Конспект лекцій навчальної дисципліни циклу гуманітарної підготовки «філософія гуманітарного знання й герменевтика» - страница 4


Текст

:

а) формализуемый (математический, в первую очередь, вообще - теоретический);
в) неформализуемый (все прочие, включая простое описание).

  1. Ситуация

    :

а) локальная (по отношению к человеку) – внутренняя (понять себя личностно, ситуация-размышление);
в) общая (коллективная, социальная, субъективная) – внешняя (понять себя в мире, межличностных отношениях, ситуация-отношение, общение);
с) всеобщая (история);
d) универсальная (осознание себя во всех видах ситуаций, в истории, природе, социуме, общении, в духе).

  1. Предмет

    :

а) культуры;
в) цивилизации;
с) природы.
Всё существующее, таким образом, способно предстать в сфере понимания, но не всё будет охвачено ею. Понимание, таким образом, не исчерпывает практику осознания.
Полное понимание претендует на исчерпанность содержания объекта. Следует подумать о том, что мы только что сказали, в таком аспекте: что есть содержание и в каком отношении оно находится к пониманию? Есть ли содержание само по себе или же оно является результатом гносеологического взаимодействия познающего субъекта и предмета знания? Не уяснив отчетливо сущность содержания, как возможно раскрытие феномена понимания?
Обыденное словоупотребление рассматривает содержание чего-либо попросту как содержимое, находящееся как бы внутри внешне воспринимаемой формы. Содержание феномена – это, как кажется, его «все», ибо о чем можно говорить, рассматривая данное явление, как не о его содержании?
Содержание есть форма, в которой объект раскрывается познающему субъекту. Объект подает себя, представляет в этой форме, которая удостоверяет его как таковой. Отсюда то внимание к форме, свойственное вообще глубокой философии.

Самораскрывающаяся форма

предмета предстает как его содержание.
Предмет, явление природы осмысливается с точки зрения его сущности, составляющей необходимое предмета, единственно значимое в нем с точки зрения познания. Значимое оказывается сущностным, необходимым аспектом в предмете. Сущность, однако, не несет в себе содержание объективированного природного бытия. Содержанием здесь является простое внешнее описание явления, составляющее операцию его именования. Сущность и содержание в природном существовании разобщены, содержание реализуется во внешних проявлениях, во внешней форме, которая может быть описана, а сущность представлена в объяснении, истолковании, она добавляется к внешнему описанию. Внешнее в природе не противостоит внутреннему аспекту, поскольку последний, хотя и находится вне данного явления, однако остается принадлежать природе. Природа объяснима из самой себя, она самодостаточна в семантическом отношении.
Несовпадение в природных объектах сущности и содержания дает основу для их причинно-следственного описания. Причинно-следственные отношения, доминирующие в научном исследовании, их структура есть результат метафизического вписывания в окружающий мир парадигмальной установки, задающей границы объектов, составляющих мир природного бытия.
Есть производная от слова «содержание» - это содержательность. Содержательность противоположна внешней и несущественной форме, но непосредственное отношение имеет только к текстам и рассуждениям, к остальному материалу – отношение косвенное, содержательность возникает при его трактовке.
Содержание объекта любого типа, прежде всего, фиксирует, «держит» этот объект в его границах, устанавливаемых при непосредственном участии познающего субъекта. Таким образом, содержание выступает не как «содержимое», находящееся где-то «внутри» внешней формы, а является самой этой внешне-фиксирующей формой, но не поверхностно-внешней и несущественной, а именно держащей в себе все бытие объекта.
В процессе понимания субъект начинает с содержания, но не останавливается на его уяснении, на фактически данном, а переходит к его интерпретации, осознанию. Собственно понимание улавливает именно содержание, здесь оно достигает всей полноты и законченности своего выражения. Однако содержание как самораскрывающаяся форма предмета есть всегда в буквальном смысле

видимость

.
Видимость образует собственную истину повседневности, но, поскольку она говорит о видимости, выдающей себя за иное, то эта истина постоянно принимается за не-истину. Обнаружив не-истину, субъект стремится уйти от нее к истине, но, как и следовало ожидать, действует ложным образом, и над ним, над его тщетными усилиями история смеется10, своей иронией пытаясь изменить его сознание, настроить его более продуктивно. То, что она – в виде текущих обстоятельств - ему предлагает, является подсказкой, и надо изощрять свой слух, чтобы ее услышать. Созерцательное, далекое от «насущных» вопросов обустройства быта рассуждение, есть такая практика по утончению качеств сознания. В дальнейшем она скажется и на этом обустройстве, и на всем качестве жизни, сняв одни вопросы как мнимые, другие переформулировав более четко, поставив новые третьи. Мирское существование ориентирует субъекта на «понимание», и только. «Ты меня понимаешь?» - сакраментальный вопрос бытовых отношений. Но понимание только выделяет предмет без учета фона, в то время как осознание усматривает и фон, начиная нивелировать предмет в него, вписывать все более полно, и видя, таким образом, предмет конкретно, в действительном богатстве всех его связей и отношений.
Операция нивелирования предмета означает достижение максимальной конкретности – в пределе рассуждений – относительно его содержания. Предмет при этом, во-первых, исчезает как обособленный объект, и, таким образом, отчасти теряет себя, но, во-вторых, он начинает функционировать как текучее многообразие отношений и определений, привязанное к первоначальному имени как символу. В последнем случае он подлинно становится идеальным и как таковой оказывается со-размерным истинностному сознанию. Сознание, в свою очередь, получает при этом адекватное содержание, выраженное в символе как основе культуры. И здесь актуально звучат слова М.К. Мамардашвили и А.М. Пятигорского «Мы кончаем эти рассуждения скептически: почему, собственно говоря, нужно столь долго и сложно рассуждать для понимания и объяснения символической жизни сознания тогда, когда символическая жизнь сознания предполагает в принципе непосредственное понимание?.. Мы думаем, что символ только может быть непосредственно понятен тем, кто сознательно связан с ним в своей жизни» [7, 213]. В этом завершающем высказывании как в капле воды сфокусировались не только все главные составляющие проблемы осознания – понимание, объяснение, символ, но и дано направление практического выхода за рамки отвлеченного теоретизирования.
Литература
1. Автономова Н.С. Познание и перевод. Опыты философии языка. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008. – 704 с.
2. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат (выдержки, примечания переводчика, комментарии) / Пер. М.С. Козловой, 1994. Интернет-ресурс http://www.philosophy.ru/library/witt/01/94.html Дата обращения 15. 05. 12.
3. Вригт Г.Х. фон. Объяснение и понимание // Вригт Г.Х. фон. Логико–философские исследования: Избр. труды.: Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1986. – 241 с.
4. Гадамер Х.-Г.      Истина и метод: Основы философской герменевтики: Пер. с нем. – М.: Прогресс, 1988. – 704 с.
5. Гадамер Х.-Г. О круге понимания // Гадамер Х.-Г. Актуальность прекрасного: Пер. с нем. – М.: Искусство, 1991.– С. 72-82.
6. Гемпель К. Г. Логика объяснения: Сб. статей / пер. О. А. Назарова. - М.: Дом интеллектуальной книги: Русское феноменологическое общество, 1998. – 208 с.
7. Мамардашвили М.К., Пятигорский А.М. Символ и сознание. Метафизические рассуждения о сознании, символике и языке. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. – 214 с.
8. Цофнас А.Ю. Теория систем и теория познания. – Одесса: АстроПринт, 1999. – 308 с.

ЛЕКЦИЯ 5.


^ РАЦИОНАЛЬНОСТЬ И СОВРЕМЕННАЯ ЭПОХА


Рассмотрение современности как понятия


Рациональность современной эпохи


Необходимость не-сущего. Теневая диалектика


Рассмотрение современности как понятия


Начало понимания времени человека состоит в уяснении понятия современности.
Утверждение простого совпадения с календарным временем, безлично и равномерно текущей хронологией для понимания современности как специфически особенного содержания нам мало что дает.
Если бы все сводилось к налично данному, то все реально существующее и было бы современным.
Современный, по своей точной сути, – отвечающий на вызов времени,
Современное выражает существенное времени, оно – уместное, ко времени, следовательно, и зависящее, на первый взгляд, от него, т.е., в конечном итоге, суть врéменное. Но как сугубо временное оно нас не могло бы заинтересовать, ничего, кроме случайности и произвола там бы не оказалось. Однако современное не есть случайное, оно, как сказано, существенно. Существенное времени находится за его пределами, оно вечно и универсально-неизменно: во времени нет времени (временности). Современность, следовательно, также универсальна, она вне текущей хронологии.
Вызов времени определяется не внешними преходящими и изменчивыми факторами, он несет в себе постоянное ядро фактически одних и тех же требований к субъекту.
Современность может быть понята как достижение полноты времени в каждое переживаемое и проживаемое мгновение, это удерживаемая и сосредоточенная бытийность.
Современное, таким образом, есть то, что преодолевает разорванность физического времени, его абстрактность, мнимость и беспредметность, преобразует отвлеченную физическую хронологию во время экзистенциальное и конкретное. Полнота времени (бытия) понимается как состояние субъекта, удерживающего свою цель в «сейчас».
Полнота бытия обеспечивается постоянным присутствием цели как уже достигнутой, осознанием того, что все выполнено и совершено, поскольку нет иного времени, кроме момента настоящего. Цель и «сейчас» необходимо совпадают, так рождается реальное экзистенциальное время. Оно требует от субъекта полного осознания
Укорененность цели в «сейчас» означает отсутствие «расстояния» до нее, которое в физическом времени образует пустоту и дискретность пребывающего: ожидание достижения обусловливает неполноту имеющегося.
Имея в виду это сущностное содержание термина «современный», следует так рассмотреть рациональное мышление, чтобы в нем также можно было выделить продуктивно-универсальную компоненту, отделив ее как от узко понятой рациональности, от исторически конкретной и частной формы
Если современное представлено универсальной вневременной совокупностью требований (их основная черта – требование к индивиду быть), то эта ситуация должна быть человеком осознана.
Современность присуща западной традиции, именно европеец может быть или не быть современным. Но вот что характерно: современность есть, в конечном итоге, определенная выключенность из времени. Но восточные традиционные общества также осуществляют такую выключенность и, следовательно, вырабатывают собственную трактовку того, что значит быть.

^ Рациональность современной эпохи


Когда мышление происходит, оно рационально. Это свободное и определяемое только собой, т.е. самостоятельно выработанным (или принятым) основанием, которое в своей свободе оказывается не чем иным как пониманием.
Вся история рациональности, вся философия11 есть поиск человеком несомненной реальности, которая обладала бы качеством безусловной очевидности
Исторически рацио формируется с возникновением расчета. Однако не каждый расчет может быть вполне (т.е. осознанно) рационален.
Для человека рациональность уходит, мало-помалу, с внешнего уровня упорядоченно-практических действий (это еще уровень своего рода природной рациональности)12 и начинает формироваться в области непредметной и не связанной прямо с вопросами непосредственного биологического выживания.
Начало человеческой рациональности лежит в уясняемой справедливости распределения – продуктов, деятельности, привилегий etc. Распределение вообще есть область рацио, в материальном мире его основой является, как сказано, справедливость, а в идеальном, когда происходит распределение знаков и символов, основой является логичность.
Логичность выступает своего рода формой справедливости.
Справедливость здесь становится синонимом истинности
Нечто может быть истинным, правильным, необходимым – но представляться несправедливым и это заставит усомниться в его декларируемой истинности и необходимости.
Земным, посюсторонним носителем справедливости, как она понимается самим существующим индивидом, исходя из его собственных представлений, и которой он способен дать самостоятельную оценку, является торговля.
На базе эквивалентного обмена торговых операций возникнет и будет функционировать самоопределяющееся мышление. Эквивалентный обмен рождает понятие равного, равенство (совпадение, единство) и есть собственная мера (условие) мышления.
Почему так? В перераспределении субъект способен стать созерцающим и отстраненным, самодостаточным, по отношению к которому творчески-деятельное отношение выглядит, в целом, подчиненным, рождая ощущение недостаточности имеющегося. Созерцающий индивид уподобляется всей бесконечной Природе, ни в чем внешнем не нуждающейся для своего функционирования13.
У патриархального человека, живущего в устоявшемся укладе, расчет отсутствует. Он живет циклично, по традиционной схеме, повторяя принятые устойчивые модели поведения и реакции на внешние обстоятельства, которые также повторяются. Такой человек не рационален, он еще не субъект деятельности, но он и не иррационален. Он вообще пока не входит в пространство мысли.
Рациональность его (мышление) проявляется в акте тотального самоустранения14, его рациональность завершена и пройдена, мир его полностью предсказуем и объясним.
Именно к такой абсолютной ясности стремится рациональное познание, конструируя замкнутые объяснительные циклы. Одновременно и сама рациональность есть такая непрерывная понимающая замкнутость.
Какого рода рациональность характеризует нынешнюю эпоху? Исчисляющая, рассчитывающая, техническая, программирующая. Что в ней общего с любой формой рацио? Стремление к эффективности, к достижению цели наиболее коротким путем. Стремление действовать эффективно, с минимальными затратами достигая максимальный результат, мы оцениваем как рациональность действия,
Желание достичь цели непременно, осознание, что цель находится вне его обладания, влечет забвение самого себя, беспокойство и неустойчивость, внутреннюю неудовлетворенность и раздвоенность, укорененность в эмпирическом времени с постоянно ускользающим основанием.
Формирующееся древнегреческое мышление начинает с утверждения понятия субстанции как первоосновы всего наблюдаемого и мыслимого многообразия, обладающей и функциями управления, и регуляции всего мирового круговорота. Вместе с тем, наличие субстанциального начала есть условие самогό последовательного мышления.
Мышление обнаруживает условия своей реализации, своей действенности – оно должно быть связным и последовательным
рациональность стремится не только к исчерпывающе ясному пониманию для себя, но и требует точной выговариваемости этого понимания.
Понятое и ясно высказанное (ясность не тождественна очевидности и внешне может быть сколь угодно сложной) определяет мир человеческого присутствия, а поскольку этот процесс реализуется в соответствующем языке, то язык, в конечном счете, формирует онтологию нашего мира, само бытие.
За пределами языка, в невообразимой безбрежности истинствует не-сущее, которое не поддается ни объяснению, ни пониманию или представлению.
Не-сущее присутствует, но не достигается пониманием. Оно невыразимо, поскольку присутствует вне языка. Не-сущее, таким образом, в своей бесформенности, текучести и неопределенности свободно и наоборот – то, что поистине свободно, становится не-сущим.
mastera-izobrazitelnogo-iskusstva-kniga-sostoit-iz-broshyuri-tvorcheskaya-lichnost-hudozhnika.html
mastera-konstruirovaniya-majkl-nyuton-prednaznachenie-dushi-zhizn-mezhdu-zhiznyami.html
mastera-konstruirovaniya-v-moment-smerti-nasha-dusha-vihodit-iz-fizicheskogo-tela-esli-dusha-dostatochno-staraya-i-imeet.html
mastera-miniatyuri-iz-fedoskino.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат