С нашей точки зрения ответом на эти вопросы может служить влияние оценки на процесс восприятия - страница 2




Из таблицы видно, что ситуации достоверно различаются по способу интерпретации в случае трех микросюжетов – ОР, СЛ и РВ. Это означает, что ситуацию «ваза» респонденты значимо чаще интерпретируют и переживают как последствие случайного стечения обстоятельств или собственной «безответственности», ситуацию же «больница» - как следствие частичной собственной провинности, ответственности за которую разделена с другим человеком.

Различия же по микросюжетам НН, ОП, ДП незначимы. Это означает, что обращение собеседницы в ситуациях «ваза» и «больница» теста Розенцвейга с одинаковой частотой воспринимается респондентами как беспричинная агрессия в свой адрес, как жалоба близкого человека на беду, которую он хочет разделить с респондентом. Отсутствие различий по микросюжету ДП свидетельствует о том, что нашлось равное количество респондентов, которые на обе ситуации опроса отреагировали неэмоционально.

Можно констатировать, что выделившиеся в результате опроса группы представляют собой разные способы интерпретации одной и той же неоднозначной ситуации в сознании респондентов. Сходство ответов внутри группы и различие между группами можно объяснить теми искажениями, которые обеспечивает эмоциональное отношение к изображаемой ситуации, так как ситуации, предъявляемые респондентам в ходе опроса, были одними и теми же.

Искажения, которым подвергаются эти ситуации в сознании респондентов, можно классифицировать по трем основаниям.

  1. проекции в ситуацию собственных представлений, которые в ситуации на рисунке из теста Розенцвейга отсутствуют, но вполне могут быть добавлены. Например, реплика «Вы разбили любимую вазу моей матери» может быть воспринята как произнесенная агрессивно, с сожалением, с отчаянием, с горечью, с интонациями констатации неприятного факта, с иронией, с тревогой и т.д. Та интонация, которую вкладывает в эту фразу респондент, и то, отношение к произошедшему и к себе самому, которое он видит за этой репликой, в картинку не заложена. В тоже время необходимость ответной реакции подталкивает человека интерпретировать ее так или иначе. Помимо коммуникативных интенций в ситуацию может быть спроецирована «предыстория»: предположение, что несчастный случай заранее спровоцирован пострадавшей (НН: «зачем она поставила любимую вазу на край стола?»), очень близкие отношения с пострадавшим, такие, что ущерб оценивается как личное горе (ОП: «когда заболевает близкий; домашнее животное»);

  2. игнорирование некоторых объективно присутствующих в ситуации элементов. Например, в микросюжете СЛ респонденты не принимают в расчет возможность предусмотреть и предотвратить такой ход развития событий, когда стоящая на краю стола ваза разбивается, а в микросюжете ОР – наоборот, склонны рассматривать сложившуюся ситуацию так, будто в ней нет места случайности, и любое возможное несчастье должно быть учтено;

  3. избирательность реагирования – аспект ситуации, на который направлена ответная (эмоциональная) реакция респондента: на то событие, которое произошло, на степень собственного участия в его возникновении, на огорчение собеседницы и т.д.

Различные варианты искажений исходных ситуаций «ваза» и «больница», а также предполагаемая респондентом реконструкция восприятия ситуации собеседницей для каждого микросюжета представлены в таблицах 3 и 4.

Таб.3.

Типы трансформации исходных ситуаций «ваза» и «больница» в восприятии ре­с­пондентов для каждого микросюжета




добавляет в ситуацию



игнорирует в ситуации



реагирует



нн



агрессию со стороны собеседницы, злонамеренность с ее стороны

собственную причастность к возникновению ущерба и характер ущерба

на фразу собеседницы как на незаслуженное обвинение

оп



пострадавшая воспринимается как очень близкий человек, несчастье которого сказывается на собственном благосостоянии респондента

отношение собеседницы к ситуации, респондент не сопереживает, а переживает из-за ее неприятности. Не рассматривает возможность исправить происшедшее

на ущерб для собеседницы, который наносит удар по благополучию самого респондента

ор



обязательства, невыполнение которых ведет к негативным последствиям

меняет активную позицию (разбил) на пассивную (не отдал долг, не увидел вазу)

на свой недосмотр как на оплошность, причинившую другому вред

сл



«причину случайности» - неконтролируемый характер происшествия

причинно-следственную связь между своими действиями и происшествием

на происшедшее неприятное событие («почему со мной?»)

рв



соучастие – причиной события объявляются совме­стные действия с пострадавшим или третьим лицо

чью-либо возможность повлиять на развитие событий, возможность контролировать происходящее

«зажим» между собстве­­н­ным участием и бессили­ем изменить ход событий


Таб.4.

Интерпретация поведения собеседницы в зависимости от типа трансформации исходной ситуации




приписывание причин поведения собеседницы



распределение ролей



нн



ей нужно на кого-то покричать, т.к. разбилась ваза

жертва / агрессор

оп



я страдаю из-за ее несчастья, как она сама

сочувствующий/ жертва

ор



я должен был заметить или предвидеть опасность и предотвратить ее, но не смог, и теперь она расстроена

должник / кредитор

сл



Она сердится на меня из-за вазы, потому что не понимает, что я не причем

неосторожник / пострадавший

рв



В результате наших совместных дей­ствий произошло нес­ча­стье, а собеседница винит во всем меня

соучастник / пострадавший


В таблицах 3 и 4 отсутствует описание группы ДП. Дело в том, что в восприятии ситуаций респондентами этой группы, реконструированном по результатам опроса, отсутствовали явные искажения исходной ситуации, предъявляемой на картинках Розенцвейга, а также показатели интенсивных переживаний по поводу этих ситуаций. Респонденты просто констатировали, что произошедшее нельзя назвать приятным событием, не отрицали собственного участия в нем и по этому поводу изъявляли намерение компенсировать данную неприятность в дальнейшем. Поэтому мы предположили, что у респондентов данной группы тестовые ситуации не спровоцировали явных эмоциональных переживаний, и интерпретировали эту группу как контрольную для разделения ответов по остальным вопросам опросника на эмоционально обусловленные и неэмоциональные.

Таб.5.

Результаты контент-анализа. В ячейках таблицы указан процент респондентов, затронувших данную тему, от общего числа упоминаний этой темы респондентами, транслировавшими данный микросюжет (один респондент, как правило, затрагивал несколько тем). Синим цветом выделены ячейки, в которых максимальный, а красным – минимальный процент респондентов, упомянувших данную тему

темы, упомянутые в опросе



нн



оп



ор



сл



рв



дп



Выражение непричастности к событию

Выражение сомнения в непричастности

9

3

4

7

2

1

4

1

22

9

1

4

Принятие обвинения

11

16

28

21

7

22

Самоупрек

4

3

6

8

2

11

Компенсация

6

10

20

15

5

16

Самооправдание

в форме встречного обвинения

в ситуации «никогда не сделаю»

4

6

7

5

0

3

6

5

2

11

2

0

5

6

5

4

2

1

Альтернативная оценка ситуации

16

4

8

6

12

4

Самоустранение (бездействие)

в ситуации «никогда не сделаю»

6

4

1

6

0

6

4

4

5

5

1

5

Выражение безразличия

в ситуации «никогда не сделаю»

Не стал бы переживать

4

0

9

4

5

9

1

4

0

1

7

1

6

5

3

0

10

2

Усугубление ущерба

в ситуации «никогда не сделаю»

2

9

1

14

0

13

0

11

0

3

1

13

Уход от ответственности

в ситуации «никогда не сделаю»

0

2

1

1

0

0

1

3

5

0

0

1


После того, как были выделены данные группы, им были сопоставлены различные способы поведения и реагирования на ситуацию, представленную одним из 6 микросюжетов. Эти способы поведения и реагирования были обобщены в тематические группы методом контент-анализа. Для получения этих групп анализировались ответы только на вопросы с 1 по 5, исключая ответы на последний вопрос, на основании которого выборка делилась на группы по микросюжетам. Частота различных тем варьировала в зависимости от того, какой микросюжет транслировал респондент в ответе на вопрос об аналогичной ситуации из собственного опыта. Соответствующие данные содержатся в таб.5.

Микросюжеты сравнивались между собой по критерию хи-квадрат на основе количественного распределения упоминаний способов поведения, образующих строки в таб. 5. Достоверность различий между микросюжетами достигает статистической значимости, вероятность ошибки р≤0,04 и ниже.

Первая тематическая группа ответов, полученная в результате контент-анализа, содержала высказывания, выражающие сомнение в собственной причастности к возникновению данного негативного события. Респонденты не отрицали собственного участия в ситуации (стоял рядом с вазой или ссорился с попавшим в больницу), но выражают сомнение в том, что это событие стало причиной последующего несчастья. Частые ответы этого типа «не вижу связи между тем, что я его обидела и тем, что он попал в больницу», «ваза плохо стояла, а я ту не причем».

«Принятие обвинения» предполагает, что респондент не спорит, а полностью соглашается с тем, в чем его обвиняют, и реагирует на ситуацию, исходя из уверенности в том, что приписываемый ему поступок он совершил. Достаточно распространенной сопутствующей реакцией при принятии обвинения были самообинение и попытки компенсировать нанесенный ущерб (купить новую вазу, навестить пострадавшего в больнице и т.п.).

«Самооправдание» – группа ответов, в которых респонденты в разных словах оправдывали свой поступок. При этом в некоторых случаях ответственность за происшедшее перекладывалась на самого потерпевшего («не нужно было ставить эту вазу на край стола», «я его обидела в порыве злости, т.к. он тоже меня обидел»). Мы интерпретировали эти ответы как оправдания в форме встречного обвинения – если виноват сам пострадавший, то нет претензий к респонденту. Некоторые самооправдания содержались в ответе на вопрос «как бы вы никогда не поступили в этой ситуации?». Таким образом, с одной стороны, этот способ поведения приходил в голову респондентам, но был отвергнут внутренней цензурой.

Группа ответов «альтернативная оценка ситуации» является дополнительной к антитезе «выражение непричастности к событию – принятие обвинения». В нее вошли ответы, в которых респонденты высказывали собственную категоризацию ситуации («я не собирался его обижать, я высказал свое мнение», «мне жаль, что с ним случилось несчастье, но наш вчерашний разговор нельзя назвать обидным для него // Вы неверно осведомлены», «посуда бьется к счастью», «ей, конечно, жалко вазу и ее реплика и замечания уместны, но я же не специально допустим это сделала, и я не покажу, что я слишком перед ней виновата»). Эта категоризация может как совпадать, так и быть полностью противоположной или составлять независимую альтернативу той оценке, которую респонденты видят за высказыванием собеседницы на рисунке в опроснике.

Одной из типичных реакций было самоустранение – когда респонденты сообщают, что попытаются поскорее уйти из сложившейся ситуации, это такие ответы, как «надо потихоньку отсюда уйти» или «отвернусь и уйду, ни о чем не буду с этим человеком разговаривать».

Перекликающиеся с ними ответы образуют группу «выражение безразличия», когда респонденты прямо заявляют «почему вы решили, что мне интересно то, что с ним происходит?» («больница»), «это все мелочи жизни» («ваза»). Особенно часто ответы этой категории попадали в группу ответов на вопрос о том, как бы респондент никогда в этой ситуации НЕ поступил.

Противоположными ответам «никогда не оставила бы эту ситуацию безразлично», «никогда не ответила бы безразличием» является группа ответов «не стал бы переживать». Все ответы этого типа были даны в ответ на вопрос о том, как бы респондент в данной ситуации НЕ поступил, и содержали указание на то, что он не испытывал и не проявлял бы в этой ситуации своих чувств, как позитивных (уместных в данной ситуации, например, сопереживание, вина), так и негативных (неуместных - «не стала бы смеяться»).

Категория ответов «усугубление ущерба» почти у всех респондентов (кроме 4 человек из 95) также встречалась в ответ на вопрос о том, как бы они НЕ поступили. В нее попали ответы, в которых респонденты сообщают, что нанесли бы дополнительный физический ущерб в этой ситуации (ударить, разбить что-нибудь еще, «сплясать цыга­ночку на осколках вазы»), так и моральный (накричать в ответ, нахамить и просто не извиниться).

Последняя небольшая группа ответов – «уход от ответственности» содержит ответы, в которых респонденты сообщают, что вопреки очевидности их проступка они все же будут пытаться скрыть «следы преступления» или переложить вину на кого-то другого (непонятно, на кого).

Исходя из таб. 5, можно охарактеризовать получившиеся 6 групп микросюжетов – типов распознания или категоризации фрустрирующей ситуации в соответствии с теми тенденциями реагирования, которые продемонстрировали наши респонденты в ответах на все прочие вопросы опросника. Таким образом мы можем установить наиболее характерные поведенческие ответы для каждого из способов восприятия (понимания, категоризации) неоднозначной эмоциогенной ситуации.

Несправедливые Нападки.

Структура микросюжета: другой агрессивен в адрес респондента. Эта агрессия реализуется в форме обвинений, но ее нельзя объяснить разумными причинами, потому что она не имеет оснований в поведении респондента. Обвинения беспочвенны, и являются либо результатом заблуждения собеседницы, либо же она вообще не отличается сообразительностью. Поэтому она заслуживает резкой встречной отповеди.

Структура поведенческого ответа: реагирование при данном типе восприятия фрустрационной ситуации можно охарактеризовать как активное сопротивление происходящему: респондент занимает жесткую позицию в отношении принятия ответственности за происшедшее, однако в отношении этой позиции мнения образуют две крайности – полное принятие или полное неприятие. Независимо от этого респондент не собирается оправдываться за свое поведение, он активно противопоставляет собственную оценку ситуации оценке других ее участников, при этом отказывается испытывать (и реже – выражать) какие-либо чувства по поводу данной ситуации и предпринимать какие-либо действия для исправления ситуации. Таким образом, мы видим в реагировании респондентов, воспринимающих ситуацию описанным способом, ряд несоответствий: между принятием обвинения и выказыванием жесткой альтернативной позиции, между активным сопротивлением обвинению и подчеркнутым бездействием в плане поведенческого реагирования.

Отождествление с пострадавшим.

Структура микросюжета: другой – более слабый и близкий респонденту человек, по отношению к которому респондент выступает в качестве ресурса (успокоить, поддержать, посочувствовать), пострадал. Респонденты не разделяют несчастье собственное и пострадавшего, как правило, они ни чем не могут помочь в том, чтобы справиться с постигшим его несчастьем, это несчастье чаще всего воспринимается как необратимое, которому можно помочь только сопереживанием. Фразу собеседницы на обеих картинках респонденты воспринимают не как обвинение (как в группе НН), а скорее как жалобу или просьбу о помощи.

Структура поведенческого ответа: эмоциональное поведение представителей данной группы не менее амбивалентно, чем в предыдущей. При этом большая часть из них указывают, что не стали бы переживать по поводу данной ситуации, остальные – что никогда бы не остались равнодушными. Они более склонны соглашаться с тем, что именно их действия стали причиной несчастного происшествия, хотя количество сомневающихся и отрицающих этот факт в целом незначительно меньше, чем соглашающихся. Т.е. мы видим определенную амбивалентность в этом вопросе. Одновременно мы видим амбивалентность в отношении собственных переживаний респондентов: с одной стороны они отказываются переживать по поводу сложившейся ситуации, а с другой – находят аналогию данной ситуации в том, как если бы данное несчастье случилось лично с ними или с очень близкими им людьми (или с их домашними животными). С третьей стороны, мы видим выражение достаточно высокоагрессивных действий в ответ на вопрос, о том, как бы респонденты никогда не поступили. Даже если отказаться от интерпретации этого факта как вытеснения агрессивных намерений, само по себе обращение именно к этой тематике для данной группы является противоречащим общей структуре «сопереживающего» микросюжета. В данной группе самое маленькое из всех групп количество респондентов, давших независимую – альтернативную оценку сложившейся ситуации. Этим респонденты данной группы отличаются от группы НН, где при сходном соотношении ответов, признающих и отрицающих их причастность к случившемуся процент альтернативных оценок ситуации является наибольшим из всех 6 групп.

«Основная реакция»

Структура микросюжета: респондент признает себя ответственным в том, что произошло, но он винит себя не в том, что он сделал – разбил вазу или поссорился с человеком, который попал в больницу, а в том, что не предотвратил того неприятного исхода событий, который случился.

Структура поведенческого ответа: основной в данной группе является тема ущерба. Респонденты воспринимают фразу собеседницы как обвинение и полностью соглашаются с ним, признавая себя причиной произошедшего. Они стремятся обязательно компенсировать ущерб, не оставить эту ситуацию без реакции, и больше подобного ущерба не причинять. Они чаще представителей всех других групп характеризуют свое отношение к происшедшему как эмоционально насыщенное и многие из них стремятся каким-либо образом оправдаться в своем проступке. В отличие от двух предыдущих групп, в ответах респондентов данной группы мы не находим расщепления ответов на противоположные крайности. Реагирование при данном способе интерпретации ситуации является весьма однородным.

Случайный ущерб

Структура микросюжета: респондент осознает себя связанным с возникновением ущерба, но в то же время не признает себя его причиной. Ход событий осмысляется им как абсолютно бесконтрольный, самопроизвольный и непредсказуемый. Происшедшее событие случилось с ним, но не по его вине. Он просто находился не в том месте не в то время. Поэтому часто в микросюжетах этого типа «пострадавший другой» (например, облить кого-то кофе) заменяется на «пострадавший я» («уронить на себя тарелку с супом»). Эта замена происходит не из-за сопереживания пострадавшему, как в группе ОП, а вследствие того, что случившееся может восприниматься как случайная неприятность с ним (ведь ущерб понес другой), и как случайная неприятность со мной (ведь виноватым совершенно безосновательно оказываюсь я сам).

Структура поведенческого ответа: в целом вновь получается достаточно последовательная картина поведения. Респонденты принимают на себя ответственность за происшедшее и стремятся компенсировать ущерб. В тоже время они стремятся оправдаться перед собеседницей, в основном это апеллирование к случайности, к отсутствию злого умысла. Данная группа включает самый высокий из 5 групп микросюжетов процент респондентов, которые сообщают, что ни в коем случае не отнеслись бы к произошедшему безразлично (7%), больший процент имеет только группа ДП (10%).

Разделенная вина

Структура микросюжета: респондент признает себя частично повинным в событии, которое видит на картинке, но находит такие обстоятельства, которые оправдывают его поведение. В качестве таких обстоятельств выступает, как и в СЛ, неподконтрольность происходящего его воле и возможностям, но не потому что вещи или события носят непредсказуемый характер, а потому что в ситуацию он включен не один, и вынужден вести себя определенным образом – участвовать в споре или конфликте и именно поэтому причинять неприятности собеседнику, не в силу собственной злобности, а потому что так была устроена ситуация. При этом характерно, что респондент не отрицает, что действовал целенаправленно, но не с желанием причинить вред, и сам подвергался такому же негативному воздействию, что и другой человек.

Структура поведенческой реакции: подавляющее большинство респондентов данной группы в более или менее мягкой форме выражают собственную непричастность к произошедшему, а количество согласных с обвинением составляет самый низкий процент из всех 6 групп. В этой же группе самое маленькое из всех количество респондентов, упрекнувших себя за происшедшее и пожелавших предложить компенсацию ущерба. Минимально количество обращений к теме усугубления ущерба, и те в ситуации «нкогда не сделаю». При этом примерно треть респондентов данной группы вынесли независимую – альтернативную оценку сложившейся ситуации. В данной группе чаще, чем в других группах (кроме НН), затрагивалась тема самоустранения и возможности ухода от ответственности.

Примерно равно количество респондентов, прибегнувших к самооправданию, отказавшихся от него и выдвинувших встречное обвинение. Следовательно, все же количество реально оправдывающихся было вдвое выше, чем тех, кто заявил, что ни при каких обстоятельствах не станет оправдываться. Также среди них нет общего мнения относительно эмоционального реагирования на тестовые ситуации, хотя из тех, кто затронул эти темы, большая часть скорее склоняется к отказу от эмоционального реагирования.

Действия и последствия.

Структура микросюжета повторяет содержание тестовой картинки, практически не искажая его: здесь и сейчас так случилось, что респондент совершил нечто неприятное другому человеку. Он этого не хотел, и теперь сожалеет о происшедшем, хотел бы это исправить или загладить.

Особенности поведенческого ответа респондентов данной группы в том, что они склонны принимать на себя ответственность за происшедшее, в этой группе минимальный процент выразивших непричастность к происшедшему. Они в большинстве своем (хотя это и не максимальные проценты среди всех групп) склонны предлагать компенсировать ущерб, не склонны к усугублению ущерба. Среди них наибольший процент тех, кто уверен, что никогда не попытается скрыться из этой ситуации, и никто не заявил о безразличии. В этой же группе наименьшее количество респондентов, склонных к самооправданию, желающих оставить ситуацию без какой-либо реакции и избежать ответственности.
Выводы

В результате проведенного опроса удалось подтвердить предположение о том, что люди, испытывающие различающиеся эмоциональные переживания по поводу одной и той же ситуации, по-разному моделируют ее в своем представлении. Удалось выделить и описать 5 устойчивых структурных моделей ситуации, которые стоят за различающимися переживаниями и формами эмоционального поведения у представителей разных возрастных групп. Остается открытым вопрос о степени осознанности этих моделей их носителями, так как не было выявлено ни одной жесткой связи между моделью эмоциогенной ситуации и категориями называния эмоций, закрепленными в языке.

Литература



  1. Смирнова Е.О., Хузеева Г.Р. Психологические особенности и варианты детской агрессивности // Вопросы психологии, 2002. №1. С. 17 – 26.

  2. Ellsworth, P.C., & Smith, C.A. From appraisal to emotion: Differences among unpleasant feelings // Motivation and Emotion, 1988. v.12, p.271-302.

  3. Frijda N.H. The emotions. – Cambridge University Press, 1986.

  4. Frijda N.H. Gesetze der Emotionen // Zeitschrift für Psychosomatische Medizin und Psychoanalyse. 1996.

  5. Lazarus, R.S. Emotion and Adaptation. N.Y.: Oxford University Press, 1991.

  6. Oatley K., Jenkins J. Understanding emotions. – Cambridge, MA: Blackwell Publishers, 1996.

  7. Roseman I.J. Appraisal determinants of discreet emotions // Cognition and Emotion, 1991, v.5, p.161-200.

  8. Schachter S., Singer J. Cognitive, social and physiological determinants of emotional states // Psychological Review. 1962, v. 69. р.379.

  9. Scherer K.R. (Hrsg.) Psychologie der Emotion. Enzyklopädie der Psychologie, Band 3. Göttingen: Hogrefe. 1990.

  10. Weber H. Soziale Regeln in der Wahrnehmung und Bewältigung von Belastungen. Bericht an die Deutsche Forcshungsgemeincshaft. Universität Greifswald: Institut für Psychologie, 1997.



1 Определение микросюжета предполагает понимать «сюжет как конструкцию, состоящую из следующих элементов: актанты (кто? что?), их атрибуты (какие?), ситуация, в которой они действуют (где? когда?), событие (что произошло?), обстоятельства (как?). Микросюжет – это сюжет, в котором названо событие, но опущены остальные компоненты. Опущенные компоненты иногда вообще не подлежат «реконструкции», но могут возникать в тексте без прямой связи с событием» (Новикова-Грундт М.В., 2002 а,б).
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат