Раковая клетка - Марина Черемных дверь, распахнутая в деревья. От

Раковая клетка.


Как только за мной закрылась дверь, и я оказалась внутри онкологического центра, внутри всё сжалось и появилось неприятное ощущение, от которого невозможно было избавиться. Я решила быстренько взять интервью, задать интересующие меня вопросы у главврача и убежать из этого заведения подальше. Центр этот открылся в нашем городе недавно. Был сделан хороший ремонт, приобретены новейшие технологии, приглашены хорошие специалисты. Я огляделась вокруг. Ремонт был действительно неплохой. Я сразу же сделала вывод, что лечение в этом центре не из дешевых.
За стойкой регистратуры сидела симпатичная девушка моих лет. «Чем вам помочь?», - спросила она, как только я приблизилась к месту её работы. «Меня зовут Ксения Бойченко, я журналист, подскажите, как мне пройти к вашему главврачу, я с ним договаривалась по телефону на два часа», - высказалась я. «Да, да! Я в курсе. Поднимайтесь на второй этаж, кабинет №21. Валерий Александрович вас ожидает», - и с этими словами девушка обворожительно мне улыбнулась. Я её поблагодарила и отправилась искать двадцать первый кабинет.
За большим столом сидел мужчина лет тридцати пяти, спортивного телосложения. Он пригласил меня присесть на стул и предложил кофе или чай. Я вежливо отказалась, ссылаясь на то, что очень спешу, и предложила сразу перейти к делу. Я достала свой блокнот с подготовленными вопросами и диктофон. «Ну, что я готова! Приступим?», - спросила я у него. «Да», - ответил он мне, поёрзавшись в кресле.
- Так что же такое «рак»?
- Рак - это злокачественная опухоль, которая развивается из эпителиальных клеток, то есть клеток, покрывающих почти все наши органы и ткани.
- А откуда такое название?
- Название заболевания связано с образом рака или краба, так как опухоль часто дает выросты в окружающие ее такни наподобие клешней.
- Каковы основные причины болезни?
- Физические факторы: ионизирующая радиация и ультрафиолет. Химические факторы: различного рода канцерогены. Биологические факторы: некоторые вирусы. Существуют и внутренние причины, чаще всего речь идёт о наследственности.
- А курение действительно один из основных источников возникновения этого заболевания? Или это миф?
- Табакокурение – это универсальный источник сразу двух типов факторов: физических и химических. Дело в том, что курение формирует радиоактивное облучение организма. Подсчитано, что человек, курящий одну пачку сигарет в день, помимо огромного количества химических канцерогенов, фактически формирует двойную дозу облучения ежедневно.
- Интересно. Я о таком не слышала! Наверное, рак лёгкого один из самых распространенных?
- Сегодня самым распространенным действительно является рак легкого, а также рак молочной железы и рак желудка.
- Расскажите поподробнее о раке молочной железы.
- Рак груди – самое распространенное злокачественное заболевание у женщин, оно составляет примерно каждый четвертый случай. Уровень эстрогенов у женщин постепенно растет и после 30 лет его стимулирующее влияние на молочную железу при наличии генетических поломок и других способствующих факторов может стать определяющим в развитии рака груди.
- А как можно заподозрить рак молочной железы?
- Если в процессе самообследования обнаружены уплотнения железы, то необходимо обратиться к врачу. Но следует помнить, что часть патологии с трудом выявляется методом самообследования и даже методом физикального обследования специалиста. Поэтому при диагностике обычно прибегают к рентгеновскому обследованию железы, а при необходимости к биопсии и другим методам. В нашем центре используется самое современное направление в лечении таргет-терапию, которое учитывает цитогенетический статус пациента, а также применение высокотехнологичных вариантов всех видов терапии. А еще в нашем центре…
Я не дала ему договорить, во-первых, потому что у меня начали скручиваться уши в трубочку от всех этих терминов, а во-вторых, у меня не стояла задача прорекламировать их центр.
- Это всё очень интересно, Валерий Александрович, но я думаю достаточно теории. Я могла бы пообщаться с кем-нибудь из ваших больных?
- Дело в том, что обычно раковые больные не очень любят рассказывать о своей болезни. Хотя… Лежит у нас тут женщина, ей по-моему лет 65, если я не ошибаюсь. Так вот она как-то позитивно относится к происходящему, улыбается всё время, шутит. Её муж всё время навещает. Казалось бы, это он должен её поддерживать, а на деле всё наоборот: именно она помогает ему, как-то настроится на лучшее и не отчаиваться. Я сейчас позвоню Зиночке. Она сходит к ней в палату и узнает, не против ли она с вами пообщаться.
- Супер! А как её зовут?
- Валентина Ивановна, по-моему.
Спустя несколько минут в кабинет зашла Зиночка, по всему её виду я поняла, что она является не только работником этого заведения, но еще и любовницей главврача по совместительству. «Валерий Александрович, у пациентки сейчас процедуры, она освободится где-то минут через сорок», - сообщила она информацию заискивающим голосом. «Вы можете подождать?», - спросил у меня главврач. Я если честно ждать не хотела, оставаться в этом здании у меня не было ни малейшего желания, но с другой стороны я понимала, что статья моя будет скучнейшая из скучнейших. «Конечно, я подожду!», - выдавила я из себя фальшивое согласие. Зиночка вызвалась провести меня к палате, где лежала эта Валентина Ивановна и я была этому откровенно рада, потому что блуждать по коридорам больницы я никогда не любила.
Мы поднялись на этаж выше, и Зиночка провела меня к нужной палате. «Подождите здесь, пока закончатся процедуры», - произнесла она, указывая мне на скамеечку напротив двери, и с этим удалилась. На скамейке одиноко и печально сидел пожилой мужчина, что-то нервно перебирая пальцами рук. Я садиться не стала. «А вы по каком поводу к моей жене, если не секрет?», - спросил он меня. «Я журналист, хочу взять у неё интервью, если она не будет против», - ответила я ему дружелюбно. «А! Я думаю, что Валя против не будет, её это только развлечет!», - произнёс он как-то отрешенно.
- Извините, а как вас зовут, - поинтересовалась я.
- Михаил Борисович…
- А меня Ксения. Очень приятно!
- Мне тоже.
- Что говорят врачи о вашей жене? Прогнозы оптимистичные?
- Да что уж тут оптимистичного? Рак груди… Сначала делали химиотерапию, потом удалили одну грудь, теперь хотят отрезать вторую. Валечка всё смеётся, говорит: «Всё будет хорошо, теперь я буду симметричная!» Я ей не говорю, но врачи предупредили меня, что процесс необратим, жить ей осталось недолго. Вы знаете, Ксения, я не представляю, что со мной будет, когда её не станет.
- Вы её очень любите?
- Да! Больше жизни. Хоть она и запретила мне строго настрого так говорить…
- Почему?
- Да так… Ошибки молодости. Мы прожили вместе почти пятьдесят лет. Я просто не представляю своей жизни без неё.
- Ну, может быть всё еще будет хорошо…
Мой новый знакомый громко и с грустью вздохнул, давая мне понять, что навряд ли всё будет хорошо. И с этим вздохом он глубоко ушел в себя, наверняка куда-то в прошлое, погрузившись в воспоминания о своей молодости. Я решила не тревожить его своими расспросами и просто молча стояла, тихо завидуя этой Валентине Ивановне. Вот же парадокс, у женщины рак, она практически одной ногой на том свете, а я ей завидую… Смешно и грустно одновременно. А меня ни один мужчина так не любил, вот так - всю жизнь. Я конечно еще не прожила всю жизнь, но… Вот есть Я… Мне за тридцать, у меня нет мужа, более того, у меня нет мужчины, с которым бы я могла разделить свои радости и горести. При этом, я же симпатичная, в прекрасной физической форме, слежу за собой, умная, успешная… Почему меня не любят так, как я этого заслуживаю? Я знаю, точно знаю, что нравлюсь мужчинам, но при этом никто из них никогда не хотел иметь со мной что-то серьёзное и надолго. Получается, что я женщина на время. Погуляли со мной, повеселились, похвастались перед друзьями и больше я ни для чего не нужна. Мне однажды сказал один человек: «Ксения, ты очень сильная женщина, тебе не нужен мужчина, потому что рядом с тобой ему не о ком будет заботиться». И что мне делать: стать слабой и беззащитной? Хотя, дело, наверное, даже не в этом, а в моей работе. Меня практически никогда не бывает дома, я всё время занята, вся в делах, в поездках, в своих мыслях, меня никогда нет на месте – зачем кому-то нужна такая жена, которой никогда нет рядом? Правильно! Не зачем!
Из палаты вышла девушка. «Вы журналистка?», - обратилась она ко мне. Я утвердительно кивнула. «Можете заходить, Валентина Ивановна не против пообщаться с вами», - пригласила она меня в открытую дверь. Я не мешкая, зашла. Меня сразу поразили её глаза. Они были очень большими и при этом имели такой синий цвет, что казались бездонными. Валентина Ивановна мне мило улыбнулась и пригласила присесть. Я закрыла за собой дверь и послушно последовала её приглашению. Глядя на неё, мне действительно казалось, что максимум, чем она болеет, так это гриппом, настолько она была позитивно настроена.
- Там ваш муж пришёл, вы уж извините, что я вторглась так нежданно-негаданно, вам бы, наверняка, хотелось больше пообщаться с ним, чем со мной, - произнесла я виновато.
- На самом деле, Ксения, ведь вас так зовут, я очень рада, что вы пришли. А то здесь так скучно: белые халаты, процедуры, лекарства, Миша каждый день приходит и приносит с собой жалось в глазах – это ужасно. А вы незнакомый для меня человек, поэтому и сострадать мне не будете, и я вам за это буду очень благодарна.
- Неужели вам неприятно, что ваш муж переживает?
- Понимаете, Ксюша, можно я вас так буду называть, мне просто кажется, что мой муж больше переживает не за меня, а за себя. Он не представляет, как будет жить, если я умру.
- Вы знаете, Валентина Ивановна, а ведь он мне так и сказал, - и я заулыбалась.
- Вот видите. По-моему, это ужасно эгоистично, как вы думаете?
- Ну, я не знаю…
- Вот и я не знаю, чего он расстраивается. Мы прожили с ним прекрасную жизнь. Ни для кого не секрет, что в конце жизни люди умирают. Это же не от кого не скрывают. Так чего плакать? Радоваться надо, что там, в прошлом было много хорошего, что есть что вспомнить, что жизнь удалась. И я ему это объясняю, а он меня не понимает.
- Он просто вас очень любит…
- Это он вам сказал?
- Ну, да!
- Ну, Миша, а ведь обещал этого не делать, - и при этом она довольно заулыбалась.
- А почему ему нельзя говорить о любви. Я уже ничего не понимаю, может быть, вы мне объясните?
- О! это давняя и очень долгая история. Если вы, Ксюшенька, никуда не спешите, то я вам, конечно же, её расскажу.
А я уже никуда и не спешила. Мне так понравилась эта старушка, что уходить от неё совершенно не хотелось. Она создавала вокруг себя такой ореол тайны. Мне казалось, что я очутилась в какой-то сказке, где есть такие специальные бабульки, которые ведут повествование, и эта Валентина Ивановна, мне напоминала одну из них. Я устроилась поудобнее, чтобы слушать её рассказ.
«Я даже не знаю с чего начать», - произнесла Валентина Ивановна и замолчала на несколько минут, собираясь с мыслями. «Я тогда была совсем молоденькая, только закончила школу и поехала поступать в театральный, очень хотела стать знаменитой актрисой. И с треском провалилась, вернулась домой и пошла работать нянечкой в детский садик. Но мечту свою о театре не оставила, решила подготовиться получше и попытаться на следующий год снова. У меня тогда были две лучшие подружки Светка и Зойка, дружили мы с ними с самой школы. Светка как-то мне позвонила и говорит: «Валя, пойдём на танцы с нами, что ты всё время дома сидишь, книжки читаешь, так всю жизнь пропустишь» . Ну я и пошла.
Танцы раньше были не чета нынешним дискотекам. Всё совсем по-другому. Ходили туда не так чтобы потанцевать, а скорее, чтобы познакомиться. В тот день на танцах военных было очень много и среди них мой будущий муж – Михаил. Он в молодости был очень красивый, видный такой парень: высокий, выправка военная и лицо такое очень благородное, офицерское, как будто из прошлого века. Он меня пару раз танцевать пригласил, а я не отказалась. Мы особо не о чем не разговаривали, только именами обменялись и всё. А потом он предложил меня провести до дома. Я ему говорю: «Я с подружками пришла, не удобно как-то их бросать». А он мне отвечает: «Ничего страшного, я вас всех провожу». На том и порешили. Провели мы сначала Светку, потом Зойку, а меня он напоследок оставил. Довёл до подъезда и целоваться полез, а я ему, как отвешу пощечину, да так сильно, что сама перепугалась и убежала домой.
А на следующий день он меня под домом караулил. Возвращаюсь я с работы, смотрю, стоит, ну думаю, сейчас разбираться со мной будет! А он из-за спины руку вынул, а в ней букет из ромашек. А мне, Ксюша, до той поры цветов никто не дарил, а еще, как он так угадал, что ромашки - это мои любимые цветы, уж не знаю. В общем, очаровал он меня. Ну а что потом? Потом он еще некоторое время ухаживал за мной, а потом ему перераспределение пришло в другой город по военной службе. Тут он мне предложение и сделал. Так и сказал: «Люблю я тебя Валентина, больше жизни. Будь моей женой» Я и согласилась. Рассказала я ему тогда о мечте своей – стать актрисой, а он мне говорит: «Знаешь, Валечка, есть жизнь, о которой интересно читать, а есть такая, которую хочется прожить самому. Быть актрисой – это значит прожить чужую жизнь». И меня я помню тогда, так поразили его слова. Так мне захотелось прожить с ним такую жизнь, о которой он говорил. И я решила: раз уж я собралась замуж за военного, какая уж тут актерская карьера, это же фактически цыганская жизнь, из одного гарнизона в другой. Буду женой своего мужа, а женщине работа всегда найдется.
Сыграли мы свадьбу и уехала я из родного города за мужем. Мне тогда всё было интересно: новые города, новые люди… Жили мы с Мишей хорошо, не ссорились особо, уважали друг друга и очень сильно любили. Бывало, вечером обнимет он меня так крепко-крепко и скажет: «Валюшка, моя любимая, какая ты у меня хорошая». Мне, казалось, что я самая счастливая. Так и жили… потом я пошла учиться на бухгалтера. На курсах этих я познакомилась с Женькой, и мы с ней очень сдружились. Миша был почти всё время на службе, а я одна дома куковала, а когда с Женей познакомилась, то жизнь моя как-то веселее потекла. Мы с ней вместе по магазинам ходили или просто друг к другу в гости.
А однажды я вернулась с курсов раньше, что-то плохо себя почувствовала и застала моего мужа и подругу в постели. Женька виновато на меня посмотрела, оделась и ушла тихонечко, а Миша стоял молча и не знал, что сказать. И я тоже не знала, что сказать. В голове всё перевернулось, а в груди пульсировал вопрос: «Как дальше жить?» Потом я почти ничего не помню. Я упала в обморок, не знаю, сколько я там находилась, но очнулась я от того, что чьи-то руки брали мое тело и куда-то волокли. Я открыла глаза и услышала чужой голос: «Пришла в себя!». Осмотрев себя глазами, я обнаружила, что нижняя часть моего платья в крови. «Что со мной?» - спросила я. «У вас выкидыш», - ответил мне человек в белом халате, и я снова отключилась.
Во второй раз я очнулась уже в больнице. Никогда не забуду этот специфический запах гинекологического отделения. Всё моё тело бил озноб, ужасно хотелось пить и есть тоже. Я попыталась встать, но тело меня не слушалось. «Лежи, лежи, тебе сейчас не надо вставать», - сказала мне женщина, которая сидела на кровати у окна: «Я тебя сейчас прикрою, а то губы вон, какие синие». Она подошла ко мне и укрыла одеялом. Сразу стало тепло и жалко себя, и я разревелась. «Чаю будешь?», - поинтересовался всё тот же голос. Я утвердительно кивнула. Кроме нас двоих в палате было еще три женщины, но они на меня не обращали никакого внимания, каждая занималась своим делом. «Меня Шурой зовут», - представилась она мне и протянула горячую кружку. «А меня Валей. Спасибо вам большое!», - поблагодарила я её. «Ой, Шура у нас просто мать-Тереза», - выкрикнула одна из женщин и рассмеялась.
- Ну, рассказывай, Валя, что у тебя случилось? – спросила у меня Шура, усевшись на край моей кровати.
- Мне муж изменил.
- Сюда, потому, что мужья изменяют, не попадают, - и она расхохоталась.
- Я сама точно не знаю. Думаю, что я была беременна, и у меня случился выкидыш.
- На раннем сроке… ну, это не страшно, хуже, когда ребёночек уже шевелиться начал. На вот сушку погрызи, - и она протянула мне пару сушек.
- Спасибо!
- А муж то твой где? Сбежал?
- Не знаю, на работе, наверное, - и я опять разревелась.
- Ладно, допивай чай, и поспи. Тебе силы восстанавливать надо.
Вот так вот в жизни бывает, Ксюшенька, живешь-живешь, и тут на тебе. Когда я проснулась, то на том же месте, где недавно сидела Шура, сидел Миша и гладил мою руку. Я автоматически отдернула её и посмотрела ему в глаза. Он не выдержал моего взгляда и посмотрел в пол. «Прости меня, Валюша, прости меня дурака. Я не знаю, что на меня нашло. Бесы попутали!», - взмолил он, снова схватив меня за запястье. Я опять забрала у него свою руку и продолжала молчать. Слёз почему-то не было. Я просто лежала и думала: «Вот так вот, уехала ради него, куда глаза глядят, бросила всё, что любила, отказалась от своей мечты, и всё ради него! И что? Вот тебе благодарность! И чего ему не хватило? Чем я то ему не мила оказалась?». А потом выдавила из себя насколько могла спокойно: «Домой выпишут, там и поговорим». Он улыбнулся, наверное, тому, что я всё-таки домой возвращаться собиралась. «Валюша, я тебе еду принёс и всё что нужно. Если ты чего-то особо хочешь, ты мне только скажи, я для тебя всё достану», - засуетился он. «Нет, Миша, спасибо, я ничего не хочу. Иди домой. Тяжело мне тебя сейчас видеть», - и с этими словами он ушел. Как только за ним закрылась дверь, Шура тут же подсела ко мне.
- Ну, Валька, муж у тебя просто красавец. Немудрено, что на такого бабы залазят, - весело сказала она и тут же осеклась.
Я ничего ей не ответила, а просто заплакала. Она ласково погладила меня по голове и попыталась успокоить.
- Что делать то собираешься, подруга? Разводиться будешь или простишь кабеля этого?
- Не знаю, ответила я ей, всхлипывая.
- Прости его. Мужик то хороший, сразу видно. Ну, изменил… с кем не бывает?
- Шурочка, а как жить то дальше? Делать вид, что ничего не произошло?
- А как другие бабы терпят, и гуляют от них, и бьют и напиваются до чертиков…
- Да какое мне дело до других! У меня внутри так всё жжет, так всё болит, кажется, что не выдержу, умру…
- Ладно, ты не горячись. Подумай хорошо. Такие мужики, как твой, на дороге не валяются. Быстро подберут, потом жалеть будешь.
- Шура, ну что ты мне душу травишь? Не знаю я что делать, не знаю. Люблю я его…, - и с этими словами я опять разревелась.
Последующую за этим разговором ночь в больнице, я не спала. Всё думала, думала, и всё-таки решила развестись. Решила, что детей у нас пока нет, значит, и прощать не для кого. А если один раз изменил, то потом всё время будет изменять. Мне так мама говорила. Вернувшись домой, я молча начала собирать чемоданы. Миша тоже ничего не говорил, неподвижно сидел в кресле и следил за моими действиями. И вдруг, бросился передо мной на колени, обнял меня и умоляюще произнёс: «Валечка, любимая моя, не уходи. Всё, что хочешь, для тебя сделаю. Всё проси! Только не уходи». Я аккуратненько высвободилась из его объятий и очень серьёзно спросила: «Как ты можешь после того, что сделал, говорить мне о любви? Как у тебя язык поворачивается?». И в этот момент я посмотрела ему прямо в глаза и увидела, как резко они потухли, как будто кто-то внутри взял и погасил свет. Он обреченно отстранился от меня, и столько в его движениях было отчаяния, столько страдания, что мне стало его жалко. Я поняла, что не смогу уйти, что не смогу уже жить без него. «Значит, говоришь, всё выполнишь, лишь бы я осталась?» - спросила я у него вдруг. И тут же в его глазах появился огонёк надежды: «Всё, моя хорошая. Всё, что попросишь!». «Боюсь, Миша, ты не согласишься на то, что я тебе предложу. Мне, кажется, ни один мужчина не согласился бы на такое!» - и в этот момент я почему-то представила себя в роли Клеопатры и даже развеселилась. «Я остаюсь, но при этом, я оставляю за собой право на измену. И если ты когда-нибудь поймаешь меня на горячем, то должен будешь простить так же, как это делаю сейчас я. И еще, давай договоримся: будем жить вместе, я буду тебе хорошей женой, но только никогда не говори мне о любви. Всё это лишнее. Согласен?», - я всё это выпалила и стала ждать ответа. Было видно, что он находился в шоковом состоянии. А когда он вышел из транса, то принял мои условия. И я осталась.
Мы прожили вместе прекрасную жизнь. Миша правда ревновал меня всё время, всё боялся, что я ему тоже изменю. Он до сих пор не верит мне, что это не так, хоть и не имеет никаких подтверждающих доказательств. Боль моя постепенно стихла, я снова начала радоваться жизни. Мы безумно любили друг друга, при этом ни разу после этого случая не произнося эти слова вслух, но каждый из нас знал, что это именно так. Бог не дал нам детей, но зато мы больше времени уделяли друг другу, много путешествовали. Вам, наверное, Ксюша, как журналисту, покажется наша жизнь ничем не примечательной, но если бы мне предложили что-то изменить, я бы ничего менять не стала. Я счастлива, что мне было дано любить в своей жизни одного единственного мужчину, и что он тоже любил меня. Это действительно счастье».
На этом Валентина Ивановна закончила свою историю и замолчала, задумавшись о чем-то своем. Я тоже думала… Думала о том, смогла бы ли я так поступить, как эта женщина. Скорее всего нет… У меня вообще нет терпения, я не умею прощать, да и любить толком не умею. Разве что себя любимую и драгоценную. Я вдруг поняла, что любовь – это не просто романтика или страсть, это что-то намного большее. Это способность принимать всё, чтобы не случилось, и, не смотря ни на что, хотеть оставаться с этим человеком рядом. Просто потому что любишь… Потому что, даже если он сделал тебе больно, ты понимаешь, что жить без него – еще больнее. У меня по щеке потекла одинокая слеза…
- Ксюшенька, что же вы плачете? Совсем я вам голову заморочила своими воспоминаниями. Вы же хотели у меня интервью взять по поводу моей болезни.
- Интервью? Ах, да! Я уже и забыла совсем, - и мы рассмеялись.
- Знаете, что я вам скажу. Мне, кажется, что все эти новые технологии - всё это на самом деле полная ерунда. Они, конечно, могут приостановить процесс, но вылечить… Что такое по своей сути раковая клетка?
- Что?
- Это обыкновенная клетка, которая вдруг перестала работать на благо всего организма и начала работать только на себя, тем самым, разрушая его. Подобный разрушительный процесс присутствует везде… Вот возьмём любую семью: пока все ведут себя, как одно целое, климат в семье будет здоровым, как только хотя бы кто-то один начинает воду мутить, и вся семья рушится. Вот сейчас по телевизору всё время говорят про конец света. А почему же ему не быть этому концу? Земля уже давно стала раковой клеткой Вселенной, сколько в мире злости, зависти, ненависти! У людей в основной своей массе уже давно не осталось ничего святого… Поэтому и нужно Землю уничтожить, чтобы не пострадал вся Вселенная.
Я смотрела на Валентину Ивановну с открытым ртом. Только что она подсказала мне просто бомбовскую идею для моей статьи. Я прямо видела заглавные буквы на развороте «Земля – раковая клетка Вселенной». Вся моя сентиментальность прошла, мозг включился в работу и я снова стала прежней Ксенией Бойченко: смелой, решительной, невозмутимой и никем нелюбимой. «Спасибо вам огромное, Валентина Ивановна, вы мне очень помогли», - поблагодарила я эту удивительную женщину и поспешила к выходу. Вместо меня в палату зашел Михаил Борисович. Это было похоже, наверное, на смену караула.
Я задержалась на секунду в дверном проёме, чтобы посмотреть на этих пожилых людей со стороны. Он нежно взял её руки в свои ладони и поцеловал их. А она улыбнулась ему и что-то тихо прошептала, а он то же самое прошептал ей в ответ. Вдруг я поняла, что только что они впервые за долгие годы признались друг другу в любви. Это было так трогательно, что я опять чуть не расплакалась. Но, вовремя смогла совладать со своими эмоциями, стряхнула одинокую слезу и вернулась из этого порой слишком чувствительного, а порой безумно скучного, но, тем не менее, реального мира в свой красочный, манящий и завлекающий, но во многом выдуманный мир журналистики. 1 ... 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат