Наука или философия? - С самого начала своей истории Человечество хочет узнать ответы на самые сложные мировоззренческие...


^ Наука или философия?


Что бы понять феномен синергетики, ее успех, в качестве своего рода мировоззрения и междисциплинарной теории, а успех этот несомненен на фоне не состоявшихся попыток других столь же многообещающих в начале своего зарождения подходов как упоминаемые самими авторами кибернетический и системный подходы, надо вспомнить еще для полноты картины и другие более ранние, но столь же благополучно забытые сегодня подходы как теория развития и детерминизм. Если уж быть до конца откровенным, то с каждой категорией философии или имеющей общетеоретический статус уже было хотя бы однажды связано то или иное учение, пытающееся через приписывание ей особых субстанциальных свойств объяснить возможность существования Мира в его организованности и эволюционной направленности.
Чем же сумела именно синергетика выделиться на фоне конкурирующих концепций объяснения мира, в качестве современной научной философии, то есть мировоззрения нового времени.
Думается самым главным фактором обеспечившим ей популярность, но и не только популярность, а и несомненную содержательную значимость, стала реальная возможность исследования таких процессов, которые дали материал для создания эмпирической базы изучения свойств организованности и самоорганизации Мира. То есть, все те процессы, которые возникают в результате рассеяния энергии и направленны на упорядочение ее посредством образования внутри изменяющейся в сторону увеличения энтропии среды, объектов, сохраняющих свою структуру, стали предметом изучения науки, и потому потребовали и соответствующего понятийного оформления.
Если раньше разговоры на тему самоорганизации объектов носили более умозрительный характер, то в настоящее время – это научная данность. Можно перечислить в этой связи работы по термодинамике неравновесных процессов, и рассмотрение диссипативных структур (И.Р.Пригожин), фазовые переходы в лазерной генерации (Г.Хакен), автоволновые процессы в активных средах (Б.П. Белоусов, А.М. Жаботинский). Диссипативные структуры, например, И. Пригожин даже называл новым агрегатным состоянием. Думается именно эти обстоятельства и придает особую значимость любым обобщениям, которые обозначают присутствие таких всеобщих механизмов существования объектов, которые отвечают за саму возможность наличия Мира в той форме, в какой он доступен нашему познанию.
«Кибернетика пыталась свести сложные нелинейные эволюционные процессы к линейным, по крайней мере, на определенных стадиях, где это возможно. Она рассматривала только те случаи, когда нелинейная система могла исследоваться, как если бы это была линейная система с медленно изменяющимися параметрами. Кибернетика разрабатывала алгоритмы и методы внешнего контроля над системами. Синергетика же изучает процессы самоорганизации систем, их своего рода самоконтролирование, основу для чего создают нелинейные свойства систем».
Собственно говоря, этим почти все сказано, кроме разве объяснения сущности самого вопрошания, которое оказалось наиболее адекватным поставленной задаче объяснения самой возможности Мира быть, наличествовать.
Иными словами, только ли мощной поддержкой со стороны науки обеспечена значимость синергетики в наши дни? Только ли на авторитете ее основателей, на их научной репутации и званиях держится ее популярность.
Не стоит забывать о собственном содержании синергетики как новой натурфилософской концепции. Именно философское содержание, получившее подпитку фактическим материалом, придает особую значимость любым используемым в ней понятиям и определениям. Другое дело, соответствуют ли они той функции, которую призваны выполнять, адекватны ли тому содержанию, которое пытаются отразить, и тем целям, которые преследуются при формулировании этих понятий? То есть, соответствуют ли они именно теоретическому идеалу философской научности. На этот вопрос, пожалуй, можно ответить отрицательно, но это отрицательность иного рода, она скорее техническая, чем содержательная.
Все понятия синергетики –

это не философские по форме и по содержанию понятия

. То есть, их почти невозможно правильно использовать, так как они являются лишь своего рода эмпирическими обобщениями, несущими на себе отпечаток своей функциональной принадлежности к той области научных интересов их создателей, в которой они впервые были применены в целях обобщения собственного научного материала.
Иными словами на данной стадии синергетика не является ни наукой, ни философией. И это основное обстоятельство, которое является главным фактором, определяющим ее недостаточность и не соответствие той функции, которую она старается выполнять. Но это проблема не только синергетики, но и в целом всей философии, не достигшей стадии реального самоопределения.
Однако есть перспектива позитивного выхода из сложившейся ситуации, даже силами самой синергетики, так как на ее идеях сформировалось такое научное направление как телесный подход в когнитивной науке, о перспективах применения которого к определению сущности философии и пойдет далее речь.
 

^ Основной вопрос синергетики: что такое философия?


Основательность претензий синергетики на статус даже научного движения должна быть подтверждена не одними только декларациями и ссылками на имена создателей и единомышленников. Должны существовать в самой сущности данного направления такие основания, которые позволяли бы рассматривать ее содержательный аспект как имеющий право на существование, как достаточный и необходимый для вынесения собственных непререкаемых и имеющих познавательную ценность вердиктов.
Для этого необходимо решить основной методологический вопрос синергетики: что есть философия? То есть, имеет ли она самостоятельное значение, или она должна довольствоваться положением содержанки при научной практике, существующей для обслуживания интересов последней в той части, где наука еще не имеют достаточных фактов для вынесения обоснованных суждений.
 
Думается такое утилитарное отношение к синергетике как преемнице философских традиций не соответствует ее действительному статусу. И то, что противоположная точка зрения может соответствовать действительности, могут подтверждать новые исследования в сфере явлений, изучаемых когнитивной наукой.
Так во второй статье тех же авторов идет речь о формировании новых подходов к исследованию работы сознания и особенно в части осуществления человеком познавательной функции.
В современной эпистемологии существует разрыв между внутренним и внешним, между миром физической реальности и тем, что происходит в голове познающего субъекта: «Если процесс “вне” головы понимается как динамический физический процесс, то процесс “в” голове вы объясняете уже по законам семантики, то есть смысловых отношений внутри системы символов. Тем самым процесс познания, а с ним и мир в целом, оказывается разорванным на две несводимые реальности — физическую и семантическую».
Как следует из данного высказывания, проблема объединения научного знания возникает именно из-за невозможности старыми средствами соединить два мира, две части единой картины, существующей в нашем сознании, элементом которой является само сознание и его деятельность.
Но выход существует и он достаточно неожидан. «В противовес вычислительному подходу была выдвинута теоретическая концепция, базирующаяся на следующих тезисах:
Познание телесно, или “отелесненно”; то, что познается и как познается, зависит от строения тела и его конкретных функциональных особенностей, способностей восприятия и движения в пространстве. Устроено по-разному — познается по-разному. Познание ситуационно. Познающее тело погружено в более широкое — внешнее природное и, в случае человека, социокультурное окружение, оказывающее на него свои влияния.
Познание осуществляется в действии, через действия животной особи; через действия формируются и когнитивные способности, как видовые, так и индивидуальные; когнитивная активность в мире создает и саму окружающую по отношению к познающему существу среду — в смысле отбора, вырезания им из мира именно и только того, что соответствует его телесным потребностям, когнитивным способностям и установкам.
Познавательные системы есть динамические и самоорганизующиеся системы. В этом функционирование познавательных систем принципиально сходно, единосущно функционированию познаваемых природных систем, то есть объектов окружающего мира. Именно поэтому в рамках телесного подхода находят плодотворное использование новейшие достижения в области нелинейной динамики, теории сложных адаптивных систем, синергетики».
Это очень примечательные тезисы. Дело в том, что в них по-новому отражена онтологическая сущность познания, через способность сознания формировать образы действительности, на основании которых мы можем судить о происходящих в мире процессах. Именно описание этих образов, получаемых посредством телесной и управляющей ею сигнальной систем – и есть тот

когнитивный продукт

, который мы получаем в результате познания свойств мира (как потока образов входящих в наше сознание посредством сигнальной системы). Выделение предметов из среды происходит в согласии с механизмом функционирования самого организма, то есть является результатом его собственной только ему присущей активности, а не дано извне, априорно, или чисто созерцательно. Именно в таком понимании заложено ключ к формированию реальной основы объединения наук.
Дело в том, что мы – живые организмы, и наша активность формируется нашими потребностями как именно конкретного организма. Поэтому мы можем созерцать нечто

только

посредством своего организма и его

структуры самоуправления

. Наше восприятие «внешнего» мира есть ни что иное как восприятие таких же собственных реакций, как и при восприятии внутреннего «мира». Поэтому между формирующимися в сознании образами свойств объектов нет никакой «морфологической» разницы. Отражение функционирования процессов происходящих в сознании и даже в ходе самого процесса познания есть ни что иное, как процедура получения этих самых образов, а ни что-то отличное вне бытийственне.

То есть, единство знания обоснованно именно наличием единого телесно-информационного процесса, порожденного деятельностью организма в целом.


Такой вывод, правда, не делается в самой статье, но он неотвратимо следует из последовательного применения данной концепции к раскрытию механизмов функционирования познания.
Есть правда промежуточный вывод, который на данном этапе вполне может быть принят в качестве программного: «С точки зрения здравого смысла, которую занимают авторы, хотя и понимают, что на пути к ней — пуды ученых трактатов и тысячелетия философских споров, ситуацию можно выразить так: 1) каждый субъект глядит на мир с собственной колокольни, но 2) глядит все же на нечто единое и объективно данное; но (второе “но”) 3) видит в этом едином и объективно данном, извлекает из него для себя то, что позволяют ему его рецепторы, и то, от чего ему “горячо или холодно”».
Это очень важное положение, из которого можно и нужно сделать последние выводы о научной ценности такой формы познания как философия.
Нельзя не заметить, что авторы делают попытку формулирования принципа объясняющего единство наук, где, по-видимому, должно быть место и философии. «С точки зрения сторонников вычислительного подхода, мир поделен на две несводимые реальности: символическую, представленную внутри головы, и физическую — вовне. Для них поэтому встает проблема: как соединить обе эти реальности или объяснить одну через другую?». Но сама постановка задачи и выводы из ее решения остаются в плену установок самого подхода как подхода изучающего явления самоорганизации. Именно в решении данной проблемы проявилась ограниченность использования принципа, выходящего в данном случае за границы своей применимости. Так происходит непроизвольное постулирование самого явления самоорганизации, в качестве причины существования познания и единства мира.
Естественно, что на этом пути можно получить только «подтверждения» некой особого субстанциального статуса данного всеобщего свойства, а не получить определения законов, действительно присущих процессу познания. Хотя, контуры решения проблемы определения отношения субъекта и объекта познания, и описания механизма его осуществления, включающего в себя и образ самого познающего субъекта, как части общей схемы, даны в таком высказывании: «Таким критерием может быть допущение конгруэнтности, совпадения контуров, познающего существа и тела как биологического организма. Субъект не “помещен” в теле, субъекту не “принадлежит” тело, а тело — во всей множественности и сложности его функций, от физиологических до идеальных, — и есть субъект познания».
Заканчивают свое рассуждение авторы естественным для данного релятивистского подхода выводом: «Но все знакомые нам макрообъекты, или тела мезокосма, — только промежуточный островок в сквозной вертикали, уходящей неизвестно куда вверх и неизвестно куда вниз. Возможны ли там и там тела, возможны ли там и там познающие тела? Как говорит микрофизика, “внизу” есть элементарные частицы, есть поля и физические взаимодействия, а знакомое нам тело начинается лишь над уровнем молекул. Но обязательно ли прилагательное “познающий” связано с прилагательным “телесный”?
Эти вопросы остаются без ответа. Единственная более-менее конструктивная подсказка из сравнения макротел с объектами микрофизики — это то, что свойства тел нашего “этажа” мироздания нельзя принимать за абсолютные и общезначимые. Все может быть не просто по-другому, а совсем по-другому».
В общем, весьма пессимистический, и в целом в духе агностицизма, результат. Авторы противоречат сами себе, то есть тому телесному подходу, который так вдохновенно отстаивают, признавая, в конце концов, отсутствие, ни больше, ни меньше, самой объективной основы единства познания как таковой (ведь все зависит от «этажа» того или иного тела). По этой причине и сам телесный подход в данной интерпретации не приводит к пониманию действительной природы единства научного познания, единства наук, включая и синергетику, как философию самоорганизации. Нет смысла при таком результате и полагаться на научность выводов самой синергетики.
Более того, благородная попытка ввести принципы единства заканчивается признанием победы релятивизма и отсутствия объективных и рационально познаваемых основ такого единства.
Остается только развести руками и похвалить авторов за последовательную непоследовательность, приведшую к таким в целом ожидаемым и закономерным выводам. Это в смысле результативности и отрицательного результата.
В завершении анализа статьи и в завершения данной главы стоит еще отметить предложенное рассмотрение самого процесса познания как дискретного, то есть скрывающего под собой объективную процессуальную основу для формирования образов действительности. Авторы, однако, прошли мимо и этого момента, как доказательства возможности формирования образов действительности не только в рамках телесной ограниченности, но и объективности, истинности, универсальности, ограничившись только констатацией наличия онтологической основы существования познания (субстанции). То есть процесс познания дискретен, а это подразумевает наличие онтологической основы его существования, которая может так же быть доступна познанию как любой другой внешний процесс.

Это непосредственно значит, что все образы сознания есть его собственные объекты (объекты сознания), а та их группа, которая отражает особенности процесса функционирования самих этих образов, и служит объектной основой когнитивной науки.

Но данных выводов, увы, авторы не делают.
Не делают они и выводов о

равноправии образов

, отражающих всеобщие свойства (объекты сознания) с образами, отражающими свойства меньшей общности и изучаемые науками о природе, обществе и человеке. То есть не сделано соответствующих выводов о научном статусе философии, о наличие у нее своей собственной группы объектов сознания, изучением и описанием и выявлением свойств которых занимается только философия, как наука о всеобщих свойствах, а так же еще об онтологическом равенстве объектов всех наук, то есть о подлинных причинах единства научного знания.
Сделаем же их сами.  

standartizaciya-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-metrologiya-standartizaciya-i-sertifikaciya.html
standartizaciya-uchebnoe-posobie-prednaznacheno-dlya-studentov-zaochnogo-otdeleniya-farmacevticheskogo-fakulteta-obuchayushihsya.html
standartizaciya-uslug-metod-obespecheniya-kachestva-prakticheskie-rekomendacii-dlya-specialistov-po-rabote-s.html
standartizaciya-v-elektromashinostroenii.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат