МОТОЦИКЛ "МИНСК" - Приятного чтения! Андрей Анатольевич Ломачинский Академия Родная Ломачинский Андрей Анатольевич...


МОТОЦИКЛ "МИНСК"


   Это сейчас смешно, а тогда считалось круто! Одиннадцать лошадиных сил, один цилиндр, не то триста пятьдесят, не то пятьсот рублей цена - конечно советских рублей за маленький, но хороший мотоцикл. Хотя рассказ вообще-то не о мотоцикле. Рассказ о жизни нашей, жизни двух молодых оболтусов на выпускном курсе Военно-Медицинской Академии.
   Нам после потери лоторейной машины почему-то очень захотелось обзавестись собственным транспортом. После истории с лоторейным билетом мы с неделю мечтали, что будь у нас "Нива" куда бы мы ездили и как хорошо бы проводили время. Правда очень скоро накал страстей упал, и желание потеряло свою актуальность. Иду я как-то по улице Боткинской и вижу картину: Коля Миляев пьяный идет. В одной руке фуражка, в другой сырая курица. Курицу он за шею держит и этой же рукою пытается голосовать - такси ловит. Сильно меня озадачило, куда же это Коля в таком виде и с таким предметом собрался? Озадачило потому, что жил я с этим организмом уже шестой год в одной комнате и за это время повадки его изучил. А до нашей родной факультетской общаги всего три дома пройти оставалось. Тут какой-то таксёр останавливается. Коля с грохотом забрасывает курицу на крышу, склоняется к окошку, объявляет цену в рубль и называет адрес. Таксиста аж перекосило - дёрнул с места, только грязь по тротуару разлетелась. Коля, грозя курицей, вслед матюками посыпал. Надо бы подойти, разобраться:
   - Привет, Колян! Ты чё буянишь?
   - Привет Лом! Праздник у нас, а это чмо везти меня отказалось. Говорит, что близко, сам мол дойду. А мы с тобой с сего дня счастливцы - жилплощадь у нас появилась!
   Оказалось вот что - Коля с Марией Васильевной познакомился. Ну при любом упоминании женского имени пусть даже с отчеством, но изреченном из его уст, обычно представлялось существо юное, в крайнем случае до 25, и обычно не слишком отягощенное строгими моральными нормами. Здесь же все оказалось иначе. Мария Васильевна была женщина строгих правил и 76-ти лет от роду. Познакомился с ней Коля в метро. Точных подробностей я не знаю, но общая картинка была весьма тимуровская - тащила бабка чемодан, а Коля вызвался помочь. Так как он был в форме, то у бабки в доброте его намерений никаких сомнений не возникло, и помощи она весьма обрадовалась. С метро нести было далековато, по пути Коля успел выяснить, что живет бабуля одна в своем доме. Дом под Ленинградом, в Шувалово, но отопления и воды нет. Вот и ездит баба Маша зимовать к сыну в Ленинград, уж очень ей трудно стало печь вытапливать, да воду таскать. Коля ситуацию смекнул, и не долго думая, предложил у нее в доме поселиться. За сто рублей до тепла - с первого октября до первого мая. Бабка для виду попричитала, что уж лет пять как ни дров, ни угля она не завозила, но согласилась. Коля занес чемодан, потом съездил в сберкассу и к вечеру имел на руках бабулин подарок в виде курицы и ключи от временно-собственной усадьбы. По этому поводу он и зашел в ресторан, да судя по его поведению, чуть лишку заказал там. С Колиных слов выходило, что в ресторане тоже работают одни сволочи, как и в такси - его курицу в гардероб брать долго отказывались.
   Ну свою половину - пятьдесят рублей - я ему отдал минут через пять после встречи на Боткинской, какой же дурак откажется пожить в особняке! Еще с полчаса мы укладывали наши нехитрые пожитки. Минут двадцать ходили по общаге и хвастали каждому встречному и поперечному о свалившейся удаче. Потом тащились на Финляндский Вокзал и ждали электричку. А потом минут сорок тряслись в ней и столько же добирались пехом от станции до "дачки". Уже тогда я понял, что путь туда-обратно - это проблема, много времени займет.
   Дом оказался славным - три комнаты, две печки, во дворе туалет, сарай и банька. С отоплением проблема быстро решилась - ещё когда вдоль железки шли, приметили мы громадный бурт угля и штабель шпал рядом. В сарае нашлись две тачки и двуручная пила, а остальное было делом техники. Конечно грех это, воровство социалистической собственности, но холод не тётка. По ночам отправлялись мы на заготовки - насыпали тачку антрацита, да распиливали одну шпалу. Шпалы горели плохо, а уголь хорошо. Комбинация получалась что надо - не жарко и не холодно. А с банькой раз вообще прикол вышел - по первому снегу мы её натопили, напарились и выскочили остудиться голяком во двор. А из-за забора "хи-хи!" Две дамы стоят. Оказалось из консерватории - одна на скрипке играла, другая на виолончели. Нашли себе студентки квартирку как и мы - вдали от суеты, чтоб было им легче музыкой заниматься. Ух, мы потом до самого мая такие творческие вечера с ними закатывали! Да и не только с ними - пол нашего взвода и пол их группы к нам в гости заходило культурно отдыхать. Но это к слову просто вспомнилось.
   Дня через три после заселения поняли мы, что дорожную проблему надо как-то решать - уж очень рано вставать приходилось и домой поздно возвращаться. Стукнула нам идея купить вскладчину собственное транспортное средство. Ну а самая дешевая техника, способная увезти двух человек, был мотоцикл "Минск". Судьбу его мы ещё до покупки определили - по выпуску кинем мы монетку на "орел-орешка", кому удача выпадет, тот мотоцикл себе и забирает. Да и после госэкзаменов решили мы билеты на поезд не брать, а приключение устроить - на мотоцикле своим ходом домой уехать и Союз посмотреть. Короче, полезное с приятным сочеталось во всех отношениях. На ближайшую пятницу мы "от школы" закосили и вернулись домой уже на мотоцикле. Правда вернулись далеко за полночь. С самого утра поехали в автомагазин (кроме "мотиков" и мопедов там ничего и не было, дефицит его мать), от туда сразу в ГАИ за номером, затем на заправку, ну а потом до темна катались по Ленинграду и окрестностям пока не замерзли, как цуцики.
   Зато в субботу мы заявились на занятия уже своим ходом. А занятие было по Детским Болезням, что сбоку того же здания, где и Военно-Полевая Хирургия. Сразу возникла другая проблема - куда девать мотоцикл, пока мы по кафедрам шляемся? В первый день мы опоздали, потому что пришлось упрашивать солдата открыть нам ворота парка, где можно было без забот бросить мотоцикл. Во второй день мы его отогнали чёрти-куда, аж за клуб, потом бежали в клинику и опять опоздали. А на третий день Коля решил проблему самым радикальным образом - ставить мотоцикл прямо перед кафедрами. Ну на Детских Болезнях было неудобно, так как тротуар узкий, а вот на ВПХ в самый раз.
   У нас перед домом стояла пустая собачья будка, на которой висела толстенная цепь. Сарай мы не закрывали, но на дверях там был здоровый амбарный замок. Раз ни цепь, ни замок не использовались, то мы и решили из них сделать простейшее противоугонное устройство - привязывать мотоцикл за колонну, что держит козырек перед входом на кафедру.
   Получалась довольно сюрреалистичная картинка - чуть поодаль стоят себе генеральские да полковничьи "Волги"-"Жигули", тут подъезжают на мотоцикле два хлюста в звании рядовых, достают тяжелую цепь с амбарным замком и цепляют свой мотоцикл прямо перед дверями. Потом идут в раздевалку и сдают там свои мотоциклетные шлемы. Недели две всё нормально было. Уж холодно стало - мы на зимнюю форму перешли. Стали в шинелях ездить. Подъезжаем как-то раз к хирургии, а из окошек половина больных, что в клинике лежала, нам гипсами да костылями приветственно машет. Должен вам сказать, что тогда война в Афганистане шла, и эту половину составляли раненные офицеры. Мы от такого внимания немножко обалдели. Оказалось, что припаркованный по наглому мотоцикл все кафедральное начальство страшно разозлил, ну а раненным наоборот такая курсантская борзость понравилась. Нам же никто ничего не говорит, ну мы и на следующий день опять под общее ликование прикатили.
   После практических занятий была лекция. Только лекция закончилась, заходит замполит. Ну там, курс встать, смирно, все такие военные дела. Дальше замполит спрашивает, кто это у нас за рулем мотоцикла сегодня был? Коля честно отвечает, мол я был, товарищ полковник, а что нельзя - в Уставе об этом нет ни пол слова. Замполит задумался и говорит, да нет, всё можно, в армии на мотоциклах ездят. Но ездят без нарушения формы одежды! А Вы, товарищ курсант, её злостно нарушаете, и поэтому, чтоб больше такого не было. Коля сразу всё понял, виноват, товарищ полковник, и под козырек - больше не повторится. Замполит довольный удалился. Коля ко мне подбегает, поедешь со мной завтра? Я ему и говорю, что он дурак, и чрезмерная борзость до добра не доведет. Он хмыкнул и ушел... На вещевой склад ушёл, где у кладовщика за четвертной кое-чего приобрел.
   На следующее утро я встал пораньше и поехал на электричке. Наконец добрался до кафедры, а тут слышу в морозном воздухе треск нашего мотоцикла. В такую пору мотоциклиста редко встретишь в Ленинграде, а такого мотоциклиста вообще не встречалось с 1944 года, как немцев прогнали. Едет Коля - вместо пристегнутого на боку портфеля, за спиной висит военный вещмешок, на ногах начищенные сапоги, на руках краги, через плечо скаткой плащпалатка, а на голове - стальная зеленая каска со звездой! Ну звезду он дома сам трафаретом перевел, чтобы вид был 100%-но военный. На углу Карла Маркса и Боткинской какой-то мент-гаишник стоял, так тот Коле честь отдал. А как Коля до клиники подъехал, то все калечные опять у окон собрались и от восторга чуть стекла не выбили. Коля невозмутимо остановился и давай своей цепью вокруг колоны крутить, да амбарный замок цеплять.
   Вдруг из хирургии выходит старший преподаватель, полковник Алексеев. Посмотрел на Колю и в смех. Достает из своего кармана ключ и дает его Коле. Говорит, молодец курсант, нашёл выход из положения. А ключ этот от ворот, что сбоку от кафедры, ставь свой мотоцикл на заднем дворе и не зли начальников. Коля поблагодарил и стал бросать мотоцикл за кафедрой, но недолго - зима пришла, и ездить на нем стало совсем холодно.
   А потом... А потом пришла весна, потом лето - вот и кончился шестой курс, выпускным маршем отгремел в Парке Академии оркестр. Собрали два молодых лейтенантика самое необходимое во всё тот же вещьмешок, а остальные личные вещиели домой по почте отправили. А потом сели на мотоцикл "Мински" и покатили в Воронеж. Прощай Академия! Прощай наша любимая Мамка-кормилица! Впереди пара ночёвок в стогах, первый лейтенатский отпуск и взрослая жизнь.
   * * *
  

Приложения:


АКАДЕМИЧЕСКИЕ ПЕРЛЫ


  

Замполит:


   Надо создать на Втором Факультете "Комиссию по профилактике трезвости" (по случаю горбачёвской антиалкогольной компании 1986г.)
   Попрошу без тишины.
   У вас в одном ухе звенит, а в другом не переваривается.
   У меня даже слезы изо рта потекли.
   Я не спрашиваю, где вы задержались, я спрашиваю, почему вы опоздали.
   Извращенцев у нас больше, чем отбавляй.
   К этому нужно относиться с открытыми глазами.
   Думаю, пока я говорил всякие слова, вы поняли, что же я хочу сказать.
   Кто зевнул - выйти из строя! У вас, курсант, пасти не хватает чтобы показывать мне, как бегемоты зевают.
   Большие фотографии сдавать не надо. Hапример, с ногами по пояс.
   Я вообще-то курсантам говорил, у меня есть общие пределы.
   Если бы вас послали прямо сейчас служить на Чукотку, что бы вы чувствовали - небось жарко было бы?
   В этом отношении никаких претерпений нет...
   Я памятью не страдаю.
   Закройте рот! С той стороны.
   Если ты закрыл рот и стоишь разговариваешь, это не значит, что ты самый умный.
   Я что, должен вам вдвоем орать?
   Веревку на шею - и в прорубь.
   Буду наказывать как в детском саду, кого в угол, кого под трибунал, кого вообще на... э-э-э, ну на... м-м-м, короче, кого куда надо.
   По вопросу о дисциплине старшины курсов бьются, как рыбы об лед. А вот командиры взводов уже не очень бьются.
   Военные и военнослужащие пришли в определенную степень восторга.
   Ваши часы спешат на пять минут назад.
   Мужики, я вам как родным сыновьям скажу: мне ваша судьба пофигу!
  

Правила в курсантской столовой


   Этот кладезь настенного официоза от капитана Таракана и прапорщика Ложки-Давай в столовке висел лет тридцать, а может и сейчас еще висит.
   1. Прибытие на приём пищи осуществляется только организовано, строём.
   2. В двери заходят по одному в обе створки цепочками с головы и конца строя только по разрешающей команде старшины после рапорта начальнику столовой, доклада дежурному/помошнику дежурного или присутствующих во дворе старших офицеров.
   3. Снег отряхают во дворе до ступенек. Грязную обувь протирают на входе.
   4. Раздеваются в раздевалке. Шинели вешают единообразно, покурсно и повзвдно. Шапки тоже вешают, а не суют в рукав шинели. Приём пищи военнослужащим под головным убором в крытом помещении не допустим!
   5. К столам подходят без шума, криков и суеты, но соблюдая воинский порядок.
   6. За каждым столом назначается старший, который отвечает за соблюдение правил поведения, обеспечивает надлежащий акт приёма пищи, а также контролирует порядок и уборку стола после. Сержантский состав и другие младшие командиры осуществляют контроль старших столов. Общий контроль за мероприятим осуществляется старшиной курса или его заместителем.
   7. Так же старшина или его заместитель подотчетен о точном количестве едоков, прибывших на кормление на момент реального времени, и о количестве едоков, столовующихся вне общего расписания.
   8. Во время приёма пищи любые индивидуальные праздношатания между рядами, кроме специально назначенных лиц, дежурных и наряда, не разрешаются. Следует избегать оправления естественных надобностей в период приема пищи, в туалет ходят заблаговременно, не нарушая порядок и тишину между рядами во время еды.
   9. Вставать из-за стола можно только одномоментно организовано всему курсу по четкой команде старшины или его заместителя. Черезмерного грохота лавок и стульев при этом положено избегать.
   10. Во время приёма пищи не следует привлекать к себе всеобщее внимание остального личного состава: не говорить, не смеяться, не вертеться слишком громко, не жестикулировать слишком энергично и не чавкать жуя. Небрежная еда с открытым ртом и отрыгивание вслух могут испортить аппетит окружащих и свидетельствовать о низком культурном уровне. С полным ртом старайтесь не чихать, зевая и кашляя, рот прикрывают рукой.
   11. Во время приёма пищи не рекомендуется сидеть слишком далеко от края стола или слишком близко и класть локти на столовую крышку.
   12. Необходимо неотрывно следить за собой во время еды. Едя торопиться вредно и некрасиво.
   13. Соль берётся на кончике ножа. В солонки не лазить пальцами и яйца туда не совать. Как будущий врач, помни - избытки перца, соли и сахара вредны.
   14. При еде супа надо взять в ложку столько, чтобы можно было поднести ко рту, не пролив жидкости супа. Надо следить, чтобы суп не стекал с ложки обратно в тарелку. Суп едят тихо, бесшумно и равномерно - не следует поедать отдельно густую часть, а потом жидкую, или наоборот.
   15. При приеме пищи столовым прибором стараются громко не клацать о днище тарелки.
   16. При поедании конечных остатков жидкой пищи тарелку наклоняют от себя, а не к себе, при этом угол должен быть минимальным, чтобы не заливать стол и напротив сидящего.
   17. Во время еды второго при использовании вилки и ножа, нож держат в правой руке, а вилку наоборот в левой руке.
   18. Когда хлеб намазывают маслом, то кусок необходимо держать на ладони, а не ложить на поверхность стола. Хоть наряд и убирает, она может быть негигиеничной. Масло размазывается ножом, а не ручками столовых приборов.
   19. Во время пития третьего губы не выгатигивают и не сёрбают. Если горячо, дуют без разбрызгивания на окружающих. После выпивания компота не следует, запрокинув кружку надо ртом, стучать по её днищу для извлечения вываренных сухофруктов, также не рекомендуется доставать густую часть компота руками, это можно аккуратно сделать ложкой.
   20. Лавровый лист, плодовые и мясные косточки на стол класть запрещено, также там не оставлять хлебных объедков. Неиспользованные остатки пищи должны быть слиты/сложены обратно по соответствующим раздаточным бачкам. Третье с первым сливается в бачок из-под первого, второе - в из-под второго. Хлебные корки, другие твёрдые и салатные объедки складывать только во второй бачок.
   21. Вынос хлеба по карманам строго запрещен! Абсолютно недопустим также вынос кускового сахара, масла, яиц и любых необработанных продуктов из цехов. Наряду строжайше запрещсятся любая самовольная передача продуктов.
   22. Приём в пищу дополнительных продуктов из домашних посылок и конфет в дни рождения возможен только коллективно с организованного разрешения командира взвода. Он же несет полную ответственность за их доброкачественность. Командир/замкомвзвод обязан лично органолептически (вид, запах, вкус, консистенция) убедиться в пригодности такой еды к приёму в пищу военнослужащим. Занос несвежих и забродивших посылок в столовую категорически воспрещен. Недопустимо также поедание хоть каких продуктов с малейшими следами плесени. Нельзя есть увядшие плоды. После органолептического одобрения командира, распределение дополнительного продукта личному составу осуществляется хозяином посылки по столам. Воспитаный курсант уважает воинскую дружбу и распределяет доппаёк поровну.
   23. Оставление бачковой пищи для вневременно столовующихся производится только под контролем дежурного и исключительно с разрешения начальника столовой или в его отсутствие с одобрения завпроизводства.
   24. Дежурным самовольный розлив по термосам в караул запрещен.
   25. Если на обмундирование попала пища, то её не следует солить. Соль, как и хлеб, следует беречь. Вопреки расхожему уличному мнению, соль плохо помагает от зажиренности ткани. При сильном загрязнении запачканное место лучше даже замыть, в иных случаях его просто протирают салфеткой, носовым платком или подручной бумагой.
   26. Также салфетки и платок используют для протирания рук, вытирать руки об обмундирование или под стульями крайне бескультурно. В обязанности старшего по столу вменяется пресекать подобные действия
   27. Закончив прием пищи, использованную посуду складывают стопкой на край стола по виду - в центре тарелки по сортовому разнообразию, отдельно справа ложки и вилки. Бачки выставляются слева по размерам - вначале большой от первого, затем меньший от второго, затем кружки.
   28. При выстановке использованной посуды пролитие несъеденных остатков пищи на поверхность стола недопустимо. Старший по столу выходит из за стола последним, контролируя правильность расставки и надлежащую чистоту. В случае необходимости он занимается донаведением оставленного порядка.
   29. По приёму пищи общее построение курса/полукурса во дворе столовой обязательно. Одиночные шатания по выходу должны строго пресекаться.
   30. Личный состав убывает из столовой организованно по команде старшины при соблюдении надлежащих строевых команд перед провожающим в воротах офицером.
   (Всего-то надо 30 заповедей исполнить, чтобы культурненько покушать...)
1 ... 17 18 19 20 21 22 23 24 25
rukovodstvo-po-anesteziologii-i-reanimatologii-stranica-4.html
rukovodstvo-po-anesteziologii-i-reanimatologii-stranica-40.html
rukovodstvo-po-anesteziologii-i-reanimatologii-stranica-41.html
rukovodstvo-po-anesteziologii-i-reanimatologii-stranica-42.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат