Нагаев В. В. Н16 Основы судебно-психологической экспертизы: Учеб пособие для вузов - страница 17

^

11. Некоторые общие положения для судебно-психологической экспертизы во всех видах юрисдикции


Судебное решение является специфичной государственной гарантией, обеспечивающей нормальное развитие материального правоотношения, бывшего предметом судебного разбирательст­ва, а в его рамках — и надлежащее осуществление субъективного права, наличие которого подтверждено судом. По своей природе судебная защита есть главная государственная гарантия реализа­ции субъективных прав, без чего субъективное право как благо теряет смысл. В таком ракурсе судебная экспертиза как элемент доказательственного процесса является одним из звеньев, позво­ляющих объективно установить реально существующие юриди­чески значимые обстоятельства по делу.
Для того чтобы определить общие пределы допустимости разрешаемого государством психологического исследования, не­обходимо обозначить принципы допустимости судебно-психологической экспертизы.
Некоторые особенности судебно-психологической эксперти­зы можно показать на примере гражданского процесса, который выступает средством обеспечения реализации принадлежащих человеку и гражданину субъективных гражданских прав в случа­ях, когда вследствие деформации способности субъективного права к реализации данное право не может нормально осущест­виться в рамках материального правоотношения.

^ 1. Действительная необходимость исследования для каждого отдельного случая.

Это общее положение в рамках гражданского процесса опосредуется через общее правовое основание назна­чения судебной экспертизы (ст. 74 ГПК РСФСР). Экспертиза назначается, когда суд приходит к выводу о необходимости ис­пользования специальных знаний для установления искового обстоятельства.
По действующему ГПК РСФСР вопрос о необходимости экспертизы решается по усмотрению суда, хотя и с учетом мнения участвующих в деле лиц. Сторона вправе ходатайствовать о назначении экспертизы, но подобное ходатайство для суда не обязательно, он может отклонить его, если сочтет, что в прове­дении экспертизы нет необходимости.

^ 2. Принцип добровольности проведения психологического ис­следования в отношении субъекта юридического процесса.

Уста­новление таких юридических правил в рамках ГПК РСФСР полностью соответствовало бы положениям ст. ст. 21, 22, 23 Конституции РФ.

^ 3. Принцип установления пределов исследования в соответст­вии с каждой специальной целью и индивидуальной необходимо­стью.

Применительно к судебно-психологической экспертизе данное положение означает, что суд обязан четко сформулиро­вать экспертную задачу в соответствии не только с пределами использования специальных психологических знаний и компе­тенцией конкретного вида экспертизы, но и с правильно опре­деленным обстоятельством, подлежащим доказыванию, с пра­вильно вычлененным психологическим элементом, который подлежит установлению в рамках выявляемого юридически зна­чимого обстоятельства. Это довольно трудная задача, решаемая в ходе правоприменительной деятельности.

^ 4. Испытуемый имеет право на нераспространение сведений, полученных в ходе и в результате экспертного исследования.

Фор­мулирование такого принципа соответствует требованиям ст. 23 Конституции РФ. Он может быть реализован в ГПК РСФСР через ряд конкретных правил, а именно:
• по ходатайству субъекта, в отношении которого проводи­лась психологическая экспертиза, или иного заинтересо­ванного лица суд оглашает, исследует и оценивает заклю­чение эксперта в закрытом судебном заседании;
• запрет эксперту сообщать, передавать кому-либо, помимо су­да и помимо установленной судом процедуры, сведения об испытуемом, полученные в ходе и в результате экспертизы.

^ 5. Эксперт в своем исследовании ограничен пределами, очер­ченными судом

(«узнает об испытуемом не больше, чем позво­лит суд»).
Данный принцип означает, что эксперт не вправе выходить за пределы поставленных ему судом на разрешение вопросов. Одна­ко это расходится с действующим правилом ст. 77 ГПК РСФСР, согласно которому законодатель признает так называемое право на экспертную инициативу: «Если эксперт при производстве экс­пертизы установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение». Думается, приведенное положение требует корректировки.
На наш взгляд, существование права на экспертную инициа­тиву с нормативным уточнением ее пределов как общего прави­ла рационально но, в виде исключения, можно было бы огово­рить, что оно не действует при назначении экспертиз по опре­делению психических состояний (процессов, свойств), что оп­равдывается их особыми задачами и состоянием объектов. Ко­нечно, это требует от суда более высокого уровня профессиона­лизма при определении экспертной задачи (на практике не все судьи знают, в чем отличие психологической экспертизы от психиатрической). Такое положение сочеталось бы и с предло­жением о закреплении права заинтересованного лица знако­миться с определением о назначении экспертизы, и с правом на обжалование подобного определения.

^ 6. Испытуемому должны быть гарантированы безопасные методы проведения специального исследования.

Данное поло­жение касается сферы отношений между экспертом и испы­туемым в ходе исследования, которое не является объектом процессуального регулирования. Взаимоотношения эксперт — испытуемый могут быть опосредованы особым нормативным актом. В сфере гражданского процесса данный тезис может
быть работающим положением при оценке заключения экс­перта-психолога.
Оценка заключения эксперта судом — важное звено в меха­низме обеспечения прав человека при проведении психологиче­ской экспертизы. Законодатель в ст.77 ГПК РСФСР закрепляет основные требования к форме и содержанию экспертного за­ключения, которое подчинено общим правилам оценки доказа­тельств судом (ст.56 ГПК РСФСР). Письменная форма заключе­ния, подробное описание проведенных экспертом исследований с указанием специальных методов, ясность и доступность изло­жения позволяют суду также оценивать, допустимы ли исполь­зованные методики с точки зрения безопасности для здоровья испытуемого, не противоречат ли они основным принципам, направленным на обеспечение прав человека. Оценивая заклю­чение эксперта, суд выступает гарантом соблюдения прав чело­века при специальном психологическом исследовании. Если суд придет к выводу, что экспертом использовались ненадлежащие методики, то такое заключение должно квалифицироваться как полученное с нарушением требований закона, а потому не мо­жет быть признано судебным доказательством.
Оценка заключения подразумевает проверку соответствия выводов эксперта другим доказательствам по делу. Анализ за­ключения проводится с точки зрения его достоверности, аргу­ментированности, полноты, соответствия всем признакам су­дебного доказательства. При этом последовательно решаются
вопросы:
• были ли предоставлены эксперту достаточные и надлежа­щие объекты исследования;
• проведено ли исследование с достаточной полнотой;
• основано ли оно на применении необходимых научных знаний и правильном использовании специальных методов
и методик;
• являются ли выводы эксперта обоснованными;
• соответствует ли частный предмет исследования компе­тенции проводившего его лица;
• соблюдены ли пределы использования специального ис­следования;
• соблюдены ли экспертом нормы действующего законода­тельства при производстве экспертизы.

smolickaya-ee-rekomendovano-k-izdaniyu-orgkomitetom-mezhdunarodnoj-konferencii.html
smolij-v-a-istoriya-ukraini.html
smolin-oleg-nikolaevich-moskva-centr-panorama.html
smolin-oleg-nikolaevich-moskva-centr.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат