Міністерство освіти І науки, молоді та спорту України - страница 6


Выводы.

Таким образом, вопросы политико-правовой социализации студентов морских ВУЗов актуальны как в плане решения общих проблем воспитания и обучения молодежи, как составных частей механизма ее социализации, так и касательно тех особенностей профессии, с которыми будущие моряки столкнутся после окончания ВУЗа. В украинском обществе много проблем, и, едва ли не самой насущной, является проблема поиска необходимых форм социализации молодежи. Ответственность за становление гражданина, политически активного, уважающего закон, во многом возлагается на учреждения образования, которые должны быть не только агентами профессиональной социализации, но и в целом гражданской социализации.

Литература:



  1. Гавров С. Н. Образование в процессе социализации личности / С. Н. Гавров, Н. Д. Никандров // Вестник УРАО. – 2008. – № 5. – С. 21-29.

  2. Давид Р. Основные правовые системы современности = Les grands systems de droit contemporains / Р. Давид, К. Жоффре-Спинози; пер. с фр. В. А. Туманова. – М. : Междунар. отношения, 1997. – 400 с.

  3. Отчет по результатам опроса студентов КГМТУ (Керчь, апрель 2011 г.) / В. А. Чигрин. – Керчь, 2011. – 128 с.

  4. Сергейчик С. И. Факторы гражданской социализации учащейся молодежи / С. И. Сергейчик // Социологические исследования. – 2002. – №5. – С. 107-111.

  5. Cоциальное страхование моряков [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://moryak.biz/forum/showthread.php.

  6. Чигрин В. О. Сільська молодь: досвід комплексного соціологічного аналізу : монографія / В. О. Чигрин. – Мелітополь : ЗІДМУ–ТДАТА, 2006. – 384 с.

  7. Чигрин В. О. Складові формування конкурентоспроможності випускників сільськогосподарських ВНЗ (на матеріалах соціологічних досліджень) / В. О.Чигрин // Проблеми розвитку освіти у вищих аграрних навчальних закладах і філософські засади їх розв’язання : матеріали круглого столу. – Харків : Міськдрук, 2010. – С. 162-171.

Солецки С.


(Польша)


ПОЛЬСКИЕ ГОРОДА ПОСЛЕ

ДВУХ ДЕСЯТИЛЕТИЙ

СИСТЕМНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ


Abstract.

The reshaping of Polish cities in the период 1990 - 2010 resulting from privatization and маркетинг of space, restitution of local governments with their specific development policies, and emergence of new agents in space design make the classical macro structural approach, which is the ежере of multifaceted "new urban sociology", мост useful in the research of development processes of our cities at the beginning of the 21st century.

Постановка проблемы.

Поселенческое пространство представляет собой реально осязаемое измерение создаваемой обществом реальности, материальное свидетельство изменений, которые происходят в жизни польского общества. Именно города наиболее наглядно отражают глубину и комплексность этих изменений.
Об этом в равной степени свидетельствуют величина и сложность городских общественно-пространственных структур, заключающая в себе весьма усложненный характер связей общественной и пространственной организации, высокую степень их физической и моральной плотности. Только сами горожане могут оценить масштаб общественно-пространственных проблем, которые рождаются и проявляются именно в городах.

Степень разработанности проблемы.

С анализом послевоенной социологии города, которая положила начало волны сокрушительной критики традиции этой субдисциплины, а особенно ее экологических основ, выступил Мануэль Кастельс [2; 3]. Представленный им анализ городского пространства получил продолжение и развитие в концепции А. Лефебра [13].
Концепция циркуляции капитала и капиталистической аккумуляции Д. Харви опирается на французский структурализм, представленный М. Кастельсом и А. Лефебром. Его основания Харви перенес на американскую почву, адаптируя его к потребностям города начала семидесятых годов в ключе радикального и критического подхода к городской проблематике [8].
Оригинальную концепцию, указывающую, что общественные факторы, как политические и экономические, являются одинаково важным элементом процесса формирования городского пространства, представил Марк Готтдинер [4; 5].
Однако, несмотря на революционные для своего времени концепции городского пространства, рассматриваемого в социальной плоскости, представленные этими и другими [6; 7; 12; 14; 15; 16; 17; 18; 19] авторами, проблема последствий трансформации общества относительно социально-пространственной организации города осталась исследованной не полностью, что и предопределило

основную цель статьи

.

Изложение основного материала

.

Как позитивные, так и в равной мере негативные последствия системных реформ стали проявляться и обретать видимые черты именно в городах. Так, уже в начале девяностых годов наиболее показательным проявлением ломки социалистического городского уклада стали спонтанные и не поддающиеся контролю власти процессы перестройки пространственных структур городов.
Города, освобожденные от сдавливающего их корсета, который создала идеология коллективизма и модернизма, получили возможность решения вопроса о своем будущем. Обнаруживая глубину, сложность и комплексность системной трансформации на почве конкретных поселенческих параметров, общественные и градостроительные подсистемы городов стали своеобразным критерием ее развития, а в некоторой степени также критерием осмысленности и эффективности проводимых реформ. Постепенный отход от жизни в общественном пространстве городов, как писал Б. Яловецки [9] - на уровне улицы, является одним из наиболее заметных проявлений системной трансформации общества, поскольку заключает в себе общий рост его заинтересованности городским развитием, а также проблемами городов. Причины этой заинтересованности городским феноменом верно объясняет актуальное во времени заявление одного из основателей социологических городских исследований Роберта Парка [20, 70]. Согласно Парку именно города ни как одна другая составляющая часть поселенческой сети фокусируют и накапливают в себе наиболее сложные общественные, экономические, а также политические процессы.
Города после довольно длительного периода их подчинения целям политического центра, все чаще сами могут формировать свою позицию. Набирают динамику процессы их хозяйственного развития, которые являются главным двигателем общественно-пространственных и функциональных изменений городских систем. Касаются они, прежде всего, более сильной связи хозяйственных изменений с их пространственной основой.
Первая группа явлений, происходящих в городском пространстве, производна по отношению к рыночной экономике и экономическим критериям оценки достоинств городского пространства как объективной меры его ценности, выраженной в цене земли или недвижимости. Объективные признаки пространства все более влияют на способ его использования и обустройства. Основное значение имеют такие признаки пространства как: центральное или периферийное положение, формирование поверхности (дома, улицы, объекты инфраструктуры и т.п.), привлекательность панорамы, насыщенность технической и общественной инфраструктуры, экологические достоинства или общественный состав общности, проживающей в данном пространстве.
Возвращение экономических критериев валоризации пространства повлекло за собой, между прочим, более экономное ведение городского хозяйства, более рациональное использование городских территорий, более точное приспособление выработанных пространственных форм к потребностям и вкусам ее пользователей. Указанные явления свидетельствуют, что в периоде системной трансформации организация пространства находит свое более адекватное выражение в организации общества.
Другая группа явлений, проявляющих себя в городском пространстве в период системных изменений, связывается с уходом от основ, сформулированных в Карте Афины [10]. Спад интереса к этой архитектуре возникает из не признания модернистского убеждения о возможности рациональной организованности общественной жизни, а из признания поражения коммунизма как всемирного проекта создания общества, наиболее приближенного к модернистским основаниям. Признаком отступления от оснований современной архитектуры стал крах модернистского оптимизма общественных реформаторов и особенно левых идеологов, который в реалиях социалистической формации отличался гигантоманией, волюнтаризмом, убежденностью в неограниченных возможностях «сотворения пространства» человеком. Наметился отход от принципа «функционализации» городского пространства (что на практике означало его монофункциональность или однообразие). Примером вырастающей многофункциональности пространства являются изменения, которые происходят в «спальных» микрорайонах, которые до недавнего времени характеризовали выраженную недоразвитость других функций городского пространства. Значительный недостаток инфраструктуры в пространстве больших спальных районов, ставших синонимом социалистической урбанизации, вынуждал их жителей к удовлетворению своих основных потребностей, то есть покупок, ремонтов или образования, как правило, в городском центре. Упомянутое явление нашло свое теоретическое выражение в концепции «пустой зоны», которая широко комментируется в отечественной литературе [11; 12].
Новые явления, происходящие в отечественных городах в период трансформации, заключаются во все большей эстетической и функциональной дифференциации и разнообразии пространственных подсистем в городе. Характерным признаком изменений, которые происходят в городском пространстве, является углубляющееся расслоение пространственных структур. Поляризация структуры пространственной городской ткани выступает в четырех основных измерениях, которые касаются:
a) плотности застройки, определяющей степень ее концентрации или деконцентрации;
b) видов применяемой технологии и материалов, которые определяют уровень отсталости или современности пространства;
c) величины инвестируемых финансовых средств, размещающих данное пространство или конкретный объект по оси «богатство ↔ бедность».
d) достоинств эстетических пространств, мерой которых являются суждения по типу «прекрасное ↔ некрасивое».
В современном строительстве все чаще используются резервы, возникшие в период социалистической урбанизации в пространстве польских городов, развивающихся согласно парадигме застройки, сориентированной на центробежную пространственную структуру. Проявлением таких тенденций является строительство, сориентированное на частичный возврат участков территории не выполняющих никаких функций или использовавшихся вразрез с их объективными признаками, то есть: центральное положение, коммуникационная доступность и т.д. Развитие такого строительства повлекло определенное улучшение условий жизни в городах благодаря созданию многофункциональных пространственных форм, то есть торговых центров, гипермаркетов, и т. п., способствуя тем самым росту утилитаризации общественного пространства города.
Одновременно, интересным аспектом изменений, которые происходят в общественной и пространственной организации городов является рост количества стихийных явлений. Эти явления связываются, прежде всего, с качественными, парадигматическими изменениями, касающимися процесса создания пространства в новых реалиях постсоциалистического общества и открытой рыночной экономики. Активизация предпринимательства характеризовалась многочисленными явлениями, ведущими к перестройке прежней пространственной и функциональной структуры городов в виде возникновения "диких" рынков, гастрономических ларьков, контор и тому подобных преимущественно стихийно образовавшихся объектов.
Значительно чаще, чем, до 1989 года процессы структурных изменений в городском пространстве становились источником конфликтов между разными категориями жителей или между властями городов и их гражданами.
Согласно A. Майеру [14; 15] к главным конфликтогенным причинам, возникающим из существования городского вопроса как структурного признака городского развития, на которые обращают внимание представители Социологии Города относятся:

  1. напряженность на фоне потребления публичных услуг по оси власти (государственной или местной), которые решают о принципах их дистрибуции, а также качества доступных услуг, представляющих основание воссоздания способности индивида к выполнению работы;

  2. производство и оборот капитала в городе, которые создают классовую противоречивость, возникающую на фоне максимизации доходов работодателей или владельцев капиталов за счет рабочей силы;

  3. концепция городской политики властей, результатом которой является структура и инфраструктура города;

  4. неравенство в доступе к публичным услугам возникающее из признаков общественной и пространственной структуры;

  5. роль государства в процессе редистрибуции ценностей, имущества и услуг на местном уровне также в создании дифференцированной общественной структуры.

Особую группу явлений представляют изменения в структуре функционального городского пространства. Учитывая необходимость создания конкурентного производства, рыночные механизмы стимулируют его реструктуризацию, а также приспособление устаревших собственнических взаимоотношений к условиям общества, которое модернизируется. Принципиальные изменения в функциональной структуре городов заключаются в уменьшении производственного пространства при параллельном расширении пространства потребления, а также обмена имуществом и услугами.
Первое из представленных явлений связывается с упомянутой уже тенденцией к экономичной организации хозяйственного пространства. Это особенно видно на примере предприятий, переживающих экономические трудности, связанные с процессом приспособления к требованиям рыночной экономики. С целью экономии средств, связанных с ведением производственной деятельности, они избавляются от части своего имущества, редуцируя свою деятельность исключительно к основной функции, которой является получение выгоды. Другое из указанных явлений является проявлением компенсационного механизма, приводящего к приспособлению предложения к структуре спроса потребительского общества, которое в течение нескольких десятков лет жило в атмосфере непрерывного «затягивания поясов», такого характерного для социалистической экономики. Изменения, наступившие в этой сфере за относительно короткий период времени в виде развития торговой и обслуживающей инфраструктуры нивелировали многолетний застой в этой сфере.
В период трансформации города теряют характер политического, организовываемого и планируемого через центральные или местные власти пространства, превращаясь в экономическое пространство, подверженное правилам рынка и сформированное в результате свободной игры многих субъектов. Одним из видимых последствий возвращения пространству его экономической ценности, трактовки пространственных форм и отдельных фрагментов пространства как товара, является растущее число связанных с ним конфликтов, которые генерируются в функционально-пространственных структурах польских городов. В период трансформации реальное значение приобретает соперничество, ставкой которого становится получение наибольших выгод (главное финансовых), а также овладения высоко оцениваемыми фрагментами городского пространства.
В незаконченном еще процессе принципиальной реорганизации общества –

неокапиталистической

революции - пространство, как материальное, физическое основание жизненной активности, стало предметом интенсивной конкурентной борьбы, ареной, на которой непрестанно сталкиваются противоречия разных сообществ или групп влияния. Важнейшими из них являются:

  1. конфликты на фоне собственности на недвижимость;

  2. конфликты на фоне уровня и доступности публичных (общегородских) услуг;

  3. рыночные конфликты, обязательные в процессе редистрибуции городских территорий;

  4. конфликты, связанные с охраной окружающей среды в масштабе целого поселенческого объекта.

Отдельно также могут возникать:

  1. пространственные конфликты местного характера, к которым принадлежат конфликты на уровне городских агломераций, а также вновь созданных объектов разделения административного деления страны: уездов и воеводств-регионов, что может в будущем стать серьезным источником напряжений;

  2. межрегиональные конфликты.

Рыночная обусловленность трансформирующейся общественной системы, ограничила роль государства и политической власти как главных акторов общественного формирования пространства. В то же время на место доминировавших при социализме институциональных акторов формирования пространства, то есть органов государственной власти в процессе перехода от плана к рынку появились новые субъекты. Важнейшими из них являются местное и региональное самоуправление. Важную роль в перестройке функциональных структур городов начали играть частные предприниматели, бывшие владельцы недвижимости, стремящиеся к возвращению своей собственности, а также новые или относительно новые институции – жилищные кооперативы, девелоперские фирмы или агентства недвижимости.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 34
registracionnaya-anketa-predpriyatiya-dlya-vstupleniya-v-kollektivnie-chleni-ukrainskogo-marketing-kluba-marketingjazzz.html
registracionnaya-anketa-zayavka.html
registracionnaya-forma-dlya-uchastiya-proekta-v-mezhdunarodnom-konkurse-innovacionnih-i-investicionnih-proektov.html
registracionnaya-forma-dlya-uchastiya-v-seminare.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат