Руслан Скрынников Ермак Жизнь замечательных людей - страница 11

^

НА МОРСКИХ ПУТЯХ В СИБИРЬ


В XVI веке русские поморы прочно освоили пути по Студеному морю в устье Оби. Но Ледовитый океан и далекая Сибирь манили не только русских людей. К середине столетия на северных морских путях появились английские корабли.
После открытия Америки и освоения испанскими и португальскими мореплавателями океанских путей в Индию и Китай англичане предприняли энергичные поиски северозападных и северо восточных путей в Индию. В Лондоне было основано «Общество купцов, искателей стран, земель, островов, государств и владений, неизвестных и доселе не посещаемых морским путем».
Из всех английских экспедиций на северо восток первая была самой крупной. Купцы собрали капитал в 6 тысяч фунтов стерлингов и снарядили три больших корабля с командой в 116 человек. Адмиралом эскадры компания назначила дворянина Хью Уиллоби, обладавшего знатным происхождением, военным опытом, огромным ростом и представительной наружностью. Его помощником и главным кормчим экспедиции стал капитан Ричард Ченслор, опытный моряк и большой знаток астрономии. Ченслор поднял флаг на самом крупном корабле флота – «Эдуард Благое Предприятие». Готовясь к трудному путешествию, адмирал велел погрузить в трюмы кораблей огромное количество продовольствия, которого хватило бы на полтора года.
Плавание оказалось несчастливым для Хью Уиллоби. У берегов Норвегии буря разъединила его суда. С двумя кораблями адмирал продолжал плавание на восток и достиг неизвестной земли. Моряки не смогли высадиться на берег из за мелководья и большого скопления льдов. Никто не знает, сколь далеко на восток зашла эскадра Уиллоби. Считают, что в 1553 году англичане побывали то ли у Новой Земли, то ли у острова Колгуев. На обратном пути эскадра вынуждена была остановиться на зимовку у берегов Кольского полуострова. В середине сентября корабли бросили якорь в удобной гавани в 70–80 километрах от мыса Святой Нос. Подле кораблей можно было видеть множество тюленей. На суше моряки не раз сталкивались нос к носу с медведями. Издали они видели диких оленей. Все попытки моряков найти жилища местных жителей оказались безуспешными. Посланные в разные стороны партии вернулись одна за другой с самыми неутешительными новостями.
Англичане не испытывали недостатка в продовольствии. Но они оказались беззащитными против ужасной арктической стужи. Уже в сентябре грянули морозы, началась пурга. «Погода установилась плохая, – записал в своем дневнике Уиллоби, – с морозами, снегом и градом, как будто бы дело было в середине зимы».
Корабли вмерзли в лед и были занесены снегом. Жизнь на их борту теплилась, пока морякам удавалось пополнять запасы топлива. Но тьма полярной ночи и усилившиеся холода все больше угнетали людей. После четырех месяцев зимовки адмирал не досчитался многих членов своего экипажа. Оставшиеся в живых не сомневались более в том, что гибель неизбежна. Кое кто успел составить завещание.
Прошел год, прежде чем местные жители – лопари – заметили на море неподвижно стоявшие огромные корабли. Подобравшись ближе, они долго разглядывали высокие мачты, порванные снасти и жерла пушек. Поднявшись на борт, лопари нашли в трюмах множество всякого снаряжения и мертвых моряков.
Лопари сообщили о своей находке властям, и по государеву указу из Холмогор были снаряжены несколько кочей с опытными моряками, чтобы привести на Двину английские корабли.
Капитан Ченслор оказался более удачливым, чем Уиллоби. Следуя вдоль берега, он провел свой корабль по Белому морю и в последние дни лета бросил якорь в устье Северной Двины поблизости от Никольского монастыря.
Прибыв в Москву, Ченслор объявил себя послом английского короля и положил начало морской торговле между Россией и Англией.
Плавания по бурным северным морям были сопряжены с большими опасностями и риском. Ченслор пережил Уиллоби лишь на два года. Он погиб во время кораблекрушения, возвращаясь из очередного плавания по Белому морю.
Исследования северных морей продолжили Стивен Берро, служивший штурманом у Ченслора, а позже Артур Пет, один из моряков Ченслора.
Капитан Ченслор и его спутники сумели заинтересовать молодого царя Ивана IV планами открытия пути в Китай и Индию. Торговля с этими сказочно богатыми странами сулила большие доходы как английским купцам, так и русской казне.
Итальянские купцы, побывавшие в то время в Москве, сообщали на родину, что Иван IV для поощрения отважных мореходов назначил большую награду тем, кто откроет морской путь в восточные страны, отчего сильно возрастут царские таможенные сборы.
Гибель эскадры Уиллоби охладила энтузиазм английской компании. Купцы постарались избежать крупных затрат, снаряжая новую экспедицию в Ледовитый океан. Они представили в распоряжение капитана Стивена Берро одно небольшое судно с характерным названием «Ищи наживы».
Экспедиция Берро отплыла на восток в апреле 1556 года. После стоянки в Кольской бухте она присоединилась к флотилии поморов, отправлявшихся на промыслы в устье Печоры. Русский кормчий Гаврила из Колы сообщил капитану, что при попутном ветре до Печоры можно добраться за семьвосемь дней, и пообещал предупреждать его о мелях. «И он это действительно исполнил», – отметил в своих записках Берро.
Тихоходному английскому паруснику трудно было поспеть за подвижными русскими кочами. «Плывя по ветру, – записал англичанин, – все русские ладьи опережали нас. Согласно своему обещанию кормчий Гаврила и его друг часто приспускали свои паруса и поджидали нас».
Русские мореходы не только указывали путь англичанам, но и неоднократно оказывали им помощь в критических ситуациях.
Совместное плавание с русскими завершилось на Печоре. Дальше Стивен Берро отправился один. На второй день плавания моряки увидели землю, но тут же убедились в том, что это чудовищная глыба льда. Прошло полчаса, и льды неожиданно окружили корабль со всех сторон. «Это было ужасное зрелище, – записал Берро в свой дневник, – в течение шести часов мы только и делали, что уходили от одной льдины, в то же время стараясь держаться от другой».
Опасности подстерегали мореплавателей на каждом шагу. Однажды вечером подле судна неожиданно всплыл кит. «Мы увидели чудовищного кита так близко от нашего борта, что можно было бы вонзить в него меч, – писал Берро, – мы не посмели сделать это, боясь, что он опрокинет наш корабль. Часть его спины, возвышаясь над водою, была величиною со всю нашу шхуну; погружаясь, он произвел страшный шум в воде».
Вскоре Берро вновь встретил русские суда из состава флотилии, с которой он следовал на Печору. Англичане выслали навстречу им шлюпку и, когда шлюпка сблизилась с одной из ладей, запросили у русских сведения о своем местонахождении. К великому своему удивлению, Берро узнал, что они уже «проплыли дорогу, которая ведет на Обь», и попали в район Новой Земли, которая лежит несколько в стороне от этого пути.
Берро пригласил к себе на борт русского кормчего, по имени Лошак, и тот сообщил, что на Новой Земле находится самая высокая в мире гора. Англичане проглядели глаза, всматриваясь вдаль, куда указывал Лошак. Они так и не увидели новоземельских гор. Кормчий дал капитану «также некоторые указания относительно пути на Обь».
До встречи с русскими Берро держал курс на запад вдоль берега неведомого острова. Теперь он резко сменил курс и поплыл на восток. Заметив парусник, англичане подошли к нему и запросили сведения о путях на Обь. Кормчий поморского коча охотно вступил в разговор и сообщил англичанам «об Оби все то, что раньше сообщил его сотоварищ Лошак».
Бесстрашные северные мореходы, видно, знали морской путь в Сибирь как свои пять пальцев. Ценя их помощь, Берро старался держаться поближе к русским кочам.
Вблизи от острова Вайгач Берро вновь встретил лодку Лошака, и тот пригласил капитана посетить капище (языческое святилище) островных самоедов, где стояло несколько сот идолов. Некоторые из них выглядели как старые колья с двумя тремя нарезками. Другие отдаленно напоминали грубо сделанное подобие мужчин, женщин и детей. У многих идолов глаза и рот были вымазаны кровью. Подле стояли жертвенные плахи, густо политые кровью.
Лошак провел корабль Берро в гавань, где стоял на якоре его коч, и тут обещал, что сам отправится на Обь, чтобы англичане не сбились с пути. Лошак не раз промышлял зверя в Обской губе, и на этот раз он решил плыть туда, «если (как он сказал) Бог пошлет ветер и хорошую погоду».
Англичане, как никогда, были близки к намеченной цели. Но наступил август, резко испортилась погода. Бури сопровождались сильным снегом и градом. То и дело на корабль надвигались льдины.
Потеряв из виду русские кочи, Берро сделал еще одну попытку продвинуться на северо восток, но тут его судно едва не погибло во время самой страшной ночной бури, которая превзошла все, что было прежде. Три дня спустя английский парусник повернул на запад и в сентябре бросил якорь у русских пристаней в Холмогорах.
Экспедиция Берро была самой удачной из всех английских экспедиций на восток, потому что в течение всего плавания англичане пользовались дружеской помощью русских моряков.
Иван IV старался привлечь английские капиталы в Россию и предоставил Лондонской компании исключительные привилегии. Золотым дном для английских купцов стала персидская торговля. Поглощенная торговыми делами в России, компания на протяжении двух трех десятилетий после экспедиции Берро предприняла лишь две попытки возобновления поисков морских путей на северо восток.
В 1568 году Россия вынуждена была вести войну разом с Крымом, Османской империей и Речью Посполитой. Планы союза со Швецией рухнули. Царь Иван пытался выйти из состояния внешней изоляции, заключив тесный военный союз с Англией. В силу привилегии, полученной от царя, английская Московская компания получила впервые в русской истории концессии на разработку железа в северных опричных уездах, право свободного проезда в Персию, право чеканить английскую монету в России. Компания решила использовать наметившееся англо русское сближение, чтобы снарядить новую морскую экспедицию. Английский посол Томас Рандольф 23 июля 1568 года прибыл в устье Двины, а неделю спустя вручил инструкцию капитану Бесседайну и двум его помощникам относительно подготовки к морскому путешествию. Бесседайн получил приказ подготовить судно к началу будущей навигации и «держать курс прямо на реку Обь», но не задерживаться там, а продвинуться так далеко на восток, как то позволят очертания берега и время года.
Новая экспедиция имела все шансы на успех, поскольку англичане предполагали использовать на этот раз русские пристани. Бесседайн должен был выбрать себе исходную стоянку к востоку от реки Печоры у острова Долгий и вернуться на зимовку либо к Печоре, либо в устье Двины. Посол Рандольф мог рассчитывать на помощь русских властей, поскольку несколько раньше царь выдал компании жалованную грамоту, воспрещавшую всем, кроме членов компании, плавать в устье Двины, на Мезень, Печору и Обь.
В Москве посол Рандольф благополучно завершил переговоры с русским правительством относительно будущего союза. Однако королевский двор в Лондоне отказался подтвердить договор. Тогда царь Иван объявил недействительными все грамоты и привилегии, дарованные Лондонской компании. В конце концов экспедиция Бесседайна была отменена.
Прошло более десяти лет, прежде чем компания решила направить новую экспедицию в северные моря. Избегая больших расходов, руководители компании заключили контракт с капитаном Артуром Петом и Чарльзом Джекманом, владельцами двух небольших парусников. В новой экспедиции участвовали всего четырнадцать матросов и двое юнг.
Капитан Пет получил предписание идти к устью Оби и далее на восток. Но в глазах английских купцов отдаленная перспектива обнаружения морского пути в Китай все больше уходила на задний план, уступая место практически достижимой цели. Артур Пет получил задание перезимовать в устье Оби и добраться до столицы Сибирского ханства. Полученная им инструкция гласила: если «вы доедете до города Сибири или до другого какого нибудь города с населением на берегу Оби или близ нее у вас явится желание перезимовать вторично, в этом случае поступайте по своему усмотрению».
Понимая, что подобные цели не могут вызвать одобрения в Москве, компания рекомендовала Пету не пользоваться русскими пристанями на северных морях.
30 мая 1580 года эскадра Пета снялась с якоря и отплыла на восток. Задержанные сильными встречными ветрами в северных морях, корабли лишь во второй половине августа добрались до острова Вайгач. В Карском море английские моряки столкнулись с большим скоплением льдов, их корабли легли на обратный курс. Обогнув остров Колгуев с юга, они потеряли друг друга из виду. В конце декабря Пет благополучно добрался до родных берегов. Капитан Джекман зазимовал со своим кораблем у норвежских берегов.
Экспедиции в северные моря вызвали огромный интерес в Англии, хотя английским путешественникам так и не удалось проложить пути в Сибирь.
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат