Реферат «Репрессии и голод 1930-х годов в России»

Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат

Министерство образования РФ



Министерство образования, культуры и спорта Калужской области



Управление образования г. Калуги



Средняя школа №5 г. Калуги



РЕФЕРАТ



«Репрессии и голод 1930-х годов в России»



Калуга



2007



СОДЕРЖАНИЕ



Введение

Глава 1. С чего все начиналось

Глава 2. Насильственная коллективизация и раскулачивание

Глава 3. Великий голод

Глава 4. "Социально-чуждые элементы" и циклы репрессий

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение



"Как и всякий, кто не может рассчитывать на любовь сограждан,он должен был оградить свою власть страхом". Тит Ливий (о последнем царе Рима-Тарквиниии).

Удивительно, эти слова принадлежат человеку, жившему более 2-ух тысяч лет назад. Начиная эту работу, я ещё не представляла масштабы трагедии разыгравшейся в нашей стране в 30-ые годы. Массовые репрессии, страшный голод, большая смертность, постоянный страх за жизнь свою и за жизнь своих близких стали ужасающей реальностью существования "строителей коммунизма" в созданном ими же государстве. Почему случилось, что богатейшая страна: Советский Союз в буквальном смысле слова вымирала? Мне хотелось найти ответ на этот вопрос в своей работе и понять сущность происходящего в те годы.

Социально-экономическое положение СССР в 20-30годы ХХ века

С начала 1923 года и до конца 1927 года, то есть на период около пяти лет, в противостоянии Советской власти и общества, наступила кратковременная передышка. Борьба за дело Ленина, умершего 21 января 1924 года, была окончена. Крестьянство, составлявшее 85% населения страны, попыталось восстановить связи на внутреннем рынке, продавать свою продукцию. Это было названо большевиками "эсеровщиной", то есть "господством социал-революционного сознания". Механизмы рынка, разрушенные в период с 1914 по 1922 год, частично признанные властью, снова начали действовать. Заметно расцвело ремесленничество, недоимки и голод в деревнях стали более редкими, крестьяне снова насытились. Однако затишье этих нескольких лет не могло снять глубокие противоречия между правящим режимом и обществом, не забывшим насилие, жертвой которого оно стало.(К октябрю 1923 года в 355 лагерях уже содержалось 68297 лишенных свободы в 207исправдомах-48163 в 105 тюрьмах-16765 и еще 1041 несовершеннолетних!!) У крестьян причин для недовольства было немало. Закупочные цены на сельскохозяйственные продукты были очень низки, а налоги были непосильны. Крестьяне чувствовали себя в стране гражданами второго сорта, жаловались на многочисленные злоупотребления представителей Советского государства Многие большевистские руководители считали деревню "средой, кишащей кулацкими элементами, социал-революционерами, попами, бывшими помещиками, которых еще не успели "убрать". Рабочий класс тоже оставался "под высочайшим наблюдением". Эта социальная категория всегда подозревалась в сохранении связей с враждебным советской власти миром деревни. На каждом предприятии были свои тайные осведомители, выявлявшие слова и поступки, "крестьянские настроения". В докладах органов ГПУ рабочий класс делился на "враждебные элементы", находящиеся под влиянием контрреволюционных групп, на "политически отсталых", в основном недавно приехавших из деревень, а также на тех, кто еще могут стать "политически сознательными".

Глава 1. С чего всё это начиналось


После нескольких лет ошеломляющего роста численности организация ГПУ вдруг столкнулась с некоторыми трудностями, связанными с передышкой в реорганизации общества. В 1924-1926 годах некоторые руководители, считали, что нужно ограничить численный состав органов ГПУ, дела которого шли на убыль. В первый и единственный раз вплоть до 1953 года численный состав органов ГПУ был значительно сокращен.Их численность составила приблизительно 26.000 гражданских лиц и 63.000 военных. Многие декреты, принятые в 1922-1923 годах, ограничивали компетенцию ОГПУ делами о шпионской деятельности, бандитизме, фальшивомонетчиках, "контрреволюционерах". В этих преступлениях ОГПУ было единственным судьей и его специальная коллегия могла приговорить к ссылке и поселению на жительство в места, находящиеся под надзором (сроком до трех лет), к содержанию в лагере или даже к смертной казни. В 1924 году из 62.000 начатых ОГПУ дел, немногим более 52.000 были проведены через обычный суд. ОГПУ оставил в своей подсудности 9000 дел, что составляет значительную цифру. Николай Крыленко пишет:

"Условия жизни депортированных и сосланных на поселение в затерянные углы Сибири лиц, без малейших средств к существованию, ужасающи. Туда ссылают наряду с семидесятилетними стариками юношей восемнадцати-девятнадцати лет из учащейся молодежи, духовенство, старух, "принадлежащих социально-опасным элементам". В докладе о деятельности ОГПУ в 1924 году политическая полиция сообщала:

- арестовано 11453 "бандита", из которых 1858 были расстреляны на месте;

- задержано 926 иностранцев (357 высланы из страны) и 1542 "шпиона";

- предупреждено "восстание белогвардейцев" в Крыму (132 человека расстреляны по этому делу);

- проведена 81 "операция" против групп анархистов, в ходе которых осуществлено 266 арестов;

- "ликвидировано" 14 меньшевистских организаций (540 арестованных), 6 организаций правых эсеров (152 арестованных), 117 организаций "различных интеллигентов" (1.360 арестованных), 24 организации "монархистов" (1245 арестованных), 85 "церковных организаций" и "сектантских объединений" (1765 арестованных), 675 "кулацких групп" (1148 арестованных);

- высланы с помощью двух операций в феврале и июле 1924 года 4500 "воров", "рецидивистов" и "нэпманов" (торговцев и мелких предпринимателей) из Москвы и Ленинграда;

- взяты под надзор 18200 "социально опасных лиц";

- под наблюдением также находятся 15501 предприятие и управление ими;

- вскрыто и прочитано 5.078.174 письма и другой корреспонденции. Функции тайной полиции не были ограничены, она по-прежнему обеспечивала защиту от внутренней угрозы. Основные принципы уголовного законодательства СССР, принятые 31 октября 1924 года значительно расширяли определение контрреволюционных преступлений и вводили понятие "лицо социально опасное". Закон включал в "контрреволюционные преступления" всякие виды деятельности, которые, не имея целью непосредственно свержение и ослабление советской власти, были тем не менее "правонарушением", "посягательством на политические или экономические завоевания пролетарской революции". Таким образом, закон наказывал не только за прямые намерения, но также за намерения случайные или косвенные. Кроме того "социально опасным... считалось всякое лицо, совершившее общественно опасный поступок, имеющее отношения с преступной средой или осуществлявшее в прошлом такую деятельность, которая признана "социально опасной". Привлеченные в соответствии с этими очень неточными критериями лица могли быть приговорены к наказанию даже в отсутствии всякой вины. Было разъяснено, что "суд может принимать меры социальной защиты от лиц, признанных социально опасными, либо действительно совершивших определенное преступление, либо привлеченных в качестве обвиняемых по какому-либо преступлению и оправданных судом, но остающихся социально опасными". Все эти положения, введенные в 1926 году, среди которых фигурирует знаменитая 58 статья Уголовного кодекса, с ее четырнадцатью пунктами, определяющими, что такое контрреволюционные преступления, давали законное основание для усиления террора. Дзержинский пишет: "Необходимо очистить Москву от паразитических элементов и спекулянтов. Необходимо создать в ГПУ специальный отдел по колонизации, который бы финансировался за счет конфискаций... Нужно заселить паразитическими элементами (вместе с их семьями) из наших городов неблагополучные в климатическом отношении зоны нашей страны как это предусмотрено правительственным планом... Во что бы то ни стало мы должны очистить наши города от тысяч спекулянтов и процветающих в них паразитов... Эти паразиты пожирают нас. Из-за них нет товаров для крестьян, цены повышаются, а наш рубль падает. ГПУ должно решительно заняться этой проблемой, проявляя как можно больше активности".

В течение относительно спокойных лет НЭПа с 1923 по 1927 год граничащие с Россией республики Закавказья и Средней Азии стали местом наиболее масштабных и кровавых репрессий. Эти страны, в большинстве своем яростно сопротивлявшиеся русским завоеваниям еще в XIX веке, все-таки были завоеваны и подавлены большевиками: Азербайджан в апреле 1920 года, Армения в декабре 1920 года, Грузия в феврале 1920 года, Дагестан в конце 1921 года, а Туркестан с Бухарой осенью 1920 года. Завоеванные, они продолжали оказывать сильнейшее сопротивление "советизации", поднимались восстания. Главный очаг восстаний находился в долине Ферганы. Фергана была завоевана Красной Армией в сентябре 1920 года, но восстания продолжились с новой силой. Война по "усмирению" восставших была по сути "колониальной войной". Большой сектор Восточного отдела ГПУ занимался Закавказьем. В первой половине двадцатых годов Дагестан, Грузия и Чечня были в особенности затронуты репрессиями. Дагестан противостоял советскому проникновению вплоть до 1921 года. Из-за большого восстания горцев борьба приняла характер священной войны против русских захватчиков. Она длилась больше года, но некоторые регионы так и не удалось смирить, даже ценой массированных бомбардировок и жертв среди гражданского населения, они покорились только в 1923-1924 годах.

После трех лет независимого существования под властью меньшевистского правительства Грузия оказалась занятой Красной Армией в феврале 1921 года, но партия большевиков здесь оказалась немногочисленной; за три года после прихода ее к власти она сумела принять в свои ряды только десять тысяч членов, в то время как ей приходилось противостоять мощному слою антибольшевистски настроенной интеллигенции и знати, а это были сотни тысяч человек, а в организации меньшевиков в 1920 году здесь насчитывалось более шестидесяти тысяч членов. Меньшевистские руководители к концу 1922 года сумели организовать совместно с другими антибольшевистскими партиями тайный Комитет независимости Грузии, который подготовил восстание. Начавшись 28 августа 1924 года в маленьком городе Чиатуры, восстание охватило за несколько дней пять из двадцати пяти районов Грузии. Под подавляющей силой противника, оснащенного артиллерией и авиацией, восстание было подавлено за неделю. С 29 августа по 5 сентября 1924 года 12578 человек были расстреляны.Размах репрессий был настолько велик, что вызвал беспокойство Политбюро. Руководители партии отправили в ЧК Грузии напоминание о том, что существует приказ не устраивать массовых и чересчур многочисленных казней без специального разрешения из центра. Тем не менее многочисленные казни продолжались долго. В 1924 году, новый режим начал обширную операцию по усмирению Чечни, где население не признавало советской власти. Этот период, тоже стали называть "апогеем НЭПа".

В начале 1928 года сразу после удаления троцкистской оппозиции, для сталинского Политбюро главным врагом остается, как и десять лет назад, крестьянское большинство. Хотя сельское хозяйство заметно поднялось после катастрофы 1918-1922 годов, оно все равно был слабее чем государство. Сторонники Сталина - как, впрочем, и его противники Бухарин, Рыков и Каменев - прекрасно знали в 1928 году, чего может стоить новое наступление против крестьянства. "Вы получите крестьянскую войну как в 1918-1919 годах", - предупреждает Бухарин. Сталин к этому был готов, какой бы ни была цена победы. Он знал, что на этот раз власть выйдет победительницей

Срыв плана хлебозаготовок в конце 1927 года дал Сталину искомый предлог. Ноябрь 1927 года был отмечен заметным падением поставок сельскохозяйственной продукции в государственные закрома, который принял катастрофические размеры в декабре. В январе 1928 года стало ясно, что несмотря на хороший урожай, крестьяне обеспечили поставки только 4,8 миллиона тонн, вместо 6,8 миллионов тонн предыдущего года. Понижение цен на закупку сельскохозяйственной продукции, дороговизна и нищета, отсутствие промышленных товаров, всеобщее недовольство крестьянства правящей властью - вызвали кризис, который Сталин назвал "кулацкой забастовкой". Сталин и его сторонники воспользовались этим недовольством как предлогом для того, чтобы вновь начать репрессии. Сталин заявил: "виновные в этих безобразиях должны понести справедливое наказание". 14 января 1928 года Политбюро направило местным властям циркуляр с требованием "арестовать спекулянтов, кулаков и других дезорганизаторов рынка и политики цен". Для наказания непокорного крестьянства было издано постановление в предписанные сроки сдать по заниженным ценам - в три-четыре раза дешевле, чем на рынке - свою сельскохозяйственную продукцию. Статья 107 Уголовного кодекса предусматривала заключение на три года в тюрьму за любую попытку поднять цену, и это широко использовалось. Налоги для кулаков были увеличены в десять раз за два года. ОГПУ приступило также к закрытию рынков, а эта мера касалась уже не только зажиточных крестьян. За несколько недель весь использованный арсенал средств свел на нет передышку, которая наладила отношения между властью и крестьянством. Вскоре власти силой добились выполнения плана хлебозаготовок с несколько худшими показателями, чем в 1927 году, однако на следующий год крестьяне, как во времена военного коммунизма, отреагировали тем, что понизили размеры своих посевных площадей.

"Кризис хлебозаготовок" зимой 1927-1928 годов сыграл решающую роль в том, какой оборот приняли дальнейшие события; Сталин решил, что необходимо создать на селе "бастионы социализма", колхозы и гигантские совхозы; итогом коллективизации сельского хозяйства должен был стать постоянный контроль над производством сельскохозяйственной продукции и над самими производителями, которым нельзя давать пройти через рынок; тогда можно будет избавиться сразу от всех кулаков, "ликвидировать их как класс".

Знаменитый процесс в городе Шахты, в1928 году обозначил конец "передышки", начавшейся в 1921 году, в противостоянии между властью и "спецами", а также помог развить миф о реальном существовании "саботажников и шпионов за деньги на наших предприятиях". Множество преподавателей и "социально чуждых студентов" были изгнаны из учебных заведений в результате многочисленных кампаний по чистке университетов и выдвижению новой "красной пролетарской интеллигенции".

Ужесточение преследований и экономические трудности в последние годы НЭПа, отмеченные возрастающей безработицей, имели результатом впечатляющее увеличение обвинительных приговоров: 578 000 в 1926 году, 709 000 в 1927 году, 909 000 в 1928 году, 1 117 800 в 1929 году. Чтобы поставить какую-то преграду этой людской лавине, направляемой в тюрьмы, имевшие в 1928 году только сто пятьдесят тысяч мест, правительство решило принять важные меры. Предлагалось заменить кратковременные заключения неоплачиваемыми исправительными работами "на стройках, предприятиях и лесоповале". Еще одна мера, предусмотренная постановлением от 27 июня 1929 года, имела грандиозные последствия. Согласно этой мере наказания все заключенные, приговоренные как минимум к трем годам лишения свободы, переводились на исправительные работы в лагерях с "целью освоения естественных природных богатств восточных и северных районов страны". ОГПУ решило принять меры для выполнения программы заготовки леса на экспорт. Нужна была дополнительная рабочая сила, так как, 38.000 человек заключенных Соловецкого Лагеря Особого Назначения в 1928 году не могли выполнить установленные планы производства. Подготовка первого пятилетнего плана выдвинула на повестку дня вопросы распределения рабочей силы и освоения отдаленных, но богатых естественными ресурсами регионов страны. Рабочая сила заключенных может стать при условии хорошо организованной эксплуатации настоящим богатством. Летом 1929 года был приведен в исполнение план по "колонизации" Нарымского края, занимающего 350 тысяч квадратных километров западносибирской тайги. Именно в такой ситуации родилась идея "ликвидации кулачества как класса", то есть массовой депортации зажиточных крестьян, рассматривавшихся в качестве серьезных противников коллективизации.

Для Сталина критическое положение в сельском хозяйстве объяснялось действиями кулаков и других сил, враждебно относящихся к установлению советской власти. В июне 1929 года правительство объявило "новую фазу сплошной коллективизации". Первый пятилетний план предусматривал изначальную коллективизацию 5.000 хозяйств, но уже в июне власти выдвинули новую задачу - коллективизацию 8.000 хозяйств за один только 1930 год, а к сентябрю эта цифра выросла до целых 13.000! Летом 1929 года правительство мобилизовало десятки тысяч коммунистов, членов профсоюза, комсомольцев, рабочих, учащихся для отправки в деревню, где они работали вместе с местными представителями партии и агентами ОГПУ. Давление на крестьян все усиливалось, местные партийные комитеты организовывали соревнование за лучшие показатели в коллективизации. 31 октября 1929 года было объявлено о "сплошной коллективизации" без всяких ограничений.

Управление образования г. Калуги