Гусев Максим Олегович, Свердловская область - Аблаев Бекир Абкеримович, Республика Крым

Гусев Максим Олегович, Свердловская область


Пристань духовная


«Родился в Свердловске. Окончил Уральский госуниверситет, факультет журналистики. С 2007 года – редактор и издатель газеты «Община» Русской Православной Старообрядческой Церкви. С 2015 года – редактор МБУ «Редакция газеты «Арамильские вести» (город Арамиль, Свердловская область). Преимущественно занимаюсь социальной проблематикой – как и чем живут люди, каковы их интересы, надежды, цели, к чему они стремятся, как борются с проблемами…».
АННОТАЦИЯ
В документальной книге потомственного старовера и профессионального журналиста Максима Гусева рассказывается об уникальной общине старообрядцев Среднего Урала. Затерявшаяся в таежной глуши, но не потерянная для верующих, община села Пристань Артинского района Свердловской области предстает перед читателями в ярких красках рассказов и воспоминаний старожилов, в документах из различных архивов, в личных наблюдениях автора и его помощников. А жизнеописания местных священников-настоятелей, кропотливо воссозданных по крупицам информации, делают книгу поистине бесценной для тех, кто неравнодушен к истории родного края.
Еще никогда столь подробно и с такой искренней любовью не рассказывалось ни об одной из ныне действующих общин Русской Православной Старообрядческой Церкви на Урале.
Предисловие
Эта книга - многолетний коллективный труд. В разные годы над ней работали десятки людей: прихожане храма, журналисты, историки, краеведы, потомки тех, о ком пойдет речь ниже. Одни занимались в архивах, по крупицам собирая информацию из документов, другие общались с людьми и записывали их воспоминания, третьи сами делились своими семейными архивами. И получилось, что в ваших руках результат обобщенной работы многих уральцев, в первую очередь, жителей Артинского района, проявивших свое неравнодушие и сделавших дело, которое, вне сомнений, останется в веках, и его будут хранить наши внуки и правнуки. Поэтому мне оставалось не так и много: все это собрать, дописать, систематизировать и объединить под общей обложкой.
Увы, далеко не все пристанинцы, кто хотел бы увидеть эту книгу и лично передать ее своим наследникам, дожили до сего дня. Но все они наверняка разделяли бы нашу радость от того, что история их любимого прихода сохранена и, возможно, послужит примером для других поколений христиан-старообрядцев, которым суждено беречь и приумножать Старую Веру в новой России.
...Впервые оказался я на Пристани в 1992 году, семилетним пацаном. Добрый дед мой Никифор Семенович Кетов привез нас с сестрой Екатериной на свою вторую родину, чтобы здесь окрестить и приобщить к той истине, которой сам свято дорожил. Именно здесь, на Пристани, была тогда единственная на всю Свердловскую область старообрядческая церковь, где уже служил молодой отец Иоанн Устинов. Он-то и крестил меня на День Святого Духа. Тот приезд запомнился мне навсегда - и не только потому, что это было, пожалуй, мое первое знакомство с настоящей русской деревней и сельским приходом, но и потому, что со столькими добрыми людьми тогда я познакомился! И все, кого за те несколько дней обошли мы с дедушкой, оказывались, как я со временем узнавал, нашими родственниками, о которых до того времени я практически ничего не знал. И принимали они нас как близких, дорогих, родных. О некоторых из них будет рассказано в этой книге... Много позже узнал я и о том, что именно Пристань стала на многие годы пристанью для семьи Кетовых, в том числе и для деда моего. По воле случая его родители переехали из Верхнего Ария - села в Манчажском районе, километрах в сорока от Пристани, сюда, когда ему было лет семь, то есть места эти он впервые увидел едва ли не такими же, как и я, мальчишескими глазами. Здесь с небольшим перерывом на переезд в Туринск прошли его детство и юность, отсюда он уходил в армию, еще не зная, что после навсегда осядет в Свердловске и лишь изредка будет приезжать к своей маме и родным, что именно здесь останутся дорогие его сердцу могилы - первых духовных отцов, бабушек, братьев и сестры, а позже и самой матери. Все это я узнал тем летом.
С тех пор Пристань стала для меня больше чем простым уральским селом. Узнавая о нем, сближаясь с людьми, в глазах которых я должен был не посрамить памяти упокоившегося в 2006 году деда, все больше понимал, какой силой обладали люди, отстоявшие свой храм у жестокосердных властей и ни на чуть не прервавших молитвенного общения с Богом. Потом, разъехавшись по городам, они исправно приезжали сюда на перекладных за толикой духовности - исповедаться и причаститься, пообщаться с единоверными братьями, обойти родню, вспоминая годы минувшие. Это сейчас добраться сюда на автобусе или машине - дело нескольких часов, а раньше, когда не было прямого сообщения, из провинциального Свердловска, которому еще далеко было до столичного Екатеринбурга, летали самолетом до Красноуфимска, потом ждали автобус до Артей, откуда еще несколько километров или пешком шли, или ловили попутку. Ручейки верующих стекались сюда на каждый праздник, но особенно летом, когда, кажется, сам Господь призывал к Себе. И я был частью того ручейка, первые капли которого собирались сначала на екатеринбургском автовокзале и потом присоединялись еще где-то по пути. И насколько же это было значительно и вместе с тем трогательно - ехать в храм, за сотни километров! Ехали не только люди молодые, но старички и старушки, казалось, совсем немощные, но в приподнятом настроении. С тех пор многие из нас намотали десятки тысяч километров в поездках туда и обратно.
Прошли годы, Свердловская область обрела еще нескольких священников, вознеслись ввысь купола храмов, Уральская епархия Русской Православной Старообрядческой Церкви разрослась, развернулась. Но поток людей на Пристань не поредел - и вот уже дети и внуки тех староверов едут сюда венчаться, крестить детей, исповедоваться. Здесь встречают их как дорогих гостей, так, что невольно хочется возвращаться сюда снова и снова, проникаться спокойствием, прикасаться к стенам намоленного храма, которые помнят самоотверженные труды настоятелей и горячие молитвы прихожан...
Несомненной ценностью этой книги являются документальные свидетельства и письма - вы наверняка оцените их содержание, которое красноречивее любых выдуманных слов. Вашему вниманию - протоколы допроса отца Никифора Запла- тина, переписка отца Романа Топоркова с архиепископом Иринархом, собственноручно записанные воспоминания Ивана Петровича Кетова, документы из архива Московской Митрополии РПСЦ, рассказы прихожан и многие другие материалы, проливающие свет на жизнь этой общины.
С тихой радостью я передаю все это в руки читателей и предлагаю окунуться в мир нашей общей истории, чтобы понять, чем так дорожат все уральцы, когда говорят о Пристани и собираются в очередную свою поездку туда. Листая страницы, не забывайте, что свою помощь в написании книги оказали уральские староверы Нина Алексеевна Булатова, Зоя Дмитриевна Бурова, Владимир Дозморов, Татьяна Караваева, Иван Петрович Кетов, Леонид Семенович Кетов, Ирина Петровна Кетова, Любовь Владимировна Курищева, Ольга Ефремовна Никонова, Клавдия Григорьевна Обухова, Сергей Борисович Панов, Клавдия Петровна Чугунова и многие другие. Впрочем, вклад каждого из них вы наверняка оцените сами, читая главу за главой.
География книги обширна и выходит далеко за пределы Урала. Если родных отца Нестора Соловьева мы разыскали в Миассе и Москве, то отца Геннадия Коробейникова - в Томске, дочь отца Сергия Соловьева - в Ростове-на-Дону и Москве, внучку отца Романа Топоркова - в Подмосковье... А еще в списке населенных пунктов, откуда стекались весточки для этой книги, Арти, Екатеринбург, Берёзовский, Дегтярск, Нижневартовск и Новосибирск.
Отдельная благодарность и низкий поклон за ту помощь, которую оказали священники Геннадий Коробейников и Иоанн Устинов, понимая важность книги, которую теперь мы имеем возможность держать в руках. А отца Алексея Лопатина, руководителя библиотечно-архивного отдела Московской Митрополии РПСЦ, я благодарю за предоставление беспрепятственного доступа к ценным документам.
И вот эта наша совместная работа - вниманию каждого из вас.
Пристань - это корень уральский, от которого пошла молодая поросль...
Любовь Владимировна Курищева

Архив исчез, а факты остались


Но прежде, чем вместе с вами мы окунемся в полную драматизма жизнь общины старообрядцев Пристани, вкратце - об истории самого села. Очевидно, что название его тесно связано со здешней водной артерией - рекой Уфа. По данным местного краеведа Юрия Красильникова, на сведения которого мы и будем опираться, Артинская Пристань возникла одновременно со строительством Артинского завода в 1789 году, хотя место причала речных судов тут было и раньше. По всей вероятности, здесь приставали плоты и небольшие суда, которые, вероятно, сначала везли сырье, а потом - готовую продукцию с Нязепетровского, Сергинского и Уфалейского заводов.
- Первыми поселенцами здесь, - пишет Юрий Красильников, - были ссыльные, которые занимались вырубкой леса, выжигом угля для Артинского железоделательного завода.
Позже пристанинцы освоили сельское хозяйство. Жили семьями и радовались, что находятся как бы в стороне от руководства - в нескольких километрах от завода. По данным на 1860 год, в селе Пристань - 105 крестьянских дворов, 628 жителей: 305 мужчин и 323 женщины. Сколько из них староверов - неизвестно, но краевед уточняет, что из них 113 мужчин и 113 женщин - «единоверцы». Однако, светский автор, не до конца, возможно, разбираясь в религиозных тонкостях, называет так, вероятнее всего, именно старообрядцев, тем более, что достоверно известно - в артинских селах и деревнях единоверцев никогда не было, во всяком случае, о сколько-нибудь заметной численности приверженцев «официальной» Церкви, желающих молиться «по-старому», в этих краях ничего неизвестно. Тогда как о староверах здесь знает каждый местный житель.
Уже в 1909 году на Пристани с выселками Кургашка (Комарово), Курсак, Кордон-Курки, Ягуш насчитывается 269 дворов и 1678 жителей. Многие из них занимались сплавом и их свои же односельчане называли бурлаками - продукцию Артинского завода они сплавляли по всей России.
За три десятка лет до этого, в 1878 году, Красноуфимская земская управа открыла в селе начальное училище с трехлетним сроком обучения, а в 1920 году появилась на Пристани библиотека-читальня. В 1923 году образован Артинский район, в который сразу входит Пристанинский сельский Совет, а через два года на Пристани уже 324 двора, но всего 1434 жителя. Говорили, что сокращение населения связано с голодом 1921 года, эпидемией тифа и рядом других, бушевавших здесь заболеваний.
Впрочем, с этого времени жители села Пристань прочно стояли на ногах и с достоинством трудолюбивых крестьян переносили все общегосударственные потрясения - революцию, последствия Гражданской войны, массовые репрессии, Великую Отечественную войну и другие события, оказавшие влияние на формирование страны в ХХ веке...
Когда работа над книгой только начиналась, предполагалось разыскать данные о первых старообрядцах в Артинском районе и непосредственно на Пристани. Неоднократные запросы в архивы, к большому сожалению, почти ничего не дали. И только один документ удалось найти летом 2013 года, за что моя искренняя благодарность Сергею Панову. Именно он в Государственном архиве Свердловской области нашел секретный документ, датированный 1842 годом.
Позже Сергей Борисович предположил, что, находясь на стыке двух регионов - Пермского и Свердловского - Артинский район, а до того - Красноуфимский уезд и все данные о нем «ушли» в государственный архив Перми, тем более, что Артинский завод официально относился к Пермской губернии. А надо знать особенности работы в архивных учреждениях и требования к посетителям, чтобы понять: попасть в госархив другого региона страны, с большой долей вероятности, нам не суждено.
Грустную версию лишения Артинским заводом своего архива опубликовало издание «Исеть-Информ» (№ 2 (27) от 28 февраля 2007 года): «Печальный документ 1921 года был найден в госархиве Свердловской области: «Архив Артинского завода, заключавший в себе дела с основания предприятия, представлял громадную ценность, однако почти весь он, 225 пудов 10 фунтов, был отправлен на писчебумажную фабрику для переработки». Возможно, среди уничтоженного оказались и весьма ценные сведения об артинских старообрядцах.
И хотя архив исчез, факты все же остались... Одного лишь найденного документа, а также бесценной биографической книги отца Иоанна Кудрина «Жизнеописание священника и отца семейства» достаточно, чтобы понять: корни при- станинского старообрядчества уходят в конец XVIII века. Зная историю заселения других регионов хранителями старой веры, скрывающимися от преследований царской власти, сюда, за Уральский хребет, предположу, что и того глубже. Итак, перед нами секретный рапорт (ГАСО: Фонд № 43, опись № 3, дело № 55):
«Господину Главному Начальнику Горных заводов Хребта Уральского Артиллерии Генерал Лейтенанту и разных орденов кавалеру Глинке. От Горного начальника Златоустовских заводов Директора оружейной фабрики Генерал майора Аносова.
Контора Артинского завода от 10 февраля донесла, что между раскольниками тамошнего завода открыто сведение незаконных браков, в каковые вступили мастеровые Петр Кашин, Агап Сыропятов и Андрей Мокрушин, и хотя им было делано предложение, согласно Высочайшей Воли от 5 января 1840 года за № 13 узаконить браки и венчанием в единоверческой церкви, но они на это не согласились. Мастеровые раскольнической секты сведены браком по раскольническому обряду и за это будут распоряжением взяты под стражу».
Далее следует формулярный список о мастеровых-раскольниках Артинского завода по состоянию на 1847 год - нетрудно догадаться, что все они, быть может, сами о том не догадываясь, находились под пристальным наблюдением чиновников: их перемещения с одного места работы на другое, изменение семейного положения, доходы - все находилось под контролем. Здесь значатся носители хорошо известных и сегодня пристанинских фамилий: Иван Васильевич Кашин, Михаил Ефремович Глушков, Тимофей Иванович Мокрушин, Федор Тихонович Сыропятов, Анисим Иванович Мокрушин, Семен Осипович Сыропятов, Иван Козмич Балашов. Напротив каждого имени в документе приводится ежемесячный доход и приписка (примечательно, что у всех едина): «Из мастерских детей, грамотен, под судом не был, поведения хорошего, женат».
Иоанн Кудрин рассказывает о священнике Василии Кетове, который оказал на него, тогда еще просто скромного юношу, колоссальное влияние, и, воспроизводя биографию отца Василия, напоминает, что родился тот в Артинском заводе, в семье старообрядцев-часовенных в 1863 году. Значит, в это время здесь не просто были, но и процветали самые разные общины староверов - и беспоповцев часовенного согласия, и поповцев-белокриницких. Не случайно беспоповец Василий, осознав, что истина - только в Церкви, 17-летним юношей уходит из семьи строгого отца Тимофея Ивановича - и находит поддержку в лице старообрядческого священника села Пристань Михаила Мокрушина. Позже Василий и сам принимает духовный сан, а годы спустя, помогает порядочному Иоанну стать сначала диаконом, а потом и священником.
Упоминаний об имеющейся на Пристани церкви, впрочем, у отца Иоанна Кудрина нет - значит, построенная в начале ХХ века и освященная в 1908 году во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы, она стала здесь первым сельским «домом Божиим». И именно от времени ее постройки и освящения мы отсчитываем ее возраст и историю населяющей ее общины.
В материале церковного календаря Старообрядческой Церкви за 1949 год подтверждается, что пристанинская община старообрядцев, приемлющих священство Белокриницкой иерархии, существует много лет. «После революции 1905 года местные старообрядцы-христиане задались мыслию своими трудами и средствами построить церковь во имя Введения во храм Пресвятыя Богородицы, иприступили к постройке. Во главе строительства встали братья Трубеевы - Василий, Федор, Иван и Павел Дементьевичи. Из них оказались хорошие плотники, столяры, токари по дереву и кузнецы. Почти с основания церкви и до времени водружения честнаго креста все было исполнено и под руководством и личной работой братьев Трубеевых. Благодаря их усердной работе и прочие христиане села Пристани не сидели, сложа руки, а каждый, кто сознавал свой долг, тоже помогали в сооружении дома молитвы личным трудом, тягловой силой и материалом. Вскоре же храм был закончен, оштукатурен и освящен епископом Антонием».
В первые послевоенные годы Московская Архиепископия собирала данные о старообрядческих приходах и общинах - такая практика продолжилась и позже. Свои сведения отправили туда и пристанинцы, где, в числе прочего, указали, что их общину составляют 200 дворов и 400 душ, при этом 26 октября 1953 года они отправили в Москву уточнение, что к тому времени общину уже составляют приблизительно 250 дворов и 500 душ.

С полным вариантом произведения Вы можете ознакомиться


в Приложении.


1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 46
73-korrekciya-sostoyaniya-vnutrennej-sredi-melochi-v-intensivnoj-medicine.html
73-krajne-hud-ya-no-po-milosti-tvoej-daj-pokayatsya-i-izbav-ot-osuzhdeniya-psaltir-ili-bogomislennie-razmishleniya-izvlechennie-iz-tvorenij.html
73-kriterii-dejstvij-posle-vipolneniya-avtomatizirovannogo-obshego-analiza-krovi-i-differencialnogo-analiza-lejkocitov.html
73-lekcionnie-auditorii-programma-povisheniya-kvalifikacii-neprerivnogo-obrazovaniya-po-specialnosti-refleksoterapiya.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат