Споры не затихают. "Эту книгу обязан прочитать каждый", считает британский журнал The Economist - страница 61

следующее: современная космология началась с Дарвина и Уол­леса. В отличие от своих предшественников они сумели объяс­нить наше существование, не прибегая к помощи сверхъесте­ственных сил... Дарвин и Уоллес установили планку не только в области естествознания, но также и космологии"61. Другими физиками, не нуждающимися в лекциях относительно ценно­сти вклада дарвинизма, являются Виктор Стенгер, книгу кото­рого "Нашла ли наука бога?" (ответ: не нашла) я рекомендую вниманию читателя, а также Питер Аткинс. Работа последнего "Еще раз о сотворении" стала моим любимым произведением в жанре научной поэзии в прозе.

  • Не устаю поражаться тем из теистов, чье сознание отнюдь не пробудилось в том смысле, о котором я говорю, и которые вместо этого восхваляют нынче естественный отбор как "божье орудие Творения". Эволюция методом естественного отбора — это простой и удобный способ заполнить мир живыми орга­низмами, заявляют они. Богу не нужно трудиться до седьмого пота! Питер Аткинс, введя в вышеупомянутой книге гипотезу ленивого бога, который пытается, затратив минимум усилий, создать наполненную жизнью Вселенную, доводит эту цепочку рассуждений до логического, безбожного заключения. Лени­вый бог Аткинса превосходит бездеятельностью даже деист-ского бога просвещенного XVIII века: deus otiosus — буквально бог в отпуске, безработный, бездельник, излишний и ненуж­ный. Шаг за шагом Аткинс сводит работу ленивого бога на нет, пока тому совсем ничего не остается: в общем-то, и суще­ствовать ему совершенно незачем. В голове крутится памятное остроумное нытье Вуди Аллена: "Если окажется, что бог есть, вряд ли он злодей. Но, как ни крути, приходится признать, что он, в общем-то, двоечник".

  • Нечленимая сложность

    1. М

    2. АСШТАБ РЕШЕННОЙ ДАРВИНОМ И УОЛЛЕ-сом проблемы трудно переоценить. Можно упомянуть в качестве примеров анатомию, строение клетки, биохимию и поведение бук­вально любого живого организма. Но наибо­лее яркие образчики якобы "разумного замысла" выбирают по понятным причинам авторы-креационисты; поэтому я решил, не без иронии, позаимствовать примеры для обсуждения из креационистского текста. Автор книги "Жизнь — откуда она взялась?" на обложке не указан, но напечатана она "Обще­ством Сторожевой башни" на i6 языках тиражом в и миллио­нов экземпляров и, видимо, является любимым чтивом многих, потому что из этих 11 миллионов экземпляров доброжелатели прислали мне из разных стран в качестве непрошеного подарка целых шесть штук.

    3. Открыв наугад это анонимное и щедро распространяе­мое издание, наталкиваемся на губку, известную под назва­нием "корзинка Венеры" (Euplectella), а под ней — слова не кого-нибудь, а сэра Дэвида Аттенборо: "Никакой фантазии не под силу вообразить сплетенный из кремниевых игл ске­лет такой сложности, какой мы встречаем у этой губки, "кор­зинки Венеры". Каким образом малозависимые друг от друга микроскопрические клетки могут, работая совместно, произ­вести миллионы стекловидных игл и соорудить прихотливое, прекрасное кружево? Мы не знаем". Авторы из "Сторожевой башни", не теряя времени, вворачивают свою реплику: "Но мы

    4. знаем наверняка: вряд ли это произошло благодаря случаю". Конечно, вряд ли это произошло благодаря случаю. С этим никто и не спорит. Именно такую загадку — статистическую невероятность возникновения скелета, подобного скелету Euplectella, — обязана решить любая теория жизни. Чем ниже статистическая вероятность, тем меньше надежды, что реше­нием проблемы окажется случай; в этом и есть сущность неве­роятного. Ошибочно предполагают, что решением загадки может быть либо "разумный замысел", либо случай. Однако это не так. Решением загадки может быть либо "разумный замысел", либо естественный отбор. Принимая во внимание исключительно низкую вероятность, которую мы наблюдаем в живых организмах, случай решением быть не может, и ни один здравомыслящий биолог никогда этого не заявлял. "Разум­ный замысел", как мы увидим позднее, также не может служить настоящим решением; однако сейчас я хочу вернуться к опи­санию задачи, которую обязана решить любая теория жизни, а именно — как избавиться от случайности.

    5. Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат
      Реферат