Медицина требует денег - Галина Карелова, председатель Фонда социального страхования России


Медицина требует денег


(«Ведомости» 02.10.2006)

Дмитрий Казьмин


Медикам разрешили откры­то высказать правительс­тву недовольство жизнью. В выходные Общественная палата собрала врачей, чинов­ников и экспертов, чтобы обсудить состояние отечес­твенного здравоохранения. Медицина в кризисе, убеж­дены все, кроме Минздра­ва. Чиновники призывают не сгущать краски и уверяют, что нацпроект "Здоровье" ради­кально изменит ситуацию в здравоохранении к лучшему.
В субботу в Российской акаде­мии госслужбы прошло заседание Общественной палаты, посвящен­ное положению дел в здравоохра­нении. Тон разговора задал пред­седатель комиссии Общественной палаты по вопросам здравоохранения Леонид Рошаль. Он рассказал, что в рейтинге Всемирной органи­зации здравоохранения (ВОЗ) Рос­сия находится на 127-м месте, оте­чественная система здравоохране­ния недофинансирована вдвое, а медицинские учреждения обеспе­чены лекарствами лишь на 60-70%. "Почему зарплата медиков в два раза ниже, чем у госслужащих, разве мы хуже их?" - возмущал­ся Рошаль. По его мнению, "толь­ко рублем можно вернуть врачей в больницы".
В развитых странах медики и финансисты получают одинаково, продолжил ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов. Но там затраты на здравоохране­ние составляют 6-9% от ВВП, а у нас только 3%. Похожий уровень финансирования поддерживается в Бразилии (3,4%) и Парагвае (3%). "Но за эти деньги гарантирован лишь минимальный набор услуг, грубо говоря, только анальгин", - объяснял Кузьминов. "В послед­ние два года многое изменилось к лучшему просто не все разде­ляют наш энтузиазм", - возразил замминистра здравоохранения и социального развития Владимир Стародубов. Затраты на здравоох­ранение выросли по сравнению с прошлым годом на 37% до 656 млрд руб., средняя зарплата мед­работников за тот же период под­нялась с 5870 до 9022 руб., в сле­дующем году расходы на здраво­охранение вырастут до 4% от ВВП, приводил он доказательства.
"Даже при существующем финансировании можно было бы много сделать при нормаль­ном управлении", - уверен глав­врач больницы города Коломны Виктор Юдаев. Кузьминов предло­жил ввести для врачей конкурен­тный принцип работы с "инди­видуальной оплатой труда". Вмес­то того чтобы начислять деньги за отработанные часы, нужно рассчитывать ее исходя из числа обслу­женных физлиц. В результате сред­няя зарплата врача вырастет до 20 000-25 000 руб., а медсестры - до 13 000-15 000 руб., рассчитыва­ет Кузьминов. А председатель Счет­ной палаты Сергей Степашин воз­лагает большие надежды на нацио­нальный проект "Здоровье". По его расчетам, реализация нацпроекта позволит остановить отрицатель­ную динамику здоровья населения уже к 2008 г. и достичь показателей Восточной Европы к 2015 г.
В итоге Общественная палата порекомендовала правительству разделить действующее Минис­терство здравоохранения и соци­ального развития на отдельные ведомства, восстановив Минздрав в прежнем виде. "Работу Минздравсоцразвития в плане руко­водства отраслью и стиля рабо­ты признать не соответствующей потребностям укрепления здоро­вья населения", - решила палата.

Медицинский поезд должен стоять


на основном пути


Железнодорожники готовы участвовать в нацпроекте


«Здоровье». Готова ли нация?


(«Комсомольская правда» 30.09.2006)

Сергей Владимиров


Это одна из трех больниц России, у дверей которой на­писано - 140 км/ч. Такова ма­ксимальная скорость поезда ОАО «Российские железные дороги», переоборудованного в консультативно-диагности­ческий центр. Один работает на Западно-Сибирской дороге (приписан к Новосибирску), другой - на Дальневосточной (к Хабаровску) и третий - на Северной (к Ярославлю).
Обследоваться в дороге к по­луострову Ямал удалось и нашему корреспонденту. На все вопросы - и про здоровье, и про поезд - ответили медики. Кроме одного: когда же таких поездов будет больше, чтобы медицина наконец добралась до самых отдаленных уголков не­объятной страны?

Поезд начинается с регистратуры


Передвижной консульта­тивно-диагностический центр Северной железной до­роги получил имя великого русского врача Николая Пи-рогова. Пока состав шел на север, молва бежала впереди: к нам едут медики, и главвра­чом у них сам Пирогов. По­езд состоит из восьми ваго­нов. В последнем - дизель-электростанция. На далеких участках, где нет проводов и нас везет тепловоз, дизель вырабатывает электричество для медаппаратуры. В первом вагоне стоят аппарат УЗИ и цифровой флюорограф. Там же регистратура (с гардеро­бом!). Во втором принимают терапевт, кардиолог, эндок­ринолог и отоларинголог. В третьем - гинеколог, хирург и стоматолог. В четвертом - ла­боратория (анализ мочи, кро­ви - мгновенно) и эндоско­пия. В пятом работают дер­матолог, невролог, электро­кардиограф и электроэнце­фалограф, а также аптека. В шестом вагоне - офтальмо­лог. А в седьмом медики жи­вут. Купе и кабинеты для них перестроили на Воронежском вагоноремонт­ном. Снаружи - поезд как по­езд, а изнутри -поликлиника как поликлини­ка. Вот только пространства меньше, чем в зданиях, поэтому аппарату­ра подобрана еще современ­нее - самая компактная, мо­бильная и соответственно дорогая.

Кому нужны больницы на колесах


Главная задача Россий­ских железных дорог - это безопасная перевозка лю­дей. И возможна она, только если будут здоровы сами перевозчики - машинисты, проводники, диспетчеры. Больницы на колесах соз­даны ради них и их семей. Два раза в ме­сяц состав выходит в отда­лённые уголки России - там, где нет ни врачей, ни боль­ниц и никогда не будет. Вот, например, Ямал нужен всей стране, он прино­сит валюту за счет продажи добывае­мых там полезных ископаемых. И ве­зут их грузовыми поездами на юго-запад, на экспорт. Обслуживают до­рогу жители не­больших населен­ных пунктов. До­рога в поликлини­ку и больницу крупного города - дело для них дол­гое и дорогое. А ведь визит нужен не один: сначала обследо­вание, сбор анализов, а при необходимости - лече­ние. Поэтому и пришло ОАО «РЖД» к необходимости создания передвижных поликлиник. И принимают в них не только железнодо­рожников. За небольшую плату и если острая боль по­мощь окажут всем желаю­щим. А вот полис обязатель­ного медицинского страхо­вания не принимается. Не­доразумение в том, что ве­домственная медицина счи­тается негосударственной и система обязательного ме­дицинского страхования по­езда к себе не принимает. Хотя железнодорожные больницы и поликлиники давно и качественно лечат приписанных к ней жителей самых многих российских территорий и самых разных профессий.
А как было бы удобно и вы­годно - не только самим лю­дям, но и стране, государству. Строить больницы в отдален­ных районах дорого - жите­лей там мало, да и врачи ни за какие деньги работать туда не переедут. Поезд все эти вопросы решает. Плюс профила­ктика болезней и их ранняя диагностика. Они особенно важны там, где нет стацио­нарной медицины.

О беременности узнала от начальника поезда


Осенью прошлого года «Николай Пирогов» стоял под Архангельском. День-два на прием населения - и даль­ше в дорогу, на следующую станцию. И вот незадолго до окончания приема приходит довольно молодая пара. Проблема у них непростая - три года пытаются завести ребенка, но безрезультатно. А какое лечение в глубинке - и не слыхивали! Осматривал пару специалист по УЗИ, ны­не начальник поезда Евгений Пятаков.
- У вас все в порядке на 99 процентов, - сказал он мужчине. А когда перешел к женщине, выяснилось - бере­менность 5 недель! В следую­щий заход поезда в это мес­течко на прием уже пришли трое. И не столько наблю­даться, сколько сказать про­стое человеческое спасибо.
Еще одна женщина пришла поблагодарить диагностов после удачной операции на Большой земле. Холецистит - болезнь мучительная и, если вовремя не спохватиться, всю душу вынет. Так бы и было, если бы врачи-передвижники вовремя не заметили у нее за­рождение недуга и срочно не направили в стационар. Уже по рассказам соседок по палате поняла жен­щина, что не только здоровье сберегли ей железнодорожники, но и время, и нервы, и деньги.
В поезде есть и спут­никовые телефоны, и международная видео­связь. Для троих маль­чишек из Воркуты врачи из поезда орга­низовали консилиум со светилами медици­ны из Москвы. Специ­алисты НИИ им. Ба­кулева расспросили врачей и мальчиков об их состоянии и резуль­татах анализа. Тут же двум старшим назна­чили операции в Мо­скве (порок сердца). А родителям третьего, годова­лого, рекомендовали наблю­дать его у кардиолога. И вы­разили готовность принять пациента, если болезнь все-таки будет развиваться.
Родители и не знали, кого благодарить - железную ли дорогу, приславшую поезд, или врача, отправившегося на нем в очередную команди­ровку, или тех медиков, что в Москве - не погнали воркутян в столицу, мол, приез­жайте, а там посмотрим.
А последний вопрос я хотел бы задать министру Михаилу Зурабову. Появятся ли такие поезда-поликлиники у госу­дарства? Ведь про те 3 поезда, которые находятся в ведомст­ве железнодорожников, жите­ли отдаленных сел уже слага­ют легенды. Мест в России, где врача не сыщешь за 300 ки­лометров в округе, еще оста­лось в избытке. Так вот воп­рос: найдутся ли в медицин­ском бюджете страны деньги на создание таких поликлиник на колесах?

Для настроения избирателей


Россияне не верят, что реализация нацпроектов изменит


их жизнь к лучшему


(«Новые известия» 02.10.2006)

ЯРОМИР ТИШИНСКИЙ


О развернутых год назад национальных проектах в области образования, здравоохранения, обеспечения населения жильем и сельского хозяйства наши соотечественники по-прежнему знают плохо. А те, что знают, не связывают с ними серьезных надежд на то, что их реализация действительно сделает жизнь в стране лучше. Таковы главные результаты исследования, которое провел недавно «Левада-Центр».
Хорошо осведомлены о приоритетных национальных проектах только 16% респондентов. Подавляющее большинство опрошенных (58%) что-то о них слышали, а каждый четвертый (26%) совершенно ничего о нацпроектах не знает. Большинство (58%) при этом не считает, что реализация объявленных планов окажет существенное влияние на нашу жизнь. Доля оптимистично настроенных соотечественников не дотягивает даже до трети – лишь 29%.
Особый скепсис в оценках характерен для аграрного и жилищного проектов. В то, что отечественное сельское хозяйство станет лучше, верит только одна треть респондентов, против, тех, кто подобных надежд не высказывает, – 52%. Когда же речь заходит о перспективе обеспечения населения доступным жильем, доля «неверующих» еще больше – 60%. Зато на сдвиги в области здравоохранения надежды еще остаются – здесь оптимистов и пессимистов оказалось поровну – по 43% с каждой стороны. Благотворную роль нацпроектов россияне видят лишь в сфере образования. 47% одобрили начинание, 39% не верят в какие-либо улучшения в наших школах и университетах.
Наиболее показательными результатами опроса стали ответы на животрепещущий вопрос о судьбе денег, которые выделяются на все эти проекты. Лишь 13% респондентов считают, что средства будут потрачены эффективно и приведут к положительным результатам. А вот почти половина (47%) полагает, что миллиарды, конечно же, потратят, но эффекта это не даст. При этом треть опрошенных социологами россиян и вовсе склонны думать, что деньги будут разворованы.
«Общественное мнение не изменилось, оно было довольно скептическим и таковым осталось, – прокомментировал «НИ» результаты исследования директор «Левада-Центра» Юрий Левада. – Вероятно, это связано с тем, что люди научились различать обещания власти и ее реальные дела. Когда мы спрашивали мнение россиян о предназначении этих национальных проектов, большая часть высказала мнение, что они являются частью предвыборной работы, направленной на создание нужного настроения у избирателей».

Ни аиста, ни «капусты»


(«Трибуна» 29.09.2006)

Илья МЕДОВОЙ


Наши соотечественники, а с ними и международная общественность, взбудоражены вестью о предстоящем налоге на бездетность. Его предложил, дабы спасти Россию от вымирания, видный парламентарий Николай Герасименко.
 «Если не хотите думать о своем долге перед Родиной, нужно платить», – заявил заместитель председателя думского Комитета по охране здоровья. По его словам, идея такого налога рассматривается депутатами Госдумы.

Министр Минздравсоц-развития РФ Михаил Зурабов, тоже не на шутку обеспокоенный судьбой вымирающей России, идею поддержал: «В настоящее время идет поиск устойчивого источника финансирования социальных расходов, и налог на бездетность мог бы быть использован как один из таких источников».

Высказалась в поддержку нововведения и председатель думского Комитета по делам женщин, семьи и детей Екатерина Лахова. Любопытно, что когда общественная организация «Деловая Россия» в декабре 2005 г. выступила с таким же предложением, «единороссы» отнеслись к идее скептически. «Мы не должны наказывать людей за то, что они по каким-либо причинам не хотят или не могут позволить себе содержать детей», – сказал тогда первый зампред Госдумы Олег Морозов. А теперь государственных людей словно осенило идеей первой свежести, дискуссия обрела новое дыхание и с поразительной резвостью набирает витки. С чего бы это? Просто так у нас ничего не говорят. Если об изъятии денег у населения заявляют высокие чиновники – жди соответствующего закона.
 Согласно статистике, за годы существования налога рождаемость в Советском Союзе упала. Как утверждают социологи, налог ничуть не влиял на решение людей о рождении ребенка. Ученым ведомо и другое: проблема низкой рождаемости – не в бездетности, а в малодетности. Не в том дело, что много бездетных, а в том, что большинство женщин имеют одного или двух детей, тогда как среди их бабушек, родившихся в начале ХХ века, одно-двухдетных было не больше четверти – при той же, примерно, доле бездетных, что и сегодня. Добровольная бездетность – вещь довольно редкая. Перепись населения 2002 года показала, что среди женщин в возрасте 35–39 лет было всего 7,4% бездетных. Эти женщины остались без детей, в основном, вынужденно – либо из-за бесплодия, либо из-за несложившейся судьбы: отсутствие мужа, неудачный брак и т.п. Для большинства из них бездетность – тяжелый крест, а в советское время их еще и наказывали рублем.
В начале 90-х годов сталинский налог отменили как пережиток прошлого. И вот теперь чиновники пытаются вытащить этот реликт на свет божий. Логика простая: вместо того, чтобы изобретать велосипед, лучше покататься на старом.
 Но велосипед велосипеду рознь. В развитых странах практикуется куда более современная и вполне цивилизованная форма выравнивания доходов родителей и бездетных, нежели ноу-хау вождя народов – налоговые льготы семьям с детьми. Эта практика существует с конца девяностых и у нас. Когда у россиян рождаются дети, уменьшается их подоходный налог. И родители, имеющие несовершеннолетних детей, получают бЧльшую зарплату, поскольку платят меньше налогов благодаря существующим стандартным налоговым вычетам. Право на вычеты имеют не только родители ребенка, но и супруги родителей, приемные родители, опекуны или попечители, если ребенок находится на их обеспечении.
– Стандартный налоговый вычет (сумма, с которой не берется подоходный 13-процентный налог) составляет 600 рублей. И в итоге папа или мама получает на 78 рублей больше, если у него (у нее) есть ребенок, – разъясняет известный ученый, руководитель Центра по изучению проблем народонаселения МГУ им. М. В. Ломоносова Валерий Елизаров.– Налоговые скидки – куда лучший путь поправить демографическую ситуацию, чем прямой налог. Это доказывает опыт человечества. Сколько ни было налогов на бездетность со времен Древнего Рима, это не сказывалось на рождаемости. Между тем в странах, где практикуются скидки (которые являются не главным и единственным, а одним из инструментов поддержки семей с детьми), показатели рождаемости выше.
 В ходе недавнего исследования, которое провели ученые МГУ, российским мужчинам и женщинам задавался вопрос: «Какую меру поддержки семьи с детьми предпочли бы лично вы?» На выбор предлагались два ответа: 1) ежемесячное пособие на ребенка в размере 200–250 рублей; 2) налоговая льгота, т.е. освобождение от налогов суммы доходов равной прожиточному минимуму ребенка. Опрошенные выбрали, в основном, налоговые льготы.
Сегодня большинство россиян, желающих завести детей, обречены на нищету. В такие условия их поставило государство. Исследования показывают, что молодые семьи, как правило, хотели бы иметь двух детей, но возможностями их содержать и воспитывать не располагают. Рождение второго и третьего ребенка у нас практически не стимулируется, несмотря на то, что появление именно этих детей способно изменить ситуацию с рождаемостью. В 2004 году на все виды материнских пособий в России было потрачено немногим больше 50 миллиардов рублей, меньше 0,3% от валового внутреннего продукта (в развитых европейских странах на эти цели тратится в среднем 2,2% ВВП).
 По этому поводу вспоминается старый анекдот. В зоопарке висит табличка: «Не пугайте страуса. Пол каменный». Так вот сегодня страуса призывают нести яйца на каменный пол. Призывы плодиться и размножаться в отсутствии реальной государственной поддержки семьи и подрастающих граждан (беспризорных и безнадзорных детей у нас, если верить официальной статистике, 700 тысяч, не меньше, чем было в первые годы после Второй мировой войны) выглядят фарисейством.
 Россия пока, увы, далека от пригодности для жизни детей. И предстоит еще очень многое сделать, чтобы нашу страну и государственный бюджет к этому приспособить.
Профессор Елизаров, например, предлагает увеличить существующие налоговые скидки до размера прожиточного минимума ребенка. Тогда семьи с детьми получат серьезные преимущества перед остальными.
 Не облагать налогом средства на содержание ребенка – справедливее и эффективнее, чем наказывать рублем бездетных. Дело только за тем, чтобы наши чиновники оставили мечты о сталинском драндулете и подумали о более современной технике.
 Между тем господин Герасименко и его единомышленники ничего нового не придумали. Налог на холостяков в нашей стране уже был. 21 ноября 1941 года его ввели по прямому указанию Сталина. Мужчины (от 20 до 50 лет) и замужние женщины (от 20 до 45 лет) ежемесячно отдавали государству 6% своей зарплаты, если у них не было детей. Только вот демографических показателей это не улучшило.
 

досье «Трибуны»


Налог на бездетность ввели в СССР 21 ноября 1941 года указом Президиума Верховного Совета с целью мобилизации дополнительных средств для оказания помощи многодетным матерям. Новый налог касался холостяков, одиноких и малосемейных граждан. Мужчин облагали с 20-летнего возраста, а с женщин брали деньги лишь в том случае, если они уже вышли замуж, но еще не родили ребенка. Налог составлял 6% от зарплаты. Единственная страна, где также был введен налог на бездетность в ХХ веке, – Монголия. В начале 90-х годов этот налог в нашей стране был отменен.
4 5 6
pravila-posesheniya-centra-ladushki.html
pravila-posesheniya-detskih-trenirovok.html
pravila-posesheniya-detskoj-igrovoj-ploshadki.html
pravila-posesheniya-fitnes-kluba-5-zvezd.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат