О ПОНЯТИИ «ЗЛОСТНОСТЬ» В СТ.157 УК РФ - Федеральная служба судебных приставов

Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат

О ПОНЯТИИ «ЗЛОСТНОСТЬ» В СТ.157 УК РФ


Карелин Дмитрий Владимирович,



к.ю.н., доцент кафедры уголовного права

Западно-Сибирского филиала РАП (г. Томск)
Использование оценочных понятий в праве вообще и в уголовном праве в частности, неизбежно. С одной стороны, это обусловлено формальной определенностью права, с другой – разнообразием фактических обстоятельств дела, которые не могут быть исчерпывающе учтены законодателем при конструировании составов преступлений и признаков других видов уголовно-противоправных деяний. Ответственность и относительная свобода усмотрения правоприменителя, использующего оценочные категории в уголовном праве, предполагает высокий уровень правовой культуры, соблюдение принципа законности.

Одним из оценочных понятий отечественного уголовного права традиционно является «злостность». Оно в различных контекстах довольно часто упоминается в УК: шесть раз в Общей и шесть раз в Особенной части. Например, со злостностью уклонения осужденного от уплаты штрафа связаны неблагоприятные последствия в виде замены штрафа на более строгое наказание (ч.5 ст.46 УК РФ). Аналогичные последствия предусмотрены и для уклоняющегося от отбывания обязательных работ (ч.3 ст.49 УК РФ), исправительных работ (ч.4 ст.50 УК РФ), ограничения свободы (п.5 ст.53 УК РФ).

Злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет, является обстоятельством, препятствующим условно-досрочному освобождению лица, отбывающего пожизненное лишение свободы (ч.5 ст.79 УК), а злостное уклонение от исполнения обязанностей, возложенных на лицо при применении условно-досрочного освобождения, а равно от назначенных принудительных мер медицинского характера, может послужить основанием для отмены условно-досрочного освобождения и исполнения оставшейся не отбытой части наказания (п. «а» ч.7 ст.79 УК РФ).

Корреспондирующие нормы, необходимые для применения положений материального права, содержащих указание на «злостность», закреплены в Уголовно-исполнительном кодексе РФ. При этом, законодатель дает легальное толкование «злостности» применительно к уклонению от отбывания обязательных работ (ст.30 УИК РФ), от уплаты штрафа (ст.32 УИК РФ), отбывания исправительных работ (ст.46), применительно к нарушению порядка и условий отбывания принудительных работ (ст.60.15 УИК РФ), злостному нарушению установленного порядка отбывания наказания осужденными к лишению свободы (ст. 116 УК РФ), к нарушению порядка и условий отбывания наказания в виде ограничения свободы и за уклонение от его отбывания (ст.58 УИК РФ). Например, злостно уклоняющимся от отбывания ограничения свободы признается:

а) осужденный, допустивший нарушение порядка и условий отбывания наказания в течение одного года после применения к нему взыскания в виде официального предостережения о недопустимости нарушения установленных судом ограничений;

б) осужденный, отказавшийся от использования в отношении его технических средств надзора и контроля;

в) скрывшийся с места жительства осужденный, место нахождения которого не установлено в течение более 30 дней;

г) осужденный, не прибывший в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства в соответствии с предписанием, указанным в части третьей статьи 47.1 настоящего Кодекса».

Анализ обстоятельств, с которыми законодатель связывает наличие «злостности» в вышеперечисленных случаях, позволяет сделать выводы:

В Особенной части УК термин «злостность» используется при описании признаков ряда составов преступления: это злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст.157 УК), злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст.177 УК), злостное уклонение от раскрытия или предоставления информации, определенной законодательством Российской Федерации о ценных бумагах (ст.185.1.УК), злостное уклонение лица, осужденного к ограничению свободы, от отбывания наказания (ч.1. ст.314 УК), неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст. 315 УК), злостное уклонение от исполнения обязанностей, определенных законодательством Российской Федерации о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента (ст.330.1 УК).

«Злостность» как оценочная категория должна выявляться правоприменителем в каждом конкретном случае с учетом всех иных обстоятельств и остальных признаков состава преступления. Очевидно, что исходя из потенциального многообразия ситуаций и особенностей составов преступлений обстоятельства, свидетельствующие о злостности различны и должны рассматриваться в их совокупности. Но, очевидно, что для единообразного применения закона у правоприменителя должны быть четкие критерии установления «злостности».

В этой связи примечательно, что лишь к одному из указанных выше преступлений, а именно, предусмотренному ст.157 УК РФ, было в свое время дано официальное толкование в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР (см. Постановление №46 от 19.03.1969г. «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст.122 УК РСФСР». Но оно утратило силу. В отношении прочих преступлений подобное толкование не осуществлялось. Еще одно разъяснение можно обнаружить в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 года N 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов», согласно которому не может рассматриваться как злостное уклонение неперечисление или неуплата алиментов в связи с несвоевременной выплатой заработной платы, задержкой или неправильным перечислением алиментных сумм банками и т.п.».

Пробел в легальном и официальном толкованиях восполняется на ведомственном уровне. Примером могут служить методические рекомендации Управления Федеральной службы судебных приставов России (см., Методические рекомендации по порядку исполнения требований исполнительных документов о взыскании алиментов (утв. ФССП России 19.06.2012 N 01-16), Раздел XI, Методические рекомендации по выявлению и расследованию преступлений, предусмотренных ст. 157 Уголовного кодекса Российской Федерации, утв.директором ФССП России от 20.06.2011 N 04-7) [3].

Указанные документы весьма подробно раскрывают признаки злостности. К ним, в частности, относятся такие действия должника, как умышленное неисполнение им предписанных решением суда обязательств по выплате алиментов в течение продолжительного времени после предупреждения судебным приставом-исполнителем об уголовной ответственности при наличии у должника реальной возможности выполнить это обязательство, сокрытие своих действительных доходов полностью либо в большей части или сокрытие имущества, на которые может быть обращено взыскание; изменение места жительства, без уведомления судебного пристава-исполнителя, внесение недостоверных сведений в анкетные данные; изменение места работы без уведомления судебного пристава исполнителя; нежелание трудоустроиться либо встать на учет в центр занятости; представление ложных сведений о своих доходах и имуществе.

В указанных рекомендациях предлагается «

закреплять

злостность повторным предупреждением об уголовной ответственности, а достаточность перечисленных признаков деяния, указывающих на злостный характер уклонения от уплаты алиментов, … определять во взаимодействии с дознавателем

с учетом сложившейся в регионе судебной практики

по уголовным делам о злостном уклонении от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей» (выделено мной – Д.К.).

Само по себе наличие подобных рекомендаций в принципе следует признать целесообразным. Однако они не должны противоречить интересам участников исполнительного производства по взысканию алиментов и тем более нарушать принцип разделения властей, закрепленный в Конституции РФ. Судебная практика (правоприменение) не должна подменять собой смысл и содержание заложенные законодателем при конструировании той или иной, даже оценочной, нормы.

Кроме того, понимание злостности - как характеристика поведения должника не может и не должно ставиться в зависимость от действия (бездействия) судебного пристава-исполнителя: в частности - от факта уведомления (не уведомления) им должника, который может умышленно уклоняться от получения такого предупреждения.

Понятие «злостность» использовалось законодателем и в ранее действовавших уголовных кодексах. Поэтому проблема его толкования достаточно отражена в отечественной науке уголовного права [4].

Варианты ее решения применительно к ст.157 УК РФ в специальной литературе последних десятилетий находятся в диапазоне необходимости легального закрепления этого понятия в УК РФ до максимально подробного его судебного толкования. Сторонники первого подхода, с учетом различных интерпретаций (закрепление «злостности» в примечании к ст.157 УК РФ [5], раскрытие критериев злостности в диспозиции нормы [6]), фактически предлагают уйти от оценочности данного признака, а сторонники второго предлагают его подробную судебную конкретизацию. При этом как в первом, так и втором случаях, злостность предлагается связывать с неисполнением обязанности после повторного (либо многократного) предупреждения о недопустимости такого неисполнения со стороны компетентных органов. Примечательно, что к числу сторонников первого подхода относятся и высшие должностные лица Федеральной службы судебных приставов России [7].

Между тем, по нашему мнению, возможен еще один вариант решения данного вопроса.

Известно, что в УК РСФСР 1960 года достаточно широко использовалось такое условие привлечения к уголовной ответственности как административная (общественная) преюдиция. Возможность привлечения к уголовной ответственности только при наличии предварительного привлечения лица к административной ответственности за тождественное деяние в пределах определенно периода, устанавливалось более чем в двадцати статьях Особенной части УК РСФСР 1960 года.

При разработке проекта ныне действующего УК возобладала позиция противников административной преюдиции. Однако она или ее аналоги в опосредованном виде все же используются в УК 1996 года (см., например, ст.180 УК РФ (неоднократность - как конструктивный признак состава преступления), а также в виде дисциплинарной преюдиции в воинских преступлениях (гл.33 УК РФ)).

В последнее время административная преюдиция как условие криминализации деяний стала довольно активно возвращаться в Особенную часть УК РФ. Вначале федеральным законом от 29.07.2009г. N 216-ФЗ состав преступления, предусмотренный ст.178 УК РФ (Недопущение, ограничение или устранение конкуренции) был дополнен признаком «деяние, совершенное неоднократно». Под ним согласно примечания №4 к данной статье признается «совершение лицом злоупотребления доминирующим положением более двух раз в течение трех лет, за которые указанное лицо было привлечено к административной ответственности».

Позже федеральным законом от 21.07.2011г. N 253-ФЗ в УК РФ была введена статья 151.1. «Розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции», которая предусматривает уголовную ответственность также за неоднократную продажу несовершеннолетним алкогольной продукции. Согласно примечанию к ней, «под розничной продажей несовершеннолетнему алкогольной продукции, совершенной лицом неоднократно, признается розничная продажа несовершеннолетнему алкогольной продукции, если это лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние в течение ста восьмидесяти дней».

Не углубляясь в дискуссию относительно плюсов и минусов административной преюдиции [8], отметим, что мы поддерживаем точку зрения авторов, которые считают, что данный институт может быть использован в УК РФ чаще без нарушения принципов права, в частности, принципа недопустимости ответственности дважды за одно правонарушение (В.П. Малков). Напротив, административная преюдиция является средством экономии уголовной репрессии в уголовном праве (достижение целей с наименьшими затратами, издержками, путем применения мер, обладающих меньшим объемом репрессии).

На наш взгляд правонарушение, совершенное правонарушителем повторно (как и преступление, совершенное повторным преступником), может отличаться от правонарушения (преступления, совершенного первичным преступником) как по объективным, так и по субъективным признакам. С объективной стороны это выражается не только в изменениях, относящихся только к сфере внешней физической природы, но и к сфере психологической, моральной. Преступление, совершенное повторным преступником… оказывает большее отрицательное воздействие на психику окружающих людей [9,42]. С субъективной стороны у повторных преступников имеет место большая степень вины. Наклонность к совершению преступления характеризуется у повторного преступника большей устойчивостью, что увеличивает общественную опасность виновного и требует применения к нему более строгих мер воздействия [10,48]. При этом, совершение административного правонарушения является одним из критериев степени общественной опасности личности преступника.

Слово «злостно» происходит от слова «злостный». Как прилагательное это - 1) преисполненный злости, злобы, 2) перен. грубо и часто нарушающий правила, нормы поведения или отношений [11].

«Злостность» как признак уклонения от совершения действий, которое лицо обязано совершить, является субъективно-объективной категорией и означает в упрощенном виде нежелание (субъективное) лица при наличии у него реальной возможности (объективной) произвести эти действия.

В конечном итоге злостность, хотя и выражающаяся в совершении определенных, в том числе повторных действиях, это характеристика лица (субъекта). Изменение общественной опасности личности в худшую сторону при упорном неплатеже или ненадлежащем платеже здесь очевидна (ибо повышается степень устойчивости антиобщественного личностного отношения). Поэтому она может и должна быть учтена при определении степени общественной опасности преступления. На данное обстоятельство справедливо указывал В.Д.Филимонов: «Лишь в тех случаях, когда совершены правонарушения, каждое из которых, взятое в отдельности, не является преступным, личность виновного может оказать решающее значение для признания повторного деяния преступлением. Именно поэтому признается преступлением повторная мелкая спекуляция, повторное мелкое хулиганство». [10,267].

Именно степень общественной опасности, а не ее наличие или отсутствие, является критерием, отграничивающим преступления от проступков. Очевидно, что административная преюдиция может быть предусмотрена далеко не во всех преступлениях. Во всяком случае она возможна там, где речь идет о периодических платежах, об упорном неисполнении или несоблюдении запрета совершать или обязанности совершить какие-либо действия.

И с этой позиции нет необходимости на практике в предупреждениях неплательщика, которые делают судебные приставы, и тем более в повторных, с которыми в рекомендациях УФССП и Генеральной прокуратуры РФ, предлагается связывать возможность привлечения к уголовной ответственности. Ведь уплата алиментов – это конституционная обязанность, не требующая судебного подтверждения. Факт вынесения решения о принудительном взыскании алиментов – это и предупреждение, и обстоятельство, констатирующее факт неисполнения обязательства по содержанию ребенка (алиментные обязательства).

Установление же факта неисполнения после вынесения решения суда образует юридический состав – необходимый и достаточный для привлечения к ответственности.

В итоге схематично изменение (повышение) степени общественной опасности правонарушений, образующих неуплату алиментов можно представить следующим образом: начиная с гражданско-правового деликта, далее – гражданско-правового деликта, установленного вступившим в законную силу решением суда, затем административного деликта и до уголовно-наказуемого уклонения от уплаты алиментов, и повышенной уголовной ответственности лиц, ранее осуждавшихся за данное деяние (специальный рецидив).

В указанной последовательности при неизменном характере общественной опасности обнаруживается повышение ее степени, которая в каждом из последующих правонарушений повышается как за счет изменения степени общественной опасности деяния, так и за счет общественной опасности личности лица, уклоняющегося от уплаты алиментов. При переходе от гражданско-правового деликта к административному, общественная опасность деяния возрастает за счет появления дополнительного объекта посягательства – интересов правосудия (неисполнение решения суда).

Выше нами не ставилась задача проанализировать иные, кроме злостности, признаки состава преступления предусмотренного ст.157 УК РФ. Их содержание может быть предметом самостоятельного исследования. С учетом сказанного диспозиция нормы ч.1 ст.157 УК РФ может быть сформулирована следующим образом: «Уклонение родителя от уплаты алиментов…. , если лицо ранее было привлечено к административной ответственности за уклонение от уплаты алиментов в течение 180 дней».

При «переходе» к административной преюдиции для привлечения лица к уголовной ответственности за уклонение от уплаты алиментов следует провести ревизию юридических фактов – действий либо бездействий, которые будут при однократном (либо при многократном) совершении необходимыми и достаточными для привлечения к административной ответственности за уклонение от уплаты алиментов. Это потребует внесения дополнений в Кодекс об административных правонарушениях РФ в части установления административной ответственности за уклонение от уплаты алиментов.

Закреплять