Концепция ошибки 4 Расследование происшествий: вина и ответственность 7 Субъект. Разбор совершенной ошибки 8 - страница 8


Излом линии приходится на 3 позицию (для АВС==110 мс по критерию парных сравнений Вилкоксона Т=W 0,95 (8); для АВС=140 мс по критерию Фридмана Q2 (1)) ·
Приращение времени (t) на один элемент последовательности, или угол наклона кривой ВР к оси абсцисс, для ДП=6 и для АВС, равных 80, 110 (нижний отрезок ломаной) и 140 мс (нижний отрезок ломаной) значимо одинаково (Q (5)) и находится примерно в пределах 43 мс. При ДП=3 значения t значимо отличаются друг от друга. Значения ВР в условии “шум” близки к значениям ВР для последней позиции в условии “сигнал” (разница не значима). Значения ВР для последней позиции по условию “сигнал” приблизительно равны между собой.

  1. Процент правильных ответов (ППО). Позиционные кривые ППО по всем условиям показаны на таблице 2.

Таблица 2.3. Проценты правильных ответов, полученные при двух длинах последовательностей (ДП) (ДП = 3 и ДП=6) и трех значениях асинхронии включения стимулов (80, 110,140 мс).

Длина последовательности

ДП = 3
позиция цифры
ДП=6
позиция цифры

асинхрония включения стимулов
“шум”
1
2
3
“шум”
1
2
3
4
5
6
80мс


94


80


45


95


85


75


55


70


60


62


90


110мс

94


90


85


95


85


83


77


85


80


82


95


140мс

90


98


99


95


91


70


85


95


98


98


90



При малых значениях асинхронии включения стимулов можно наблюдать падение результатов на средних позициях кривые имеют вогнутую V-, ( при ДП=6 W-образную) форму. С увеличением асинхронии включения стимулов до 140 мс процент правильных ответов для всех позиций при ДП=3 выходит на уровень 90%. При ДП=6 первые две позиции не достигают этого уровня: значения процентов правильных ответов по ним имеют соответственно 70% и 85% (разница между 1-й и З-й позициями значима, Т>W0,99 (7) ). Средний уровень процентов правильных ответов поднимается с увеличением асинхронии включения стимулов (Q2 0.05 (2)).
Обсуждение. Тот факт, что испытуемые не дают одинаково точных и быстрых ответов по всем позициям, говорит о том, что на исполнение задачи оказывают влияние определенные помехи. Известны два помехогенных феномена, особенно ярко проявляющихся в тахистоскопической ситуации: маскировка и интерференция. Эти понятия необходимо строго различать, поскольку первый из этих феноменов имеет место практически целиком на уровне сенсорной репрезентации зрительного дисплея (на уровне иконической памяти), а второй связан с более поздними этапами переработки информации.
В литературе описаны две теории, объясняющие механизм маскирующего эффекта: теория интеграции и теория прерывания. Согласно теории интеграции, иконический образ маскирующего стимула (маски) накладывается на иконический образ цели, образуя новый зрительный паттерн, в результате чего дальнейшая обработка цели затрудняется или становится вообще невозможной. Согласно теории прерывания, маска замещает ( полностью уничтожает) иконический след цели и делает невозможным его чтение.
Для разделения эффектов маскировки и интерференции необходимо создать такую экспериментальную ситуацию, при которой маскирующее влияние было бы сведено к минимуму или вообще не проявлялось бы. Одним из возможных способов достижения такой цели является увеличение асинхронии включения стимулов. Именно такая ситуация была создана а нашем эксперименте при асинхронии включения стимулов, равных 140мс (а отчасти, и при 110 мс).
Процент правильных ответов не является единственным показателем, характеризующим динамику изменения трудности исполнения в тахистоскопической ситуации. Другим важным средством анализа процесса переработки информации может служить измерение времени реакции. Из табл.1 видно, что для всех условий показатели времени реакции убывают, причем убывание времени реакции идет пропорционально возрастанию позиции данного целевого стимула в последовательности. Такое убывание позиционных значений времени реакции в ситуации, исключающей маскирующее взаимодействие между последовательными стимулами (т. е. при больших значениях асинхронии включения стимулов), отражает динамику изменения другого внутреннего процесса - интерферирующего влияния нерелевантных стимулов на обработку целевого элемента.
Результаты проведенного эксперимента показали практическое отсутствие эффекта проактивной интерференции в данной экспериментальной ситуации: время реакции на целевой элемент, расположенный на последней позиции, оказалось приблизительно одинаковым по всем условиям. Убывание значений времени реакции с возрастанием номера позиции цели хорошо согласуется с предположением об участии ретроактивного интерферирующего влияния последующих нерелевантных стимулов на обработку целевого элемента, которое для последней стимульной позиции равно нулю.
Полученные кривые времени реакции при ДП-6 имеют одинаковое приращение времени t для всех АВС ( за исключением АВС, равных 110 и 140 мс, на первых трех позициях). Этот очень важный результат свидетельствует о том, что скорость предъявления, видимо, не оказывает значимого влияния на механизм интерференции в пределах используемых нами АВС.
Большую сложность представляет объяснение излома кривых времени реакции при ДП-6 ( АВС, равных 110 и 140 мс ), а также тот факт, что процент правильных ответов по первым двум позициям (ДП-6, АВС==140 мс ) оказался значимо меньшим по сравнению с процентамии правильных ответов по остальным позициям этого условия. Интерпретация таких данных может быть проведена в терминах эффекта стирания информации из некоторой системы хранения. Действительно, при быстром предъявлении (АВС= 80 мс) время правильного положительного ответа на конечный стимул (440 мс) превышает время загрузки последовательности из 6 чисел в систему кратковременной памяти, которое равно: АВС  количество интервалов + время экспозиции поcледнего стимула , то есть 80 мс 5  20 мc =420 мc. Несмотря на то, что инструкция строго требовала отвечать сразу же, как будет обнаружен целевой стимул (не дожидаясь окончания предъявления последовательности), испытуемые не успевали дать ответ во время предъявления последовательности ввиду очень короткого АВС.
При большом АВС (особенно при АВС=140 см) испытуемые вполне могли дать ответ на целевой стимул, предъявленный в начале последовательности, еще до окончания ее предъявления. Но результаты показывают, что время ответов по начальным позициям значимо увеличилось по сравнению с условием быстрого предъявления. Это означает, что при больших значениях асинхронии включения стимулов испытуемый не использует имеющуюся возможность быстрого ответа, а ждет показа если не всей последовательности, то по крайней мере большей части ее элементов, после чего дает ответ. Такая ситуация несознательного нарушения инструкции (отвечать как можно быстрее) может создаваться под влиянием механизма, по своей функции схожего с установкой. Иными словами, способ работы, применявшийся при асинхронии, равной 80 мс, может переноситься на исполнение при больших значениях АВС. В этом случае уже принятое относительно данного целевого стимула решение может быть отложено и организация ответа задержана. Такая задержка может привести к затуханию следа стимула (или решения, принятого относительно него). Если при асинхронии, равной 110 мс, время такой задержки (зависящее от АВС) не так велико, что отражено в незначительном изменении наклона функции времени реакции, то уже при асинхронии, равной 140 мс, след начального стимула может затухать настолько сильно, что время ответа на него увеличивается до 800 мс (по сравнению с 640 мс при АВС= 80 мс), а высокая точность ответа становится невозможной.
Естественно, что при появлении тестового числа на трех первых позициях на ответ влияет и стирание в памяти, и интерференция, действие которой подчиняется уже описанному закону. Наклон верхнего отрезка функции времени реакции при больших АВС больше наклона нижнего отрезка. Это означает, что эффекты стирания и интерференции суммируются. Наклон нижнего отрезка функции времени реакции при больших величинах асинхронии отражает влияние одной лишь ретроактивной интерференции. Эффект стирания здесь не действует, так как задержка ответа для последних позиций не столь велика. Разница между величинами t, полученными для верхнего и нижнего отрезков позиционной кривой времени реакции при больших АВС, является покааателем стирания следа из системы хранения.
Еще одним важным аспектом полученных результатов является то, что использованная методика позволила более или менее точно определить локус интерферирующего эффекта в функциональной системе модели Стернберга (или на временной оси, ограниченной моментами предъявления стимула и производства ответа). В наших предыдущих работах (Муканов, 1974; Стрелков, 1974) мы считали, что методика зрительного поиска с последовательным предъявлением стимулов в одном и том же месте поля зрения позволяет измерить время извлечения следа из сенсорной (иконической) памяти. Предполагалось, что 90%- ный уровень процентов правильных ответов возможен лишь в том случае, если испытуемый успевает “прочесть” информацию о данном стимуле до момента предъявления следующего элемента последовательности, который замаскирует след предыдущего.
Результаты настоящего эксперимента позволяют предположить, что за время между постулениями двух стимулов происходит принятие решения. Если исходить из нашего предположения о том, что влияние интерференции увеличивает время ответа, но не снижает уровень процентов правильных ответов, то локус интерферирующего эффекта должен определяться временной локализацией этапа принятия решения или точнее, располагаться вслед за ним. В противном случае итерференция создавала бы трудности для принятия решения, что неминуемо должно было бы привести к снижению уровня процентов правильных ответов.
Подтверждением того, что за время интервала между стимулами происходит принятие решения, может служить следующее рассуждение. Во-первых, величины времени правильных ответов при появлении тестового числа на последней позиции в условии “сигнал” и время правильных ответов по условию “шум” оказались равными. Если правильное отрицательное решение может произойти за время асинхронии между включениями, то, видимо, этого времени достаточно и для принятия правильного положительного решения. Если бы за время асинхронии происходило только сканирование иконической памяти, то сравнение и принятие решения должны были бы происходить либо во время предъявления следующих чисел последовательности, либо после предъявления всей последовательности. При коротких величинах асинхронии первое предположение маловероятно, так как за короткое время накопилось бы несколько решений, что привело бы к увеличению времени ответа. Второе предположение исключается потому, что в условии “шум” время ответа при ДП-З равно времени ответа при ДП-6. Остается принять, как более вероятное, предположение о том, что за время асинхронии между включениями стимулов происходит принятие решения.
Отличие способа работы испытуемого в условии “шум” от способа работы в условии “сигнал” состоит в том, что в в условии “шум” после принятия правильного негативного решения испытуемый переходит к просматриванию следующих элементов последовательности, а во втором случае после принятия правильного позитивного решения он должен перейти к организации ответа. Таким образом, интерферирующий эффект локализуется на стадии организации ответа, а каждый дополнительный последующий интерферирующий элемент удлиняет эту стадию на величину t, равную приблизительно 40-45 мс.
Краткие выводы. Методика последовательного предъявления зрительных стимулов в одном и том же месте поля зрения, использующая измерение процентов правильных ответов и времени реакции, позволила разделить феномены маскировки и интерференции. Интерференция, в отличие от маскировки, может вообще не оказывать негативного влияния на точность ответа, а лишь увеличивать его задержку. Получено увеличение времени реакции на целевой стимул при увеличении числа следующих за ним нерелевантных элементов. Величина t может служить количественной мерой ретроактивной интерференции.

^ Действие или поток операций?


При первом приближении трудовой процесс выступает как поток, содержащий интенсивные и относительно спокойные периоды, В потоке отчетливо заметны движения человека - манипуляции с органами управления - операции. Операцию выделить легко - по тому средству, с которым работает человек. Как можно выделить действие из потока трудовой активности?
По каким внешним и внутренним признакам?
Считается, что для определения действия достаточно указать цель. Но если речь идет не о задаче, определенной заранее и сформулированной вербально, остается неясным, когда и в каком месте реально начинается действие, поскольку речь идет о цели, сформулированной только в уме.
Для определения действия необходимы внешние опоры.
Единицей психологического анализа является действие. Цель - представление о результате и формулируется с самого начала вербально. Вербальная формулировка цели предполагает отыскание подходящего, точного глагола - имени действия. Когда найдена подходящая вербальная формула, выполнить, координировать и контролировать действие значительно легче.
Пространственная характеристика действия. Действие развертывается в пространстве. Пространство действия определяется теми предметами и промежутками, которые прямо или косвенно относятся к действию. Топологическая характеристика включает определение мест субъекта, цели, путей движения и расположения препятствий, различение районов, их внешних и внутренних границ. Возможны другие модели пространства действия: евклидова, проективная и проч. Уместность той или иной модели определяется теми задачами, которые решает оператор.
Временная характеристика действия строится с помощью нескольких групп терминов: 1) начало, конец, дление, 2) настоящее, прошедшее, будущее, 3) ритмы, 4) скорости и ускорения в разных районах, 5) уникальность события и возможность его воспроизведения или повторения, 6) непрерывность потока и дискретность ряда событий, 7) срок: синхронизация события внутри действия с некоторым внешним событием, 8) этапы действия (дробление проводится по используемым орудиям и приемам, по районам пространства, по энергетическим признакам и т.д.). С понятием времени связаны понятия повторяющегося и индивидуального. Форма и поток. Форма, понимаемая как самовоспроизводящаяся, стремится под действием каких-то сил повторить себя и этот акт всегда уникален. Но именно гибкостью, уникальностью акта, его универсальной приспособляемостью удается воспроизвести, сохранить устойчивые черты прежней формы. Форма, ритм, некая внутренняя гармония - время.
Энергетическая характеристика действия складывается из описания физических и умственных усилий субъекта, усилий по концентрации внимания и утомления по этапам действия, масс и ускорений.
Действие возникает, когда в определенном месте пространства в определенный момент в технологическом процессе возникают энергетические или смысловые изменения - новизна. Действие начинается автоматически, само собой, а затем его формулирует и исполняет субъект. Принцип: целевую характеристику действия необходимо сочетать с полным пространственным, временным и энергетическим определением.
Понятие точного действия. В психологии принято так использовать понятие действие, будто исполнение всегда остается совершенным. Однако, действие, вложенное в реальное пространство и реальное время, должно получить допуск на точность исполнения. Пространственные, временные, энергетические границы, допустимые отклонения. Должны определять процесс исполнения и реальные результаты действия. Кроме того, следует допустить возможность ошибочного исполнения действия.
Введем понятие действия как сплошной напряженной биполярной структуры, включающей различные возможности исполнения: от точного до ошибочного. Достигнутый результат входит в содержание понятия "действие".
Действие запускается и поддерживается заданием, задачей. Задача формулируется вербально. Вербальная формулировка преобразуется, переводится в визуальные, слуховые и другие перцептивные формы, в двигательные формы, которые используются при исполнении. При отклонениях в условиях исполнения или в характере двигательного процесса неизбежно обращение к вербальным формам. Перевод вербальной формулировки в визуальные, слуховые и другие перцептивные формы, в двигательные формы осуществляется при обучении. Этим обеспечивается идентификация привычной обстановки для выполнения действия.
При разборе результатов действия снова выйдут на первый план вербальные эквиваленты перцептивных и двигательных форм.
Говорят о речевых действиях: они совершаются одним субъектом и побуждают двигаться других.
Поток профессионального поведения, профессиональной речи - это ряд операций, пауз и ожиданий. Почему возникает необходимость анализа в терминах действия?
Во-первых, потому что участие сознания в трудовом процессе несомненно (задания от других, задания, которые субъект дает себе сам).
Во-вторых, подготовка к трудовой деятельности ведется по ситуациям и задачам, которые моделируют реальный труд. Сказать про какой-то процесс: "Это действие" - еще полдела, необходимо показать, как возникает, удерживается и прекращается сознательное действие на фоне потока автоматизированных операций.
Третье основание анализа в терминах действия возникает из рассмотрения вопроса: Как выделить действие из потока операций? Только по внешним признакам: если есть событие или возникает ситуация, требующая срочного реше­ния. Чтобы возникло действие, в контролируемом или выполняемом процессе должны произойти изменения, которые так усложнили бы деятельность человека, что простых заученных операций уже недостаточно для ее успешного продолжения.
Цель возникает в ходе контроля за операциями, когда субъект видит, понимает, что задачу выполнить не удается.
Парадокс: действие требует для своего исполнения предварительного знания, в то время как возникает из новизны, новизны по отношению к текущей системе автоматизированных операций.
Предварительное знание и ответные операции должны быть освоены при обучении, выучены, отточены в ходе многократных повторений, а затем должны быть сохранены до случая, когда их использование станет необходимым. Как обеспечить их своевременное и точное исполнение?
Как предусмотреть необходимость человеческих действий при проектировании процесса? Путем выделения фрагментов процесса и разработки действий для выполнения в реальных условиях? Результатом проектирования должны быть только операции, действия должны быть оставлены для экстремальных ситуаций. Экстремальные ситуации проектируются и закрепляются в технологии и законодательстве. В ходе обучения приемы и способы их разрешения доводятся до автоматизма и тем самым действия превращаются в поток операций. А в условиях нормального (не экстремального!) технологического процесса труд становится потоком операций.
Действие заучено как отдельное и проблема для оператора в том, чтобы опознать ситуацию, в которой следует выполнять именно это действие, С другой стороны, если ситуация не адекватна, действие должно быть задержано. Вместо него должно быть выполнено другое действие. Но какое? Человек должен это решить сам. Чтобы совершить действие, человек должен вырваться из потока.
1. Задачи, действия, учебные ситуации разрабатываются и строятся на основе анализа случаев. При проектировании учебных действий удается достичь определенного сходства между учебным и производственным действиями, но есть и различия, которых не удятся преодолеть.
Субъективный критерий - по осознанию цели - слишком зыбок и потому недостаточен для установления различий между учебным и производственным действиями, Ответственность отличает реальное действие от учебного.
Действие нельзя сводить к осознанию цели субъектом. Цель уже задана социально: инструкцией, технологией, сроком, пространственным устройством рабочего места и т.п. Субъекту остается ее принять и применить заученную пос­ледовательность операций. Но в некоторых случаях велик вклад субъекта в действие.
2. Действие имеет активную и пассивную стороны. Это следует за признанием роли сознания и бессознательного.
Сознание означает чувство присутствия, "отстраненное" наблюдение за собственным действием, сосредоточенное исполнение и пассивное ожидание конца. Сосредоточившись на исполнении, субъект не повторяет каждую секунду формулировку задачи, он способен вербально отчитаться о ходе ее выполнения. Субъект удерживает полученную задачу.
Бессознательные содержания отсутствуют в сознании, субъект их не замечает, они пока "забыты". Они связаны со страхами и стремлениями, особенно проявляется постольку, поскольку в действии участвуют другие. Бессознательные содержания аффективно заряжены - они заставляют субъекта действовать быстро, старательно, ответственно, постоянно чувствуя присутствие другого, и предвидя предстоящий ответ перед ним.
3. Действие в процессе освоения - Первое самостоятельное исполнение отличается напряженностью. Субъект почти не помнит, "как это все происходило". Во всяком случае его описание может резко отличаться от рассказов других, наблюдавших за его действиями. По мере освоения изменяется соотношение сознательных и бессознательных составляющих. Под действием успехов и совершенных ошибок страх провала постепенно убывает. По мере освоения действия растет возможность наблюдения за собственным действием, спокойного, а не напряженного "присутствия" при его исполнении, а также способность обдумывать выполненное. Изменяется плавность исполнения, уменьшаются переживания усилия. Операции все больше отделяются от действия. Стремление к цели остается мощным двигателем.
4. Устойчивость действия. Обеспечивается ли устойчивость исполнения действия только схемами восприятия, мышления и двигательными схемами? Действие устойчиво, если сохраняются условия его. Если условия обычны, действие может быть исполнено обычной последовательностью операций. Устойчивость действия не может быть рассмотрена помимо его изменчивости. Изменчивость, гибкость действия обеспечивает успех, достижение цели при изменении усло­вий. По мере освоения устойчивость действия растет. Устойчивость - это безошибочность, надежность?
Складывается впечатление, что действие - единица анализа, пригодная скорее для описания процесса обучения, чем для анализа труда опытного специалиста. Теория формирования умственных действий, обучение по ситуациям и пр. сделали значительные успехи в обучении. Однако, нельзя отвергать действие как единицу описания регулярного труда на освоенном рабочем месте, поскольку в каждом труде есть моменты и места, требующие остановки, размышлений и сознательных изменений.
В труде есть активная и пассивная стороны.
Выполняя нормальные трудовые задачи в автоматическом режиме, опытный специалист может заняться выполнением нового действия, поскольку его ум частично освободился.
Вообще, действие - это всегда нечто новое. Здесь уместно вспомнить об определении действия Пьером Жане. 0б учебном и регулярном трудовом процессе говорят как о действии до тех пор, пока в них есть что-то новое. Когда ис­полнение заучено и идет автоматически, о действии можно не говорить, понятие действия становится избыточным.
Поток операций непрерывен, ряд действий дискретен.
Наблюдая трудовую деятельность, мы не сможем установить момент, когда начинается действие, врезающееся в поток операций. Для этого необходимо обратиться к субъекту, выполняющему действие. Но выполняя сложное и ответс­твенное действие специалист не станет его обсуждать с психологом до тех пор, пока ситуация не разрядиться, пока все не закончиться. 0 том, что действие было новым, психолог узнает только после его окончания. Тогда же психолог сможет заключить, что действо вообще было.
О месте психолога в трудовом процессе: наблюдающий психолог мешает работе профессионала. В сложной ситуации, когда профессионал должен дать психологу знак о возникновении необычного, нового, профессионал наоборот, уходит от контакта или прямо просит психолога не мешать. Психологу ничего не остается, как отойти в сторону и ждать, когда все закончится. А потом приступить к расспросу профессионала. Если он что-то помнит, он расскажет о том, как возникала ситуация, как она развивалась, в какой момент достигла кульминации, когда полностью затухла, перейдя в нормальный процесс.
Можно ли задав критерии, определить точно момент, когда начинается усложнение трудовой ситуации? Может оказаться так, что по заданным априори внешним признакам ситуация является сложной, но по отчету профессионала она прошла незаметно, не выделившись из потока обычных операций. Может быть и так, что профессионал, ориентируясь на внешние признаки, дал сигнал о начале сложной ситуации, а потом, спустя некоторое время, сам его отменил, поскольку она угасла, так и не развернувшись.
По внешним движениям можно наблюдать поток операций, а для выделения действий из потока потребуется отчет профессионала. В отчете он должен сообщить о сознательно зафиксированном начале и конце ситуации, действия. И сделать отчет он может только после окончания процесса.
Прежде казалось, что действие имеет свои пространственные и временные границы, что действие имеет свой смысл - вербальное определение. Казалось, что достаточно знать задачу и можно говорить о действии. Кроме того, есть еще такое удобное сопутствующее понятие - ситуация. Оно определяется как "Я-здесь-и-теперь" и придает действию пространственно-временную определенность. Все было построено на понятиях повторяемости, воспроизводимости, ус­тойчивости. Устойчивый окружающий мир, устойчивые когнитивные структуры.
Все это так, пока мы не погружаемся в реальный поток трудового процесса. Пока мы только говорим о процессе и ничего не делаем в масштабе реального времени процесса, а только ждем его окончания, чтобы поговорить о нем. Описать происшедшее. Мы так и будем плестись в хвосте и оставаться на задворках практики. Говорить и действовать практически - это разные вещи. Психологи обычно строят рассуждения либо в терминах должного, либо возмож­ного, но не действительного? Психологи строят схемы или описывают, но не предсказывают? Иначе и быть не может? Такова психология и другой она не мо­жет быть в принципе? Но ведь психологи выходят на практику. Например, они формулируют крите­рии действий, в том числе критерии выделения. Они наблюдают и преобразуют и самого человека, и его действия. Точны ли критерии? Насколько точны наблюдения, то есть насколько они соответствуют тому, что было на самом деле?
Действие определяется задачей,
Задача дается наперед и в достаточно общем виде. Предполагается, что детали и части будут выполнены, если будет выполнена суть задачи. Это должно обеспечиваться обучением и выдерживанием технологии. Но возможно, что даже и при поставленной задаче все может произойти без действий, соответствующих вербально поставленной задаче,
Когда начинается действие? Это установить невозможно, даже если вы наблюдаете работающего человека и ожидаете, когда он начнет действовать. Чтобы установить, обнаружить действие, необходим рад критериев, среди которых такие, которые основаны на использовании сообщений действующего человека.
Субъект не всегда согласится дать отчет (ему нужно либо работать, либо наблюдать за собой), да и не всякому объяснишь, что это такое - наблюдать за своими мыслями и тут же отчитываться о них. (Возникает дополнительная задача, субъект отчитывается только о прошедших мыслях, отчет - это не сами мысли, а сообщение о них и т.д.). Действие нельзя предсказать ни по пространству, ни по времени. Действие - это нечто очень странное: все о нем говорят, но никто не скажет, что это.
Это когда при выполнении потока операций у человека в сознании что-то промелькнет, относящееся к выполняемому процессу?
Действие - это мысль о цели выполняемого?
Действие - это перестройка исполнения? Но и о ней нельзя узнать без сообщения субъекта труда, поскольку диапазон вариаций любого исполнения очень велик, а смысл исполнения текущего понятен только после достижения результата. Следовательно, необходимо ждать, спрашивать отчета и т.д.
Групповое действие предполагает координацию, коммуникацию, разные степени сработанности и все разнообразие групповых отношений. Выделяется лидер, который распределяет обязанности и контролирует исполнение.
Поток операций, совершаемых группой, существенно меняется - вклиниваются речевые фрагменты, исполнение становится менее строгим, размытым, меньше поддается наблюдению, в труднее выявить повторения.
Но зато признаки действия становятся более явными. В наиболее трудных местах даются команды "Внимание", после ошибочного действия следует неодобрительная реакция окружающих.

leonid-kiselev-poet-operedivshij-svoe-vremya.html
leonid-kofanov-centre-for-roman-law-institute-of-history-vipuska.html
leonid-komelyagin-stihi.html
leonid-konotopskij-gotovim-rentgenovskie-zerkala-dlya-astrofiziki.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат