Старый симптом - Что такое наша работа? Это законный повод каждый день уйти из дома, чтобы отдохнуть от семьи, а...

Старый симптом


Об отчуждении, а тем более о противостоянии говорить пока не приходится, но симптом недопонимания и настороженности в отношении друг друга, по-моему, ощущается уже вполне явно.
Тем более во взаимных чувствах с обеих сторон явственно проглядывает обида. Власти справедливо полагают, что, приняв нищий, обшарпанный город с разбитыми дорогами и падающими на головы прохожим балконами, сумели в считанные годы превратить его процветающий мегаполис, где уже осуществлён ряд крупных строительных проектов, появились новые магистрали, неуклонно растёт качество жизни горожан. И вот теперь, когда всё вокруг буквально преобразилось, появляются люди, которые, не желая замечать благотворных перемен, готовы критиковать каждый шаг петербургского правительства — от реконструкции отдельных зданий до катка на Дворцовой площади.
Интеллигенция, со своей стороны, обижена тем, что аргументированная, как ей кажется, критика, касающаяся крупных градостроительных проблем или даже частностей, игнорируется чиновниками. Интеллигенция вновь почувствовала себя отодвинутой от какого-либо участия в решении важных дел и недовольна тем, что её мнение не требуется начальству.
Всё это опасные симптомы. Мы помним, к чему уже не раз приходила Россия, когда власть впадала в уверенность, что сама всё прекрасно знает и может, а интеллигенция, напротив, проникалась убеждением, будто только ей открыт весь смысл стоящих перед обществом задач, и обе они не умели вовремя услышать друг друга. А ведь всякий раз начиналось с малого — с крохотной трещинки, которую не сразу и разглядишь…
2007

Молчание властей


В последнее время строителями недовольны многие. Это и защитники петербургского архитектурного наследия. И переселенцы из «аварийных» домов старого фонда. И обманутые «дольщики». И покупатели новых квартир, в которых стены оказались не очень-то параллельны и перпендикулярны друг другу…
Как сказал мне один разгневанный подполковник в отставке, полгода назад отметивший новоселье, но до сих пор сидящий без горячей воды и отопления:
— Город захватила строительная мафия!
Мафия, не мафия, но сегодня она немного присмирела — уж кого-кого, а строительный комплекс кризис ударил по-настоящему больно. Все недовольные получили передышку. Поэтому теперь самое время чуток поостыть от своего праведного гнева и подумать, что произошло и почему…
Всякая строительная компания — обычное коммерческое предприятие, а значит, её основная задача — извлечение прибыли. Что же касается соблюдения прав покупателей, качества строительства и отделки, а также заботливого отношения к зданиям, сооружениям и ландшафтам, которые являются исторической ценностью, — всё это должно находиться под неусыпным оком соответствующих федеральных и городских ведомств, коих у нас достаточно, да и сотрудников, там работающих, в избытке.
Однако и сотрудники этих ведомств несут вовсе не абсолютную полноту ответственности за выполнение вверенных им обязанностей. В общей своей массе это милые, неглупые и — некоторые упорно не хотят в это верить — порядочные люди, но каждый из них принадлежит к огромной чиновничьей корпорации, а эта корпорация — в каждой стране, не только в России — играет по своим неписаным, но очень чётким эгоистическим правилам. Дайте им полную волю, и они превратятся в такую мафию, которая развалит даже сверхмощное государство (наглядный пример — СССР). Контролировать всю эту бюрократическую массу должна общественность. И по большому счету, вся проблема в том, насколько хорошо она сама выполняет свои функции.
Общественные организации, борющиеся за сохранение петербургского исторического наследия, можно пересчитать по пальцам. Ещё есть несколько энтузиастов-одиночек. Для мегаполиса с населением в четыре с половиной миллиона человек и одним из самых больших в Европе количеством архитектурных памятников — не густо. Тем не менее в прошлом году и этими силами удалось добиться того, что городские чиновники самого высокого ранга вынуждены были признать «отдельные строительные ошибки», обещали понизить этажность одной из наиболее одиозных высоток и стали активнее привлекать общественных экспертов к обсуждению важных градостроительных проблем. Правда, тогда все эти перемены реальных результатов так и не принесли. Однако теперь, благодаря усилиям общественности, противостояние с чиновниками вышло на новый уровень: Комитет по культуре Государственной думы направил письма в Росохранкультуру и губернатору Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко, выразив озабоченность происходящим на берегах Невы.
В столицецентричном государстве, которым испокон веков являлась Россия, это значительное событие. Однако переоценивать его не стоит: после неоднократных просьб председатель Комитета Григорий Ивлиев и его первый заместитель Елена Драпеко согласились приехать в Петербург, чтобы встретиться с петербургскими общественниками, но выдвинули жёсткое условие — не более полутора десятка участников встречи и никакой прессы.
Всё это означает, что не только исполнительная, но и законодательная власть по-прежнему избегают гласности и публичного диалога при обсуждении проблем, имеющих широкий резонанс. И снова: не столько власть в этом виновата, сколько мы сами, общественность. Молчащих не услышат. И тех, кто предпочитает высказываться дома на кухне, в компании с друзьями или на остановке в ожидании запропастившегося автобуса, — тоже. Слышат выступающих в СМИ и говорящих от имени многочисленных и авторитетных общественных организаций. А ещё — тех, кто голосует на выборах.
Власть закрывает уши, потому что привыкла себя так вести с рюриковых времён. И мы молчим, приученные её традиционным нравом. Но ведь есть и другой опыт…
Нынешний строительный бум, калечащий архитектурный облик Петербурга, — уже не первый. Примерно то же самое происходило в конце XIX века и самом начале ХХ. Если ещё в конце 1880-х каждый год в городе появлялось в среднем 500 новых домов, то в 1897-м — уже свыше тысячи. И в ту пору архитекторы со строителями тоже возводили свои «шедевры» кто во что горазд.
Тогда на защиту своего Петербурга встала городская интеллигенция. В первом десятилетии прошлого столетия возникло общественно-культурное движение, объединившее в своих рядах десятки деятелей искусства, науки, культуры и позже получило название «Возвращение к Петербургу». Идейной основой движения стали строки из статьи, написанной Александром Бенуа в 1902 году: «Красота города является не только собственностью, но и гордостью всех горожан и получает для них огромное жизненное значение. Красота столицы — национальное достояние». Эти бы слова, как говорится, да всем нам в уши.
2009

1 ... 10 11 12 13 14 15 16 17 ... 72 Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат