Собрание сочинений 23 печатается по постановлению центрального комитета - страница 9


по


^ ВЕХОВЦЫ И НАЦИОНАЛИЗМ
(БИБЛИОГРАФИЧЕСКАЯ ЗАМЕТКА)
Скучный журнал — «Русская Мысль»58. Одно только интересно в этом журнале. Здесь пишут либералы-«веховцы», сотрудники и сторонники знаменитой ренегатской книги «Вехи», в которой вчерашние сторонники свободы обливали помоями и грязью борьбу масс за свободу, причем демократические массы рабочих и крестьян изобража­лись в качестве стада, ведомого «интеллигенцией», — избитый прием всех черносотен­цев.
Поворот русского либерального «образованного общества» против революции, про­тив демократии, есть явление не случайное, а неизбежное после 1905 года. Буржуазия испугалась самостоятельности рабочих и пробуждения крестьян. Буржуазия, особенно наиболее богатая, оберегая свое положение эксплуататора, решила: лучше реакция, чем революция.
Эти корыстные классовые интересы денежного мешка и породили широкое и глубо­кое контрреволюционное течение среди либерализма, течение против демократии, в защиту всякого империализма, национализма и шовинизма, и всякого мракобесия.
Сознательных рабочих не удивит это отречение, ренегатство либералов, ибо никогда рабочие особенно хорошего мнения о либералах не были. Но полезно следить за тем, что проповедуют ренегаты-либералы, какими идеями хотят они бороться с демократией вообще, с социал-демократией в особенности.
^ ВЕХОВЦЫ И НАЦИОНАЛИЗМ Ш
«Русское интеллигентное общество, — пишет в «Русской Мысли» г. Изгоев, — было, а в своей массе продолжает быть и теперь, убеждено, что основным вопросом европейской жизни является борьба про­летариата с буржуазией за социализм...»
Г-н Изгоев называет эту мысль «предвзятой и неверной», указывая, как у поляков в Германии, в их борьбе с немцами за свою национальность, создается и растет новое среднее сословие, «демократический средний класс».
Говоря об «интеллигентах», Изгоев имеет в виду на деле социалистов и демократов. Либералу не нравится, что основным вопросом считают борьбу пролетариата с бур­жуазией. Либералы стараются разжечь и раздуть национальную борьбу, чтобы отвлечь внимание от серьезных вопросов демократии и социализма.
На деле среди «вопросов европейской жизни» социализм стоит на 1-ом месте, а на­циональная борьба — на 9-ом, причем она тем слабее и безвреднее, чем последователь­нее проведен демократизм. Смешно даже сопоставлять борьбу пролетариата за социа­лизм, явление мировое, с борьбой одной из угнетенных наций восточной Европы про­тив угнетающей ее реакционной буржуазии (причем польская буржуазия охотно соеди­няется здесь при всяком удобном случае с немецкой против пролетариата).
«Просвещение» № 4, апрель 1913 г. Печатается по тексту
Подпись: В. журнала «Просвещение»
112
^ ЛИБЕРАЛЫ И СВОБОДА СОЮЗОВ
Горный съезд59 высказался за свободу союзов. Одна из крупнейших газет либераль­ной буржуазии, «Киевская Мысль» , пишет по этому поводу :
«В этом провозглашении права рабочих на организацию, в этой поддержке требования свободы коа­лиции для рабочих и заключается важнейшая заслуга съезда.
С тех пор как после перерыва 1908—1909 гг. возобновилось в России рабочее движение, и на голову его посыпались усиленные и учащенные репрессии, требование свободы коалиции все больше становит­ся требованием масс рабочего класса. Но до сих пор только в рабочей среде требование свободы коали­ции было признано лозунгом дня. Либеральное общество относилось к нему с полным равнодушием. Теперь съезд, включивший не мало промышленников, вынужден оказать моральную поддержку требо­ваниям рабочего класса».
Мы видим здесь ясно, как либералы пользуются своей распространенной, барышни­чески поставленной прессой, чтобы укорачивать требования и лозунги рабочего клас­са. Либералам отлично известно, что у рабочих «лозунги дня» иные, неукороченные. Либералы навязывают рабочим свою либеральную узость, выдают ее за мнение «масс» рабочих: старый, избитый прием сваливать на неразвитые будто бы массы ответствен­ность за нежелание либеральной буржуазии считаться с коренными источниками поли­тических привилегий и политического бесправия! Это — прием «либеральных» крепо­стников, которые полвека тому назад говорили, что полная отмена привилегий поме­щиков не есть «лозунг дня» для «масс».
^ ЛИБЕРАЛЫ И СВОБОДА СОЮЗОВ 113
Характерно, что либералы сами выдают себя. Требование съезда неполно, говорят они. Почему? А вот послушайте:
«Высказываясь за право коалиции, съезд не мог скрывать от себя, что осуществление этого права не­избежно предполагает наличность целого ряда правовых условий. Предоставление свободы профессио­нальным организациям невозможно там, где нет общей свободы союзов и обществ. Свобода рабочей пе­чати может быть создана только там, где свободна либеральная и демократическая печать. Свобода коа­лиции не может быть осуществлена там, где господствует административное усмотрение и где массы населения устранены от участия в выборах в законодательные учреждения. На необходимость осуществ­ления этих условий и должен был бы указать съезд, если бы он хотел оставаться последовательным».
Итак, съезд непоследователен. В чем же состоит его непоследовательность? В том, что он не перечислил нескольких реформ — отвечает либерал.
Ну, а вы, господа, всё ли перечислили?
Конечно, нет! Вы подошли вплотную к «условиям», которые «предполагаются» для «осуществления» отдельных свобод, но вы этих условий не указали. Вы остановились перед ними. Вы боитесь теперь лозунга «масс рабочего класса»: не реформы, а «ре­форма». Вы стоите, в сущности, на точке зрения Струве. Струве принимал этот лозунг весной перед 17 октября, но не принимает теперь, ибо вся буржуазия, даже самая либе­ральная, повернула вправо.
Подобное положение было при отмене крепостного права. Последовательные демо­краты Добролюбов и Чернышевский справедливо высмеивали либералов за,реформизм, в подкладке которого было всегда стремление укоротить активность масс и отстоять кусочек привилегий помещиков, вроде выкупа и так далее.
Напрасно стараются либералы свалить убожество своего реформизма на «массы ра­бочего класса» !
«Правда» №101, 4 мая 1913 г. Печатается по тексту
газеты «Правда»
114
^ ВНИМАНИЮ ЧИТАТЕЛЕЙ «ЛУЧА» И «ПРАВДЫ»
Неоднократно и в «Луче» и в «Правде» печатались обращения рабочих, в которых они требовали от редакций этих газет спокойного и ясного изложения сущности разно­гласий. Это было законное и естественное требование, и стоит посмотреть, как обе ре­дакции выполнили его.
Под заглавием «Спорные вопросы» в «Правде» появились требовавшиеся разъясни­тельные статьи. Каково их содержание? Эти статьи излагают и разъясняют решения партии по спорным вопросам. Устами автора этих статей «Правда» заявляет: чтобы решить, кто прав в споре, где истина — надо искать факты и документы из истории партии, надо устранить все личное, все наносное и понять общественные корни спора. Дело, — говорит «Правда» о споре с ликвидаторами, — «не в злой воле отдельных лиц, а в исторической обстановке рабочего движения»**. Те, кто хочет серьезно разобраться в споре, должны потрудиться понять эту историческую обстановку.
«Необходимо понять, — говорит «Правда», — каково классовое происхождение раз­брода и распада, какие классовые интересы из непролетарской среды питают смуту среди друзей пролетариата» .
Это — серьезная постановка вопроса. Она прямо отвечает требованию рабочих — помочь им разобраться
См. настоящий том, стр. 67—74. Ред. См. настоящий том, стр. 72. Ред.
^ ВНИМАНИЮ ЧИТАТЕЛЕЙ «ЛУЧА» И «ПРАВДЫ» 115
в серьезном споре между «Правдой» и «Лучом». Идя этим путем, рабочие познакомят­ся с фактами партийной жизни, приучатся отличать в этом споре верное и принципи­альное от мелкого и случайного, будут искать классовых корней разброда.
Может быть, рабочий, узнав факты, перечитав документы и пр., в конце концов и не согласится с «Правдой» — это уже дело его собственных воззрений и его опыта. Но во всяком случае он, идя по пути, указываемому «Правдой», многому научится и даст себе отчет во всем споре.
Так отвечает «Правда» на требование рабочих познакомить их с существующими разногласиями. А как поступает «Луч»?
Одновременно с печатанием в «Правде» статей о «спорных вопросах» в «Луче» пе­чатается громадный фельетон, посвященный той же теме. Ни одного факта в нем не приведено, ни о каком общественном содержании спора автор и не помышляет, ни од­ного документа к сведению читателя не приводит.
Весь громадный фельетон, растянувшийся на два номера, набит сплетней и личными намеками. Тут сообщается читателю рабочему о «раздражительности» и «очарователь­ных остротах» одного марксиста, «сверхчеловеческих» замашках другого, «цинизме» третьего. Все споры объясняются «личными счетами», «брюзжанием из-за местничест­ва», «борьбой за власть» в партии. А под рукой пускается слушок, достойный казенной печати, что во всем виноваты какие-то «мастера от революции», боящиеся потерять свое влияние, если в дело вступят широкие рабочие массы.
Засорить головы сплетней, дрязгой, личностями и таким образом сбежать от необхо­димости объяснить свою точку зрения — такова цель автора и поместившей его произ­ведение газеты. Но если бы было это просто сплетня — с полбеды. Это сплетня обоз­ленного ренегата — вот в чем дело. Прочтите, что в начале второго фельетона он пи­шет о «провоцируемых и провоцирующих выступлениях», о «диктатуре в партии ци­нично к массам настроенных сверхчеловеков», о том,
^ 116 В. И. ЛЕНИН
как честит он преданных работников 1905 года «революционных дел мастерами», со­вершавшими поступки, «недопустимые ни в какой мало-мальски культурной среде». Да ведь это из «Земщины»61, из «Вех»!..
И все это пишется не в «Новом Времени», а в газете, считающей себя рабочей, все это преподносится в ответ на требование рабочих дать серьезное изложение своей точ­ки зрения! И после всего этого «Луч» осмеливается протестовать против резких форм полемики и выставлять себя образчиком чинности в посрамление «Правды».
Мы настоятельнейшим образом советуем тем рабочим, которые еще верят, что, в противность «Правде», «Луч» — газета, стоящая за объединение и прекращение внут­ренней дрязги, прочесть указанный фельетон и сравнить его с тем, как разбираются те же вопросы в «Правде».
«Правда» №102, 5 мая 1913 г. Печатается по тексту
Подпись: Чи m am ель газеты «Правда»
«Правд ы» и «Лу ча »
117
^ К ДВАДЦАТИПЯТИЛЕТИЮ СМЕРТИ ИОСИФА ДИЦГЕНА
Двадцать пять лет тому назад, в 1888 году, скончался рабочий-кожевник Иосиф Диц-ген, один из выдающихся социал-демократических писателей-философов Германии.
Иосифу Дицгену принадлежат сочинения (переведенные большей частью и на рус­ский язык): «Сущность головной работы человека» (вышло в свет в 1869 году), «Экс­курсии социалиста в область теории познания», «Аквизит философии» и др. Самую верную оценку Дицгена и его места в истории философии и рабочего движения дал Маркс еще 5-го декабря 1868 года в письме к Кугельману:
«Уже давно, — писал Маркс, — Дицген прислал мне отрывок рукописи о «Способ­ности мышления», который, несмотря на некоторую путаницу в понятиях и на слишком частые повторения, содержит в себе много превосходных и, как продукт самостоятель-ного мышления рабочего, достойных изумления мыслей» .
Вот значение Дицгена: рабочий, самостоятельно пришедший к диалектическому ма­териализму, т. е. к философии Маркса. Чрезвычайно ценно для характеристики рабоче­го Дицгена то, что он не считал себя основателем школы.
Иосиф Дицген говорил о Марксе, как главе направления, еще в 1873 году, когда не­многие понимали Маркса. И. Дицген подчеркивал, что Маркс и Энгельс «обладали не­обходимой философской школой». И в 1886 году,
^ 118 В. И. ЛЕНИН
много спустя после появления «Анти-Дюринга» Энгельса, одного из главных философ­ских произведений марксизма, Дицген писал о Марксе и Энгельсе, как о «признанных основателях» направления.
Это надо иметь в виду, чтобы оценить всяких последователей буржуазной филосо­фии, т. е. идеализма и агностицизма (в том числе и «махизма»), которые пробуют уце­питься как раз за «некоторую путаницу» у И. Дицгена. И. Дицген сам осмеял бы и от­толкнул таких поклонников.
Чтобы стать сознательными, рабочие должны читать И. Дицгена, но не забывать ни на минуту, что он дает не всегда верное изложение учения Маркса и Энгельса, у кото­рых только и можно учиться философии.
И. Дицген писал в такую эпоху, когда всего шире был распространен опрощенный, опошленный материализм. Поэтому И. Дицген особенно напирал на исторические из­менения материализма, на диалектический характер материализма, то есть на необхо­димость стоять на точке зрения развития, понимать относительность каждого человече­ского познания, понимать всестороннюю связь и взаимозависимость всех явлений ми­ра, доводить материализм естественноисторический до материалистического взгляда на историю.
Напирая на относительность человеческого познания, И. Дицген часто впадает в пу­таницу, делая неправильные уступки идеализму и агностицизму. Идеализм в филосо­фии есть более или менее ухищренная защита поповщины, учения, ставящего веру вы­ше науки или рядом с наукой, или вообще отводящего место вере. Агностицизм (от греческих слов «а» — не и «гносис» — знание) есть колебание между материализмом и идеализмом, т. е. на практике колебание между материалистической наукой и попов­щиной. К агностикам принадлежат сторонники Канта (кантианцы), Юма (позитивисты, реалисты и пр.) и современные «махисты». Поэтому некоторые из самых реакционных философов буржуазии, отъявленные мракобесы и прямые защитники поповщины, про­бовали «использовать» ошибки И. Дицгена.
^ К деАДЦАТИПЯТИЛЕТИЮ СМЕРТИ ИОСИФА ДИЦГЕНА 119
Но, в общем и целом, И. Дицген — материалист. Дицген — враг поповщины и агно­стицизма. «С прежними материалистами, — писал И. Дицген, — общего у нас только то, что мы признали материю предпосылкой или первоосновой идеи». Это «только» и есть суть философского материализма.
«Материалистическая теория познания, — писал И. Дицген, — сводится к призна­нию того, что человеческий орган познания не испускает никакого метафизического света, а есть кусок природы, отражающий другие куски природы». Это и есть материа­листическая теория отражения в познании человека вечно движущейся и изменяю­щейся материи, — теория, вызывающая ненависть и ужас, клеветы и извращения всей казенной, профессорской философии. И с какой глубокой страстью истинного револю­ционера бичевал и клеймил И. Дицген «дипломированных лакеев поповщины» профес­соров-идеалистов, реалистов и т. п. ! «Из всех партий», — справедливо писал И. Дицген про философские «партии», т. е. про материализм и идеализм, — «самая гнусная есть партия середины».
К этой «гнусной партии» принадлежит редакция «Луча» и г. С. Семковский («Луч» № 92). Редакция дала «оговорочку»: «не разделяем-де общефилософской точки зре­ния», но изложение Дицгена «правильно и. ясно».
Это — вопиющая неправда. Г-н Семковский безбожно переврал и исказил И. Дицге­на, выхватив у него как раз «путаницу» и умолчав о марксовой оценке Дицгена. А меж­ду тем и Плеханов, самый знающий по философии марксизма социалист, и лучшие марксисты в Европе вполне признали эту оценку.
Г-н Семковский извращает и философский материализм, и Дицгена, говоря вздор и по вопросу «один или два мира» (это будто бы «коренной вопрос»! Поучитесь-ка, лю­безный, прочтите хоть «Людвига Фейербаха» Энгельса) — и по вопросу о мире и явле­ниях (Дицген будто бы сводил действительный мир только к явлениям; это — попов­ская и профессорская клевета на И. Дицгена).
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат