Новости, которые принес Фан, были неутешительны. Четыре дня назад Ли вместе с посольством ушел дальше, на Запад - страница 20


«Вот еще задача! – Подумал Ли. – «В любом случае напиваться я не намерен».
Вино он пробовал два или три раза в своей жизни.
Римский представитель в Селевкии, господин Марк, принимал Посла на своей небольшой, утопавшей в зелени, вилле.
За Ли прислали носилки с четырьмя рабами – сирийцами.
Хозяин сам встретил гостя на ступенях своего дома, и провел его во внутренний дворик с колоннадой и небольшим квадратным бассейном посередине*, а из него - в примыкающую гостевую комнату, открытую с одной стороны.
*В Древнем Риме его называли – перистиль.
Ли с любопытством огляделся.
По обе стороны низкого стола располагались два наклонных ложа,
покрытых парфянскими коврами. На коврах лежали мягкие подушки.
Стол был уже накрыт, и раб заканчивал последние приготовления.
При взгляде на раба Ли испытал легкое потрясение. Еще на родине он слышал о существовании таких людей, но только сейчас, впервые увидел человека с черной кожей.
На столе, рядом со столовыми приборами и изящным
серебряным сосудом с вином стояла «первая перемена»: закуски, яйца, ветчина, начиненная сушеными фигами, маслинами и лавровым листом.
- Мы вкушаем пищу три раза в день. – Рассказывал гостеприимный хозяин. – За легким завтраком утром, после полудня и, поплотнее, ближе к вечеру. Принимаем мы ее, лежа, вот таким образом.
С этими словами Марк улегся на подушки, и пригласил гостя сделать то же самое.
Ли прилег, чувствуя себя довольно глупо.
- Привыкайте к нашему образу жизни. – Улыбнулся Марк, заметив некоторую неловкость гостя. – Берите со стола, что по душе.
Они говорили на одном из широко распространенных в Азии иранских наречий. Ли, за время путешествия, освоил его почти в совершенстве.
- Учите латынь, друг мой! – Призвал его Марк. – Она вам очень пригодится при переговорах. Наши государственные деятели не очень любят учить языки.
- Меня уже обучает ваш соотечественник – Авл. – Ответил Ли.
- Знаю такого. Суров, независим и честен. Кстати, что пьют у вас на родине?
С этими словами Марк наполнил бокалы, свой и гостя.
«Вот оно! Начинается». – Подумал Ли. – «Как бы его не обидеть, и самому не напиться….».
- У нас очень любят «желтое вино». Его делают из клейкого риса или проса. Иногда добавляют мед или целебные травы. А, вообще, пьют немного*…
- Вино, которым я вас угощаю, называется мульс. Оно тоже смешано с медом. – Заметил Марк. – Впрочем, сам я вина почти не употребляю. Изредка и в меру.
Ли облегченно вздохнул.
- Пусть боги помогут вам в Риме! – Поднял свой бокал Марк.
- Благодарю! – Ответил Ли.
- Отведайте вот этой ветчины, и расскажите, заодно, что
*В Китае практически нет алкоголизма и пьянства.
интересного едят в вашей стране. – Предложил хозяин дома.
Ли, не спеша, взял ветчину, кусочек положил в рот, оценил ее пряный аромат и похвалил. Мясо, и в самом деле, было приготовлено отменно. Здесь у Марка он впервые увидел, как римляне пользуются салфетками.
- Что у нас едят…. – Задумался Ли. – Простые люди просто и
питаются. Те, кто побогаче могут себе позволить изысканные и дорогие блюда. Ну, вот скажем, известно блюдо под названием «борьба дракона с тигром». Приготавливается из дикой кошки и трех видов ядовитых змей с добавлением пряностей.
- Что такое «дракон»? – Поинтересовался Марк.
Ли попробовал объяснить.
- Я мало, что понял из вашего рассказа. – Сказал хозяин. – А поймать это животное трудно?
- Дракон невидим для простого человека. Увидеть его – большая честь. С драконом, с его мудростью и храбростью, сравнивают, например, Императора.
- Я догадался! – Кивнул головой Марк. – Ваш Дракон это – что-то вроде нашего Юпитера. Мы все его уважаем и боимся, хотя своими глазами его никто не видел.
- А, каким образом можно попасть к вашему царю? – Поинтересовался Ли. – И насколько это сложно?
- К царю? Я вижу, у вас смутные представления об устройстве нашего государства, господин Посол.
- Вообще, никаких. – Сознался Ли.
- Ну, в таком случае, мне стоит вам кое-что рассказать.
Ами! – Позвал Марк раба. – Принеси вторую перемену. Мой гость уже заждался какого-нибудь основательного блюда.
Два раба, под руководством Ами, принесли несколько мясных и рыбных блюд, морских ежей, устриц и еще каких-то неизвестных для Ли морских обитателей.
- Чувствую я, что на родине у вас очень хорошие повара. – Заметил Марк.
Ли смутился, полагая, что недостаточно хвалил предложенные ему блюда.
- Неплохие…. – Сказал он, подыскивая слова. – Но, и у вас все очень вкусно!
Марк расхохотался.
- Вы на удивление вежливый человек! Но, кушайте, пожалуйста. А я, тем временем, немного познакомлю вас с тем, как управляется наша Империя.
Вы спрашивали о царе Рима. Были и у нас пожизненно избранные цари. Но, с некоторых пор, это слово стало для нас ненавистным. Мы их изгнали. Уж слишком много несправедливостей совершалось одним человеком: неоправданные суды, казни, пренебрежение мнением других людей, в том числе и собранием очень уважаемых в стране людей – мы их называем Сенатом. Последним из царей стал Тарквиний.
Прогнав его, римляне договорились заменить правление царя
властью двух человек – консулов*. Мы выбираем их сроком на один год. Избираться можно и повторно, но не более, чем два года подряд. У избранных народом консулов – одинаковые права. Решение принимается только тогда, когда с ним согласны оба консула. Если один из консулов не согласен, то приказ другого не имеет силы. Если во время консулата кто-то из них совершит преступление, то по окончании срока его будут судить. Судами у нас ведают специальные люди – квесторы. Они полностью повинуются консулам, но те ничего не могут сделать без их ведома. Как я уже вам говорил, есть еще и Сенат, который образуют триста человек. Без его одобрения не принимаются решения, срок действия которых простирается долее времени власти консула.
- Но что, если два консула не придут к согласию? А, если и придут, то с ними не согласятся остальные триста человек? - Спросил Ли. - Так может погибнуть любое хорошее и необходимое стране дело.
- Вы правы. – Ответил Марк. – Но, консулов и Сенат выбирают среди широко известных и достойных людей. Предполагается, что они будут заботиться о народе, а не о себе. Хотя, конечно, всякое бывает. Есть и другие сложности: через 15 лет после изгнания последнего царя начались народные волнения. Ущемленные в правах плебеи, другими словами – простолюдины, восстали против аристократов, мы их называем патрициями. Из патрициев как раз и избирались консулы. Так вот, умиротворить плебс удалось, договорившись о введении еще двух выборных должностей: трибунов. Трибун выбирается из плебеев, и обладает не меньшими возможностями и властью, чем консул.
В чем-то таким решением удалось успокоить народ, а в чем-то возникли новые сложности. Чтобы окончательно не запутать вас в хитросплетениях римской власти, скажу, что сейчас и консул может быть избран из плебеев, и трибун в чем-то способен поддержать патрициев. У нас это называется демократией**. Иными словами, демократия это – власть не одного человека, а многих. В каком-то смысле слова я – тоже консул. Только представляю свою страну в другом государстве.
- Да! Для меня, все рассказанное вами, звучит достаточно удивительно. Есть и у нас люди и многочисленные советники, которые обладают большой властью, но все их возможности меркнут перед величием Императора.
- И такое мне знакомо. Все народы живут по-разному. – Ответил Марк.

*Консул – товарищ (лат.)
** Демократия – народовластие (греч.)
- Сказать по правде, я несколько сбит с толку. – Растерянно
сказал Ли. - Сделайте одолжение, расскажите, с кем мне следует иметь
дело? С консулами, трибунами или тремя сотнями членов Сената? Кому мне вручить послание и подарки нашего Императора?
Марк рассмеялся.
- Давайте выпьем! Так вам будет легче разобраться, что к чему. Я желаю здоровья вашему Императору!
- Благодарю вас! И я желаю здравствовать вашему народу!
Мульс оказался весьма приятным на вкус, и Ли с удовольствием сделал несколько глотков.
- По закону переговорами и договорами занимается Сенат. – Продолжил свой рассказ Марк. - Что же касается послания и подарков, то я советую вам иметь дело с сильнейшим среди прочих: с консулом Гаем Марием. Он - человек в высшей степени яркий и противоречивый. Марий - знаменитый полководец и никудышный политик. На поле боя он – один человек, а в мирное время – совершенно другой. Разумеется, он отправит вас в Сенат, но для начала поговорите с ним.
Кстати, сам Марий – выходец из беднейшего сословия. Его родители были батраками. Правда, Марий женат на женщине из аристократической семьи Юлиев Цезарей. Он прошел весьма славный путь от солдата до консула и спасителя Рима. Спасителем он стал после разгрома грозных орд кимвров*. Причем консулом, вопреки закону, его избирали более двух раз**. Так вот, когда этот блестящий полководец занялся политикой, дела в стране опять пошли плохо. И виной всему, увы, оказались неважные человеческие качества нашего консула. Благодаря ему, ныне перессорились все: консул с трибунами, патриции с плебеями, военные с гражданскими. Рим раскален, как масло на сковородке и, вполне возможно, что вы выбрали не лучшее время для своего посольства.
Ли, незнакомый с принципами демократии, ловил себя на мысли о том, что подобный рассказ о своем Императоре был бы немыслим в устах человека хань-жэнь.
«Не торопись осуждать, если в людях, с которыми ты будешь встречаться, увидишь нечто тебе непривычное».- Вспомнил он слова своего отца. – «Но, почему он мне это рассказывает? Недоволен консулом? На что-
то обижен? Хочет, чтобы я лучше представлял положение дел? Или просто размышляет вслух?».
- Я говорю это для того, чтобы вы хорошо представляли себе
человека, с которым вам придется вести переговоры. – Как бы отвечая на немой вопрос Ли, сказал Марк. – И не думайте, что я тихонько жалуюсь вам на свое начальство. Все, что я здесь говорил, каждый римлянин может свободно высказать на любой площади Италии. Таково наше священное право. Другое дело, неисполнение приказа, или своего долга. Такие
*Кимвры – германские племена.
**Всего Гай Марий избирался консулом семь раз.
преступления караются очень жестоко.
Впрочем, вы и сами многое увидите. Какое-то время, прежде чем консул соизволит вас принять, вы поживете в Риме. У вас будет возможность познакомится с этим великим городом. Но, хватит о политике! Расскажите о себе. Кто ваши родители, и как судьба занесла вас в такую даль?
Недолгое общение с Авлом уже приучило Ли к тому, что римляне способны прямо и недвусмысленно задавать самые бесцеремонные вопросы.
Ли живо вспомнил Императора, родину, своего отца, Ли-цин…. Как они все сейчас далеки от него!
Очень сдержанно, не вдаваясь в детали, Ли рассказал об отце, о погибших матери и брате, об Императоре, о пройденном пути.
- Так вы тоже патриций. – Сказал Марк, поднимая бокал. - Вот и я – потомок Фабия Максима*.
Пригубив бокал, Ли почувствовал легкое головокружение.
«Пора остановиться!». – Приказал он себе.
- Все, что вы рассказали - удивительно, господин Посол! Я и не предполагал, что земля может простираться так далеко. Греческие ученые, говорят, что наш мир - один большой шар. Что вы знаете об этом?
- Есть и у нас люди, которые утверждают то же самое.
- А, что дальше, за вашей страной?
- Большие моря, границ которых еще никто не измерил. Есть там и большие острова, но о них ходят, скорее сказочные слухи, чем что-то достойное внимания.
Марк осушил свой бокал, и приказал негру подавать десерт – финики, орехи, фиги.
Слуга в третий раз наполнил графин вином.
«Если это считается, что он не пьет то, как же пьют остальные римляне?». – Ужаснулся Ли.
- Попробуйте вот этот пирожок с медом и орехами. Он приятен на вкус, и хорошо усваивается желудком. – Продолжал потчевать его гостеприимный хозяин. – Должен вам сказать, что у нас, римлян, есть большой недостаток: мы любим поесть. И в этом чревоугодии нередко превышаем все мыслимые меры. По этому поводу наши поэты пишут язвительные стишки, а моралисты и философы пытаются вразумить обжор. В разное время даже принимались указы, запрещающие тратить на пиры более определенной суммы. Правда, безрезультатно. У вас тоже любят вкусно поесть?
- Разумеется, любят. Но, сказать, что все люди хань-жэнь
*Фабий Максим – знаменитый римский полководец
страдают обжорством, я не могу.
- Честь и хвала вам! – Ответил Марк.
Разговор опять вернулся к посольской миссии Ли.
- А, знаете, господин Посол, ведь это начало нового времени! – Провозгласил Марк.
- Что вы имеете в виду?
- Нашу встречу. Я не прорицатель, и не могу видеть будущее.
Я так же не знаю, как вас воспримет консул, но то, что наши страны обогатятся новыми товарами и знаниями, сомневаться не приходиться. Если, конечно…. какому-нибудь болвану у нас, или у вас, не придет в голову пойти войной друг на друга. Не хотелось бы встретиться с вами на поле боя, господин Посол!
- Мне тоже. – Сознался Ли.
- Вот за это мы и поднимем бокалы!
В лагерь Ли вернулся уже ночью. Впечатлений у него было много, мозг работал четко, но голова сильно кружилась. Четыре раба поставили носилки на землю, и низко поклонившись, ушли восвояси.
Из палатки вышел заспанный Фэй. Присмотревшись к своему другу, он покачал головой.
- Прав был старик Ведич!
- Почему? – Нетвердым голосом спросил Ли.
- Он бранил Запад, и говорил, что от него один вред. Так и есть! Ты уже начал пить, и от тебя несет, как от деревенского пьяницы. Что будет дальше?
- Пошел в болото! – Мрачно ответил Ли, и сам изрядно ругавший себя в душе.
- К…лягушкам! – Добавил он, немного подумав, и отправился спать.
ВОЗМЕЗДИЕ
В один из ясных, солнечных дней в столицу Империи Хань пришла радостная весть: войска Ли Гуан-ли вернулись на родину!
Главная цель похода была достигнута: крепость Эрши пала. Во главе государства Даюань стал лояльный к Императору У-ди человек. Хунну устрашены и отброшены вглубь степей. Вместе с армией в Хань пришло несколько десятков «огненных коней».
Еще через несколько дней Главный Советник узнал, что его сын вместе с другом пошли вместе с посольством дальше, на Запад.
«Это еще два-три года разлуки…. Но, главное: я знаю, что они живы и здоровы». – Думал Советник.
Спустя месяц один из участников похода рассказал ему о трагическом уходе из жизни отшельника Лао. Эта весть стала для Советника настоящим ударом. Учитель, о котором ему когда-то рассказал Ведич, обрел бессмертие и навсегда стал частью бесконечного величия Хань.
- Кто это сделал? – Спросил Советник.
- Господин Цай, доверенное лицо Императора в делах торговли с Даюанью.
Советник хорошо знал этого человека. Он был из тех, кто строит свое благополучие на костях других людей. Обладатель острого ума и неограниченной работоспособности, господин Цай быстро выдвинулся и завоевал доверие Императора целым рядом блестяще выполненных поручений. Количество загубленных при этом человеческих жизней и судеб его не волновало.
Столкнувшись с Главным Советником, он понял, что так просто этого человека ему не одолеть, и затаился, гадил исподтишка. Создавал ситуации, в которых Советник мог бы выглядеть неприглядно в глазах Сына Неба. Через подкупленных евнухов устраивал мелкие доносы Императору.
Попытался ударить в самое больное место: навредить его сыну с помощью чудодейственной силы старика Лао, но прогадал. Светлая душа мудреца не имела ничего общего с грязными подземельями изощренного ума Цая.

testovie-zadaniya-k-teme-ohrana-zdorovya-selskogo-naseleniya-i-rabotnikov-promishlennih-predpriyatij.html
testovie-zadaniya-k-teme-ohrana-zdorovya-zhenshin-i-detej-sbornik-testov-dlya-itogovogo-testirovaniya-po-discipline.html
testovie-zadaniya-k-teme-organizaciya-ambulatorno-poliklinicheskoj-i-stacionarnoj-medicinskoj-pomoshi-vzroslomu-naseleniyu.html
testovie-zadaniya-k-teme-organizaciya-skoroj-medicinskoj-pomoshi-medicinskoe-strahovanie.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат