихся было около 40 человек. На сдвинутых столах лежали карты Москвы и Подмосковья большого масштаба. Все расселись за столами. Большинство присутствующих были военными, но разобраться в этом было сложно, так как в целях конспирации многие были в гражданской одежде. Кроме вице-премьера Суровца, заместителя министра иностранных дел Иванова, и лидера партии "Национальное возрождение России" Столбова, гражданскими лицами были: Председатель Федерального Собрания Гладилин — активный сторонник Лобанова; руководители региональных организаций партии Столбова из Москвы, Московской области, Петербурга, Самары, Нижнего Новгорода, Ростова, Екатеринбурга, Новосибирска и Хабаровска; Председатель Центрального банка России, заместитель председателя Комитета по радио и телевидению, министры транспорта и связи. Остальные были генералами УОП. МО, ГШ, ФСБ, ГРУ, СВР, МВД и ФАПСИ.

То есть были собраны те, кто занимал ключевые посты и на кого можно было положиться. Лобанов коротко доложил обстановку и передал слово генералу Корсакову. Александр Иванович начал без предисловий:

— У нас на всю подготовку остается ровно 30 часов. Операцию начинаем ровно в 2 часа ночи 16 марта и одновременно на всей территории страны. В Хабаровске, правда, будет уже 9 часов утра, но одновременное проведение ее исключит утечку информации.

В первую очередь были проинструктированы представители из регионов от партии Столбова и прибывшие с ними командующие округов или их заместители. Всем им были вручены запечатанные пакеты для глав местных администраций, которые они должны были вручить последним 16 марта в 2 часа московского времени. Им были приданы по 4 спецназовца Кравцова и по 2 человека от УОП генерала Корсакова, которые обеспечивали их безопасность на период проведения всей операции. Специально для них были сегодня задержаны рейсовые самолеты, вылетавшие в их города, чтобы не терять и часа драгоценного времени, которого и так явно было в обрез.

Наиболее тяжелое положение сложилось у представителей Хабаровского края. Им надо будет на огромной территории Магаданской области и Чукотки полностью блокировать более 120 золотодобывающих приисков и перерабатывающих предприятий. Поэтому уже сегодня из Красноярского края, Иркутской и Читинской областей в Хабаровск перебрасывалась часть вертолетной техники.

Когда гости из регионов разъехались, оставшиеся склонились над огромной картой Москвы.

Руководителем штаба по проведению всей операции единодушно был избран генерал Корсаков, который предложил следующий план.

— Как известно, — начал Александр Иванович, — Совет Министров по субботам работает. Олег Михайлович, — обратился Корсаков к вице-премьеру Суровцу, — необходимо сделать так, чтобы Совет Министров в полном составе к 22 часам завтра, 15 марта, собрался на совещание, на которое приедем мы с Лобановым. Я доложу о смерти президента, а вы предложите премьер-министру уйти в отставку и все полномочия передать Петру Ивановичу Лобанову с оформлением соответствующих документов. А на следующее утро, в воскресенье 16 марта, Сергей Павлович Гладилин соберет Федеральное Собрание и Конституционный Суд, которые должны будут утвердить решение Совета Министров.

Совету Министров я готовлю большой сюрприз. Еще месяц назад мне удалось убедить президента подписать указ о назначении нового вице-премьера, который курировал бы все силовые структуры. Речь шла о Лобанове и генерал-полковнике Моргуне. Место фамилии тогда оставили пустое. За день до заболевания президент дал согласие на включение в указ фамилии генерала Лобанова, но попросил этот указ обнародовать в понедельник 17 марта. Мы же на нем поставим дату, когда президент дал согласие на его фамилию — то есть 11 марта 1997 года.

Корсаков посмотрел на часы, было уже 21 час 23 минуты. — Мы можем поздравить Петра Ивановича с новой должностью, по которой он может теперь давать распоряжения Министерству обороны, Федеральной Службе Безопасности, МВД, так как по телевидению уже прошло официальное сообщение в программе "Время". — И Корсаков пожал Лобанову руку и поздравил первым, извинившись, что не мог сообщить об этом раньше, иначе, если бы информация просочилась, пресса стала бы нагнетать страсти, а так в завтрашние газеты эта новость опоздала, а с воскресенья у нас будет другая пресса.

Все подходили к Лобанову, пожимали руку, поздравляли. Они понимали, что, оттирая премьер-министра как преемника власти до новых выборов, эти обязанности по рангу должны были бы возлагаться на одного из его вице-премьеров, но уж никак не на заместителя министра, тем более обороны. Этим указом достигалась полная легитимность передачи власти. И Лобанов только сейчас в полной мере смог оценить недюжинные организаторские способности и талант генерала Корсакова, его умение предвидеть, просчитать ходы и быстро реализовать задуманное. "Да, без него, даже в случае удачи, многие твердили бы о дворцовом перевороте", — думал он. А Корсаков уже продолжал:

— Как вы знаете, в понедельник, 17 марта, министр иностранных дел должен лететь в Брюссель на встречу с генеральным секретарем НАТО для передачи ему меморандума президента по наступательным системам вооружений и положению в Боснии. Я сегодня позвоню премьеру и скажу, что президент завтра в больнице подпишет приложение к этому меморандуму и его надо будет срочно рассмотреть, так что пусть завтра к 21-22 часам соберет Совмин в полном составе, а я к этому времени привезу из ЦКБ этот документ. Естественно, этот документ должен быть рассмотрен и Советом Федерации, что для Гладилина является веским аргументом сбора Совета даже в воскресенье.

Генерал Корсаков повернулся, взял стоявший сзади объемный дипломат, положил его на стол, открыл замки и откинул крышку, затем кивнув на кипы листов бумаги и дискеты, лежавшие в кейсе, сказал:

— Вот здесь находятся списки и адреса тех, кто разворовывал страну, расхищал ее финансы, занимался шпионажем, проводил подрывную работу. Наверняка, есть аналогичная информация и у вас. Нам нужно все сверить, чтобы избежать дубляжа, составить перечень преступников и врагов народа по категориям: правительственный уровень, силовые структуры, мэрия и префектуры, суды и прокуратуры, МВД и ее структуры, политические партии, движения и общественные структуры, пресса, радио и телевидение, банки и финансовые структуры, торговля и производственные фирмы,

Корсаков поискал глазами Смирнова и, найдя его, сказал:

После двадцатиминутного обмена информацией выяснилась следующая картина. Всего для проведения рперации они имели:

28 600 — спецназовцев УОПа Корсакова;

12 800 — десантников Лобанова из Тулы, Твери и Смоленска;

6800 — бойцов из Таманской и Кантемировской дивизий Московского военного округа;

6200 — спецназа внутренних войск МВД Жарова;

1200 — спецназа СВР Кравцова;

1600 — спецбойцов "Ангелов России" Страхова;

9800 — боевиков партии Столбова;

200 — охранников Смирнова.

То есть всего 67 200 человек, вооруженных и способных вести боевые действия, которые могли возникнуть при аресте мафиозных и уголовных организаций, сионистских отрядов "Бейтар", охранных отрядов Лисинского и прочих непредвиденных групп. Но сила эта была необычная и настолько профессионально подготовленная, что могла противостоять вооруженному противнику, превосходящему их в 6-8 раз. А такой силой не обладал никто.

Кроме того, Столбов мобилизовал весь свой партийный актив в Москве — 56 000 человек, и завтра в Москву из разных районов области должны прибыть в центры 26 районных парторганизаций по 500-600 человек на своих машинах, это еще около 14 000 человек.

Было решено, что в 2 часа ночи будет отключена связь и под особую охрану будут взяты: Кремль, ФАПСИ, Министерство обороны, Генеральный штаб и главные штабы родов войск, МИД, посольства, МВД, ФСБ, СВР, ГРУ, Совет Министров, мэрия и префектуры, Центральный банк России, ИТАР-ТАСС, радио и телевидение, Почтамт, телеграф, все 7 железнодорожных вокзалов, автовокзалы, все аэропорты, включая военные, речные вокзалы, квартиры всех руководителей проводимой операции. На это было предусмотрено выделить 20% всех имеющихся сил.

Еще 40% сил, в основном спецназовцев Кравцова, "Ангелов России" Страхова, часть десантников и спецподразделений Корсакова бросались не на захват, а на истребление мафиозных малин, притонов преступных группировок. Приказ был один: даже при намеке на сопротивление уничтожать беспощадно. Всю милицию под контролем десантников расставить на всех выездах из Москвы и на кольцевой автодороге. Ни один бандит не должен выскочить из Москвы.

Оставшиеся 40% боевых сил, около 27 тысяч человек, совместно с 50 тысячами активистов партии "Национальное возрождение России" начнут проведение арестов: коррумпированных чиновников; руководителей газет и журналов, журналистов и телекомментаторов, связанных с мафией и террористами; мафиозных банкиров и предпринимателей; руководителей и активистов политических партий, движений и союзов, замешанных в сотрудничестве с иностранными разведками и проводивших целенаправленную работу по разрушению и расчленению России; директоров госпредприятий и их заместителей, уличенных в хищениях, махинациях и переводе валюты за границу; сотрудников МВД, армии и ФСБ, замешанных в коррупции и предательстве интересов государства.

Кроме этих сил, 4000 десантников, 3600 военнослужащих из Таманской и Кантемировской дивизий, 6400 человек из спецназа МВД, подчиненных Жарову, и 9200 человек из местных органов милиции Подмосковья вместе с 2000 спецназовцев УОПа, при поддержки 32 000 членов партии Столбова из Подмосковья, начнут аресты преступников по всей Московской области, в зонах охраняемых трехэтажных дворцов-коттеджей, построенных мафиозными уголовниками, аферистами и продажными чиновниками, а также в зоне спецдач правительственных структур.

Все помещения газет, журналов, радиостанций, телеканалов в Останкино и резервных студий, здания коммерческих банков, финансовых и торговых организаций, по которым имеются данные о коррупции, мошенничестве, связях с уголовным миром или террористами, должны быть заняты ночью 16 марта. До четверга 20 марта все газеты, телестудии и радиостанции будут закрыты, кроме первого общероссийского телеканала, центрального радио и правительственной газеты.

Особую заботу надо проявить о трех главных финансово-торговых структурах. Я имею в виду Центробанк России, Внешторгбанк и Минвнешторг, эти насквозь прогнившие еще с брежневских времен ведомства. Коррупцией там опутано все. Нами собран большой объем данных на главных действующих лиц в этих учреждениях, которые должны быть арестованы ночью 16 марта, а с понедельника 17 марта, когда все сотрудники выйдут на работу, начнем их основательную чистку. Из дальних регионов России, по нашей просьбе, уже командировано более трех тысяч опытных бухгалтерских и аудиторских специалистов, которых мы уже два дня встречаем в аэропортах и расселяем в Подмосковье. Они и займутся детальной проверкой финансовой деятельности этих монстров. Нужно то дело, которое в 1983 году начал Андропов, довести до конца. На их охрану мы бросим самых надежных и неподкупных офицеров спецназа полковника Кравцова и "Ангелов России" Страхова. Необходимо учесть еще один важный момент. Очевидно, напряженная ситуация продлится 5-7 дней, в течение которых часть десантников и спецназа должны будут охранять те государственные объекты, которые мы определили. Необходимо будет, очевидно, вам, — обратился Корсаков к Смирнову, — с привлечением еще 15-20 гражданских организаций, обеспечить эту дежурную охрану горячим питанием в упрощенном варианте. Горячий бульон, кофе, чай, мясо, колбаса, сосиски, вареная картошка. Речь идет о подвозе питания на объекты. Приготовление пищи мы возложим на 20 крупных столовых и кафе. Большие армейские термосы уже заготовлены. Справитесь? — еще раз спросил Корсаков у Смирнова и, получив утвердительный ответ, подвел итог совещанию.

— Естественно, встанет вопрос, где мы разместим такое количество арестованных. Только в Москве преступников, подлежащих аресту, насчитывается почти 60 тысяч. Позже, в процессе следствия появятся сообщники, которых может набраться еще около 220-250 тысяч. Наиболее крупные фигуры будут размещены в Москве, для этого уже подготовлены места, а остальных отправим в 48 мест на Урале, Сибири, на Дальнем Востоке, которые уже давно готовились к их приему. В целях безопасности и удобства при арестах, заготовлено 500 тысяч наручников, из них только для Москвы более 100 тысяч. Министерству путей сообщения необходимо заготовить эшелоны для арестованных, оборудовать их питьевой водой и продуктами питания. Времени для этого тоже мало, но нужно вывернуться наизнанку, но все обеспечить.

И последнее. В 2 часа по московскому времени будет закрыта воздушная граница России на вылет самолетов, введена чрезвычайная готовность на сухопутной, морской и речной границе. Закрыты международные аэропорты для вылета граждан России и иностранных граждан, занимавшихся в нашей стране противозаконной деятельностью. Ни один преступник не должен выскользнуть из страны. Особый режим будет введен на спецобъектах, атомных и гидроэлектростанциях. Будут взяты под охрану мосты и тоннели, объекты оборонной промышленности и средства связи. Мы должны быть готовы к любым сюрпризам, включая и провокации против посольств стран НАТО, чтобы дать им повод вмешаться в наши внутренние дела. С другой стороны, многие преступники попытаются укрыться на территории посольств. Это надо исключить.

На этом Корсаков закончил свое выступление. Еще около двух часов собравшиеся обсуждали и уточняли все детали операции, места сборов и размещения людей, вопросы скрытности и т.д. Корсаков не стал дожидаться завершения обсуждения плана и поехал, в Кремль, чтобы оттуда позвонить по "ВЧ" премьер-министру домой и передать просьбу собрать завтра Совмин к 22 часам, так как он договорился с президентом, что тот завтра подпишет приложение к меморандуму для НАТО, и надо его одобрить в Совмине не позднее завтрашнего дня, так как 16 марта утром договорились с Советом Федерации согласовать это решение Совмина. После его согласия он поздравил премьера с новым заместителем Лобановым и сказал, что захватит его на завтрашнее заседание, "а то он еще для вас новичок, ненароком обидите", — пошутил Корсаков, и услышав смех премьера, попрощался и положил трубку.