Предприниматели-гербалайфщики - Владимир Мэгре Звенящие кедры России. Инопланетянка или Человек?

Предприниматели-гербалайфщики


Лишь по прибытии в Московский аэропорт “Внуково” я осознал, что в моём бумажнике всего пять миллионов рублей и нет конкретного плана действий. Работники моей фирмы и семья вряд ли справятся с образовавшимися долгами, и им придётся распродавать имущество, а значит, никакой помощи из дома ждать мне не следует. Конечно, выправить положение мог бы я сам, оставшись в Новосибирске. Но для этого необходимо было сосредоточиться на повседневных делах фирмы, что оказалось невозможным после событий в тайге и данного то ли Анастасии, то ли самому себе ­слова.
Трудно сейчас определить — воздействие Анастасии или собственная осознанность и желания руководствовали моими действиями.
Я осознавал, что разорён. По многочисленным примерам своих коллег мне было известно, в такой ситуации нечего надеяться ни на родственников, ни на друзей, ни на бывших работников. От тебя все будут шарахаться как от чумы. Можно побеждать в течение десяти лет и лишь один раз, совершив ошибку, получить презрение и забвение своего окружения. Так было со многими известными предпринимателями. В данной ситуации необходимо надеяться исключительно лишь на себя и уметь в, казалось бы, безвыходной ситуации, найти выход.
Бросив в гостинице сумку со свитером, несколькими рубашками и ещё кое-какими мелкими вещами, я отправился бродить по Москве. Пытался осознать значимость сказанного Анастасией относительно предпринимателей России.
Первое, что бросилось мне в глаза в Москве в этот раз — активность гербалайфщиков.
Аккуратно одетые люди на станциях метро в центре столицы усиленно предлагают работу. Как они говорят, в одну иностранную фирму. Прохожих завлекают обещаниями больших заработков, возможностью продвижения по службе. О том, что речь идёт о гербалайфе, они не говорят. Вероятно, потому, что в газете: “Из рук в руки”, в рубрике “Ищу работу”, почти каждое объявление заканчивается словами: “Гербалайф не предлагать”.
Но они, с табличками “Работа для вас”, с помощью раздачи небольших листовок от какой-то иностранной фирмы упорно приглашают на собеседование. Впоследствии я выяснил, что пришедшие на собеседование подвергаются серьёзнейшей психологи­чес­кой обработке. Акценты делаются на два важ­нейших для среднего россиянина фактора. Во-первых ораторы со сцены объясняют и доказывают на ­собственном примере и примере родственников, что они якобы получили с помощью заморского гербалайфа чудодейственное исцеление. Тем самым, внушая будущим распространителям, что они тоже будут заниматься благородным делом — лечить людей. Система столь чудодейственна, утверждают они, что не надо быть медработником, просто 2 и 3 занятия, будь ты даже ­маляром-штукатуром, и, пожалуйста, консультируй больных потребителей.
Второй акцент заключается в рас­сказах с примерами, как можно раз­богатеть, занимаясь распространением гербалайфа. Для этого нужно купить сначала за свои деньги хотя бы один комплект, найти человека и в устной доверительной форме доказать ему необыкновенную благодать, если он будет принимать гербалайф. И продать ему комплект подороже. Так же нужно привлекать параллельно новых рас­пространителей. От каждого прив­ле­чённого будешь иметь свой процент. И чем больше людей привлечёшь, тем выше будет твой уровень в иерархии, тем больше денег будет на тебя сы­паться. Уже можно самому рас­прос­транением не заниматься.
Мне как предпринимателю сразу стало ясно: деньги действительно сы­плются золотым дождём, но только на того, кто сидит на самом верху этой пира­ми­дальной системы, и на его бли­жай­ших сподвижников. Вся длинная цепочка распространителей, раз­делён­ных на так называемые уровни, живёт за счёт того, что каждый уровень делает свою накрутку на цену, а за всё платит самый последний — поверивший в чудодей­с­т­вен­­ность данного продукта потребитель.
В отдельных случаях цена повы­шается в две­над­цать раз!!! Система же распрос­транения с помощью огром­ного количества агентов, в устной и доверительной форме убеждающих россиян в чудодей­ственности гер­балайфа на примере собственного исцеления, действует безотказно. С её помощью можно продавать золу из печки, а заявившему, что она не помо­гает, сообщить о некоем нарушении системы приёма и несоблюдении специального режима.
Эта система наиболее эффективно срабатывает именно в нашей стране, так как именно мы привыкли наиболее достоверную информацию получать друг от друга, а не по официальным каналам.
Абсолютно бессмысленно касаться пользы или вреда, приносимого людям гербалайфом. Это длинный разговор. Скажу лишь одно с полной уверенностью — весь пыл рассказчиков-распространителей об их собственном исцелении пропадёт, как только уйдёт возможность получения ими от вас денег. Тогда вы услышите от них же множество примеров прямо противоположных: “Какая это зараза!”. Система распространения разработана на Западе. Руководят ею с Запада, вовлекая безработных россиян, но это не наши предприниматели. А вот ещё одна премудрость западных бизнесменов.

Бесплатный отдых на Гавайях


Если вас остановят в людных местах Москвы элегантные молодые люди, иногда с акцентом, и очень вежливо предложат посетить презентацию одной иностранной фирмы, где для вас заказан будет столик и где будет разыгрываться бесплатная лотерея, по которой вам предоставляется возможность выиграть золотые часы или даже бесплатную путёвку на Гавайи, можете быть уверены: бесплатная путёвка вам обеспечена. Но все же не стоит забывать поговорку: “Бесплатный сыр бывает только в мышеловке”.
Не трудно разобраться, как срабатывает мышеловка в данном случае.
Итак, вы “бесплатно” получаете возможность проживания в великолепных апартаментах. По приезду убедитесь, что они соответствуют фотографиям на буклетах. Билет на самолёт, питание и прочее обслуживание за ваш счёт.
Прожив всего несколько дней, поймёте, что день “бесплатного” проживания обходится вам значительно дороже, чем если бы вы приобрели путёвку за полную её стоимость на другой равноценный курорт. Всё очень просто: ваше бесплатное проживание компенсируется множеством наценок на комплекс услуг и питание. К тому же в эти наценки входит и оплата стоящих на улице агентов, и так называемая бесплатная презентация, и буклетики, вам вручённые, и прибыль компании.
Конечно, для тех, у кого денег достаточно, это ничего не значит. Разве только неприятное ощущение одураченности может возникнуть. Ужасно другое, когда наш средний россиянин с небольшим достатком, собрав всё накопленное к отпуску за год, клюет на этот блеф и, вместо того ­чтобы поехать к своей матери или на один из курортов России, отдает заморским “умникам” накопленное и проводит в качестве дурака две недели в апартаментах для дураков. Откуда же у вас такое неуважение к нам, господа заморские? Я смотрел на коммерческие киоски, заполненные импортными товарами, где даже вода продаётся привозная. Вспоминал, что и на моих теплоходах было то же самое, но почему-то не задумывался, что за этим стоит. Я слушал по радио о сомнительном качестве заполонивших всю страну куриных окорочков, о бутылках с водой, где за красивыми этикетками целебности и минеральности, для наших магазинов готовят обыкновенную воду из-под крана с сомнительными добавками. Смотрел на огромное количество вывесок, предлагающих подкрепиться хот-догом, будто бы вся Москва и Россия сделала эти резиновые сосиски своим национальным блюдом, и думал: почему раньше не бросалось всё это мне в глаза?
Я вспоминал, с каким уважением и подобострастием встречали мы в начале перестройки иностранных предпри­нимателей. Как устраивал я для них на своём теплоходе бизнес-туры по Оби, как сибирские предприниматели старались помочь обеспечить для них сервис. Конечно, среди них разные были люди, но в итоге что же получилось? Так где же вы, предприниматели России? Те, кто должен сделать нашу страну процветающей!?

Начало перестройки


В самом начале перестройки, когда вышел первый закон “О кооперативах в СССР”, для многих людей он послужил как бы призывом к действию. И много людей, молодых и не очень, но обязательно энергичных и желающих действительно что-то сделать для себя и страны, словно кинулись в бой. И сразу оказались в окружении недоброжелатель­ной толпы. “Ату их,— кричали. — Буржуи, наглецы! За что боролись?” И несмотря на то что труд большинства первых предпринимателей требовал круглосуточ­ной работы, колоссального количества энергии, смекалки и находчивости, как бы ты ни работал, что бы ты ни ­делал, “спасибо” ни от кого не услышишь. Требовалась хотя бы минимальная поддержка, а она могла быть только при общении и взаимодействии друг с другом. Тогда и возникла, словно из воздуха, идея создания Союза кооператоров СССР. Организацией этого союза первых предпринимателей и занимались в числе инициативной группы мы с Артёмом Тарасовым (известным в России предпринимателем).
Большинство из нас тогда были коммунистами. На первом съезде предприниматели выбрали меня секретарём партгруппы съезда. Я пытался тогда объяснить курирующему нас инструктору ЦК КПСС Колосовскому, что предпринимателям при подобной травле невероятно трудно. Требуется прежде всего моральная поддержка. Но вскоре понял, что мы ещё долго будем один на один с недоброжелательством и травлей со стороны как части простых людей, так и больших и малых чиновников. Высшее руководство ЦК не будет выступать за нас ­открыто, боясь потерять популярность, да и сил у него не было таких, как раньше. Началась, по-видимому, внутренняя борьба.
А на предпринимателя всё больше и больше стал давить ещё и налоговый прессинг. Сегодня ни одно (ну, может быть, за редким исключением) предприятие не сможет продержаться на плаву, если будет исправно платить все налоги. Понимая это, многие с помощью всевозможных ухищрений выскальзывали из-под налогового прессинга. Но тут же попадали в ещё более страшную ситуацию — становились вне закона. Многочисленные попытки объяснить на разных уровнях абсурдность существующего налого­обложе­ния успехом не увенчались. И не могли увенчаться, так как те, кто вводил эти налоги (пусть это будет лишь моим предположением), лучше других понимали невозможность их выплат, но это, именно это, и нужно было им. Для чего? Для власти! Для рэкета!
Любого, кто посмеет высунуться, можно в одно мгновение стереть в ­порошок, с помощью налоговой инспекции или полиции поставить вне закона.
Мне стало обидно за первых предпринимателей перестройки и за сегодняшних бизнесменов России. Решил что-либо сделать для них, на что хватит сил. Я пришёл в Лигу кооператоров и предпринимателей России, которую возглавлял выбранный нами ещё в начале перестройки академик ВАСХНИЛ В. А. Тихонов. Сохранилось помещение, где базировался президиум Лиги, но многие кабинеты пустовали. Владимир Александрович умер полтора года назад. Там же мне рассказали, что полгода назад был отравлен председатель “круглого стола” бизнеса России Иван Кивилиди, отравлена и его секретарша. Артём Тарасов из Лиги ушёл. Членство в Лиге резко уменьшилось.
Меня знал один из трёх оставшихся работников аппарата Лиги, потому и был предоставлен по моей просьбе один из свободных кабинетов, два телефона, компьютер и факс. Никаких средств в Лиге на оргработу не было, и действовать необходимо было самостоятельно. В этом кабинете я и ночевал, чтобы сэкономить время и деньги на гостиницу. Приход уборщицы поднимал меня в шесть часов утра. Отсутствие телевизора позволяло работать до двенадцати ночи. Резкий переход в условиях быта от комфортабельной каюты ( в которую по звонку могли принести всё что угодно из еды и спиртного) к неприспособленному для проживания кабинету абсолютно никак не смущал и даже создавал большие возможности для работы.
Я продумывал и писал положения о сообществе пред­при­ни­мателей, составлял письма-обращения и отправлял факсы по утрам, когда связь на предприятиях не загружена. Разными путями, используя объявления в газетах и случайные встречи, собрал секретариат из москвичей разных профессий, осознавших значимость предстоящего сообщества предпринима­телей России. В секретариат вошли и три московских студента. Сначала пришёл Антон Николайкин, чтобы отремонтировать сломавшийся компьютер. Он же потом, узнав о работе по организации сообщества, привёл своих друзей — Артёма Семёнова и Алексея Новичкова. Они начали работать над электронной версией “Золотого каталога России” и смогли сделать программу на высоко­про­фессио­нальном уровне.

Сообщество предпринимателей России


Идея сообщества за­ключалась в том, что в него должны были войти предприниматели фирм, проработавшие на российском рынке не менее года, искренне стремящиеся к честному партнёрству, как по отноше­нию друг с другом, так и с теми, для кого они работают, а также со своим кол­лективом. Представители разных об­щественных формирований пыта­лись убедить меня, что на сегод­­няш­ний день предприниматели стали ­пас­сивны ко всякого рода объеди­нени­ям, что эйфо­рия веры прошла и что в разного рода объединениях, куда любой запросто может вступить, ­за­п­латив небольшие взносы, всё же членство ката­строфически уменьша­ется. Тем самым доказывали, что орга­низовать со­общество, при вступлении в которое повышаются требования как к личности предпринимателя, так и к самому пред­приятию, идея вообще абсурдная.
Узнав о моём приезде в Москву и о затеянном, пришёл на один из “круглых столов” мой старый знакомый — Артём Тарасов. Он подключился к работе над документами, сам написал обращения к предпринимателям России. Выложил несколько тысяч долларов, чтобы дос­тойно оформить документы и раздать их на собираемом ассоциацией съезде малых предприятий.
Но организаторы съезда решили не допустить раздачу таких материалов о сообществе, боясь, вероятно, конку­ренции с нашей стороны. Тогда секре­тариат и студенты рассредо­то­чились у входа в гостиницу Россия, стараясь вручить делегатам папки с докумен­тами. Они упорно стояли на холоде, отгоняемые милицией, решив­шей, что идёт какая-то торговля. Артём Тарасов всё же пронёс в Кремлёвский Дворец папку с документами, но, к сожалению, лишь небольшую часть.
Операция, на которую возлагались надежды, сорвалась. Организация сооб­­щества становилась невозможной. Дело в том, что для доведения инфор­мации до предпринимателей рос­сий­ских реги­онов об организации сооб­щества, его прин­ципах и структуре, требовалась сумма на типографские и почтовые расходы порядка пол­мил­лиарда, так как положительная реак­ция на предло­же­ние была у десяти процентов от полу­чивших материалы. Такой суммы не было. Из поступивших взносов руко­водство Лиги забрало часть суммы себе на аренду поме­ще­ний, так как другого источника дохо­дов у них не было. Видя, что проис­ходит какая-то заминка, Лига вообще прекратила выдачу денег на орг­расходы, несмотря на то что пере­числяемые пред­при­ни­мателями суммы предназначались именно для финан­сирования орграс­ходов.
Поступающие от предпринимателей средства руководство Лиги вынуждено использовать на хознужды. Стала за­держи­ваться зарплата секретариата сооб­щества. Мне пришлось уйти из Лиги, оставив там второй компьютер, при­обретённый на средства предпри­ни­мателей, вступивших в сообщество. “Как же так? — недоумевали сту­ден­ты, фактически за свой счёт подгото­вившие ряд компьютерных программ. — Мы делаем работу, которую и должна вы­полнять согласно своему уставу, эта общественная организация, а нас рас­ценивают как арендаторов, и плевать им на предпринимателей”. У аппарата Лиги были свои аргументы: “За аренду помещения нужно пла­тить”.
Я попытался с остатками секре­та­риата продолжить работу от проф­со­юзов предпринимателей, но ситуация повторилась.
И тогда я, позна­комившись с рядом общественных объединений, вдруг увидел, что все они имеют названия, но не имеют членства, похожи на “диванные партии” и заняты лишь нуж­дами самого аппарата. Это не относится к ассоциации фермерских и крес­тьян­­ских хозяйств, возглавляемой В. Баш­мач­никовым. Может быть, ещё к кому-то, но в основном это так.
В России нет на сегодняшний день общественной организации, объединя­­ющей серьёзное количество предпри­нимателей, а существующие похожи на “диванные партии”. Причины? Среди прочих считаю и обез­личенность взносов.
Почему-то каждый раз создаётся какой-то руководящий орган, который впоследствии начинает выступать от имени предпринимателей, при этом не советуясь с большинством.
Я ушёл из профсоюзов, остался без средств связи и каких-либо средств к существованию. К этому времени Артём Тарасов уехал в Лондон. Он пытался баллотироваться в президенты России. Ещё при сборе подписей затратил нес­колько миллиардов рублей, но, когда Центризбирком забраковал большую часть подписей, Артём вынужден был заняться поправкой собственных дел.
Москвичи, работавшие в секретариате и не получающие никакой заработной платы, вынуждены были покинуть его.
Я остался один. Вернее будет сказать, подумал, что остался один. Но начатое дело не собирались оставлять три москвича студента: Антон, Артём и Лёша. Антон из своих средств, собираемых к отдыху на каникулы, оплатил месячную квартплату снятой для меня квартиры. Они ждали и хотели, чтобы я искал и нашёл выход из создавшегося положения и продолжил работу над созданием сообщества. Их захватила сама идея. Они верили в неё. Но я видел лишь тупик. В такое время и подоспела весть из Новосибирска.

glava-iv-obiknovennij-chemodanishko-ilya-ilf-evgenij-petrov-zolotoj-telenok-illyustracii-kukriniksi.html
glava-iv-oborudovanie-strel-kovo-sportivnih-tirov-i-strelbish-kniga-rasschitana-na-voenrukov-instruktorov-trenerov.html
glava-iv-obraz-indii-v-russkoj-literature-mezhdu-realnostyu-i-mechtoj.html
glava-iv-obraz-zhizni-podrostka-6-chasov-rabochaya-programma-po-predmetu-obshestvoznanie-dlya-6-11-klassov-rassmotreno.html
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат