Т. Ф. Пухова Изучение фольклора и этнографии в Воронежском

Т.Ф.Пухова



Изучение фольклора и этнографии в Воронежском крае.


Работа по собиранию, обработке и анализу фольклорного материала в Воронежской области началась еще в Х1Х веке. Первые записи воронежских песен и пословиц были сделаны известным воронежским поэтом – А.В.Кольцовым. Эту же работу продолжили: поэт И.С.Никитин, знаменитый издатель русских народных сказок, фольклорист и мифолог А.А.Афанасьев, писатели А.И.Эртель, Е.М.Милицина, настойчивый энтузиаст распространения воронежской народной песни М.Е.Пятницкий.

Следует особенно подчеркнуть деятельность воронежских краеведов – любителей-фольклористов. С конца 30-х годов в Воронеже начали издаваться «Воронежские губернские ведомости». «В неофициальной части «Ведомостей» только за 1850-1854 гг. краеведами Богдановым и Кремером было опубликовано 70 народных песен, 243 загадки. Фольклорные материалы также печатались в «Воронежской беседе на 1861 год» и в «Воронежском литературном сборнике», изданном в том же году».(1) В частности, в этих изданиях были опубликованы пословицы и поговорки, собранные А.В.Кольцовым, свадебные обряды малороссиян слободы Воронцовки Павловского уезда, несколько малороссийских поверий, народные песни великорусские и малороссийские. С большим интересом была встречена публикация в «Воронежском литературном сборнике» записи былины о битве Ильи Муромца с сыном.

Особенно бурной была деятельность так называемого «второвского кружка», который возглавил в конце 40-х годов Николай Иванович Второв. Он не только объединил местных краеведов, но и установил тесные связи с Русским географическим обществом, с такими крупнейшими учеными, как И.И.Срезневский и Ф.И.Буслаев. В.И.Далю Н.И.Второв посылал записи местных областных слов и речений для «Толкового словаря живого великорусского языка», а А.А.Афанасьеву воронежский сказочный материал для выпусков «Народных русских сказок». Н.И.Второв с товарищами совершал многоддневные поездки по губернии, кропотливо записывая фольклорный и этнографический материал, делая зарисовки костюмов, записи текстов и мелодий песен. Рукопись «Описания, относящиеся до Воронежской губернии», в которой исследуются 10 уездов (Бирюченский, Бобровский, Богучарский, Валуйский, Задонский, Землянский, Коротоякский, Нижнедевицкий, Острогожский, Павловский) хранится в архиве Русского Географического общества.

На заседаниях «второвского кружка» бывал и А.Н.Афанасьев, записавший для своих изданий в родных краях – в Бобровском районе – 10-12 сказок, 3 легенды и около 500 пословиц.

Фольклористы конца Х1Х – начала ХХ века оставили основательные, добротно составленные сборники, посвященные различным жанрам фольклора. Это «Воронежский этнографический сборник» (1891), подготовленный Митрофаном Алексеевичем Дикаревым, писцом «Статистического комитета», собиравшим фольклор во время своих многочисленных служебных разъездов. М.А.Дикарев самостоятельно овладел навыками научного языкознания и составил уникальный в своем роде труд «Очерк воронежского мещанского говора сравнительно с украинско-русским наречием» (Опыт статистического исследования звуковых явлений). В приложении к сборнику М.А.Дикарев включил другой свой многолетний труд – собрание 7713 русских и украинских пословиц, примет и поверий Воронежской губернии, а также записи песен и «Росказ про хохлацку свадьбу».

Это и сборники воронежских народных песен, ведь наш край всегда славился обилием разнообразных лирических песен. Во всех больших песенных сборниках, изданных в Москве или Петербурге, присутствуют записи воронежских песен. Воронежские краеведы, фольклористы посылали записи песен в собрания И.П.Сахарова, П.В.Киреевского, П.В.Шейна, Н.М.Лопатина и В.П.Прокунина, А.И.Соболевского.

Например, в сборнике И.П.Сахарова «Песни русского народа» (1839) содержатся 5 русских казацких песен, записанных в Воронежской губернии; в собрании «Песен, собранных П.В.Киреевским» (1860-1874) – 5 исторических песен («Князь Михайло», «Взятие Астрахани», «Князь Василий Васильевич Голицин», «Казнят князя Долгорукого», «Воровал тут вор Копейкин»), 1 былина об Илье Муромце и баллада «Князь Волконский и Ваня-клюшничек». Интересно, что в сборнике П.В.Шейна «Русские народные песни. Песни былевые» (1877) опубликованы 3 песни, подготовленные А.Н.Афанасьевым («Князь Гагарин», «Князь Голицын», «Про Ванюшу-ключника и князя Волхонского»); в «Сборнике русских народных лирических песен» Н.М.Лопатина и В.П.Прокунина (1889) опубликовано 10 воронежских песен. Но самое большое количество воронежских лирических песен мы видим в собрании А.И.Соболевского «Великорусские народные песни»: в 1-м томе – 7, во 2-м – 9, в 3-м – 13, в 4-м – 20, в 5-м – 30, в 6-м – 7, в 7-м – 29 (всего –115 песен).

Особо следует сказать о сборнике Е.Э. Линевой «Великорусские песни в народной гармонизации» (1904 г.). В него вошло 9 воронежских песен («Горы», «Лучина», «Долина», «Снежки белы, лопушисты», «Кукушечка кукует», «У нас по морю», «Сарафанчик» и др.). Исследовательница побывала в селах Макарье, Никольском, Супруновке, Большой Приваловке Воронежского уезда, а также в селе Голодаевка Усманского уезда. Ценно то, что Е.Э.Линева одновременно с записью текста песни делала запись на фонографе. Такие записи 19-ти воронежских песен хранятся в отделе рукописей Пушкинского Дома. В книге Е.Э.Линевой мы встречаем удивительные по выразительности слова об исполнении лирической песни воронежской крестьянкой Степанидой Дмитриевной Кашириной: «Она запела мою любимую песню «Лучинушку», которую я всюду искала… «Ой, да лучина моя, лучинушка», – заводит Митриевна своим звучным голосом. «Ах, что же ты, моя лучинушка, не ярко да ты горишь?» – голосами, в которых звучат упрек и жалость, подхватывают другие бабы, вместе на одной ноте, и сейчас же расходятся врассыпную, на разные, вместе на одной ноте, и сейчас же расходятся врассыпную, на разные подголоски. Митриевна проводит до конца главную мелодию, но дает полную волю другим голосам, сдерживая всех вместе и соединяя их без всяких внешних приемов. Все смотрят на нее и невольно подчиняются ея властному взгляду, заражаются ея вдохновением, ея сдержанною страстностью. Две из баб поют низкими голосами. То примыкая к Митриевне, то отделяясь на нее на мгновение и опять сейчас же сливаясь с ее голосом. А над низкими голосами старух вьются звонкие молодые голоса. Каждый ведет свое, ни один не пропадает и не теряет своего характера. Оттого гармония целого так полна и жизненна…» (2).

И конечно же, говоря об истории собирания воронежской песни нельзя не вспомнить славное имя Митрофана Ефимовича Пятницкого. М.Е.Пятницкий родился и вырос в самом сердце России, в самом живописном уезде Воронежской губернии – Бобровском, ставшим поистине настоящей сокровищницей для воронежских фольклористов. Сказки, легенды, песни бережно сохранялись здесь из поколения в поколение. С услышанными еще в детстве и навсегда запомнившимися песнями родной Александовки М.Е.Пятницкий впоследствии познакомил московских музыкантов и фольклористов, членов Музыкально-этнографической комиссии Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. Так появился первый сборник, куда вошли 12 Бобровских песен («Браженька», «Эх, да заболела у меня, братцы, головушка», «Молодчик», «Сосенка», «Эх, ты, Ваня», «Уж ты, сад, ты мой сад», «Как пошел наш чернец и др.) (3)

Позже, в 1912 г., были опубликованы две исторические песни в сборнике М.Е.Пятницкого «Песни 1812 года» («Платов – казак» и «Наполеон»), записанные им от сказительницы Аринушки Колобаевой. Наконец, в 1914 году была издана книга, в которой рассказывалось о концертной деятельности М.Е.Пятницкого и о его хоре. (4) Здесь были даны 2 духовных стиха, 1 былина («Про Илью Муровича»), 1 историческая («Про Петра 1») и 2 весенние песни, а также различные лирические песни. Особенностью исполнения воронежских былин, по мнению профессора В.А.Тонкова является то, что «они иногда играются, т.е. поются хором. И по своему размеру, и по характеру исполнения они ближе всего к песням» (5)

Имя Пятницкого дорого воронежцам. В библиографическом указателе «Фольклор Воронежского края» (1) отмечено, что о личности М.Е.Пятницкого, о его хоре, го, о его хоре, мени Пятницкого в центральной и местной прессе вышло 24 издания. А село Александровка –родина М.Е.Пятницкого – и по сей день является одним из песенных центров Воронежской области. Там действует свой народный хор, существует богатый краеведческий музей, живут люди, хранящие славную песенную традицию. В этом совсем недавно еще раз убедились участники фольклорной экспедиции ВГУ 2002 года.


* * *
В начале ХХ века появились новые имена фольклористов- этнографов: П.Федорова (6), Ф.И.Поликарпова (7), В.Тростянского(8), А.Путинцева (9). Сбор фольклорного материала ведут также писатели А.И.Эртель и Е.М.Милицина, создавая произведения по мотивам воронежского фольклора.

Работа по изучению фольклора и этнографии в Воронежской области

после 1917 г., а точнее с середины 20-х годов, приобретает планомерный характер, связывается с деятельностью воронежских вузов, Воронежского отделения Союза Советских писателей, областных краеведческого и литературного музеев.

В этот период особую роль в организации собирания воронежского фольклора сыграла разнообразно и ярко одаренная личность Алексея Михайловича Путинцева – фольклориста, этнографа, литературоведа, библиографа. А.М.Путинцев еще в юности увлекся этнографией, посвятив свои первые работы истории, обычаям и говору своего родного села – Старой Хворостани Коротоякского уезда Воронежской губернии. Сын священника, он учится в семинарии, но затем поступает на историко-филологический факультет Юрьевского университета, который заканчивает в 1906 году. «Знаменательно, что кандидатский труд студента Путинцева – о говоре в местности Хворостань Воронежской губернии» (10) – по отзыву академика Ламанского, профессора Петербургского университета, удостоился серебряной медали от отделения этнографии Русского Географического общества. Через несколько лет, в1913 г., по предложению академика А.А.Шахматова и проф. Д.К.Зеленина, Путинцев избирается действительным членом этого общества. Уже в годы Советской власти он принимает участие в работе Этнографической комиссии при Народном комиссариате просвещения» (11). В 20-е годы он снова публикует заметки об этнографии родных мест, в частности: о пище, напитках, табаке цуканов – этнографической группы населения, живущих в районе села Хворостань(12). В это время А.М.Путинцев становится профессором педагогического факультета Воронежского государственного университета, ведет курс «русского фольклора», руководит различными экспедициями – этнографическими, фольклористическими, диалектологическими. И конечно, нельзя не сказать о другой важнейшей стороне деятельности А.М.Путинцева: изучению творчества А.В.Кольцова и И.С.Никитина, и что важно для нас – разработке проблемы фольклоризма творчества поэтов. Именно Путинцев провел детальнейшее обследование воронежских архивов, подготовил к печати и опубликовал 438 пословиц, записанных А.В.Кольцовым (13).

В 1924 году благодаря кипучей деятельности Путинцева в Воронеже был открыт мемориальный музей – Дом-музей И.С.Никитина. Путинцев был первым заведующим музея на протяжении 6 лет. Помимо основной задачи по собиранию, изучению и пропаганде культурных памятников прошлого задачей музея стало и изучение поэзии устного слова. Например, в одном из первых изданий, подготовленных сотрудниками музея была опубликована запись народной кукольной комедии «Ванька» (14).

В конце 20-х – начале 30-х годов развернулась масштабная деятельность по сбору фольклорного материала, как воронежскими исследователями, так и учеными из Москвы и Ленинграда.

В 1936 году Областное книгоиздательство, Воронежское отделение ССП совместно с пединститутом (образованном на базе педагогического факультета ВГУ) организовали экспедицию в Богучарский, Нижнедевицкий и другие районы области. Результатом работы экспедиции стал сборник «Песни и сказки Воронежской области» (15).

В составе экспедиции работали А.М.Новикова, И.А.Оссовецкий, М.А.Певцов, А.В.Мухин, В.П.Дорохов, С.А.Ананьин. Раздел «Песни» и комментарии к нему составлены А.М.Новиковой и И.А.Оссовецким, раздел «Частушки», в основном, – А.В.Мухиным. Большинство сказок дано в записях В.А.Тонкова. К сборнику приложен словарь местных слов. Редактировали сборник академик Ю.М.Соколов и С.И.Минц. Для художественного оформления книги широко использовались работы воронежских кружевниц, вышивальщиц, вязальщиц, а также росписи изб и т.д. по материалам Ленинградского Гос. Музея Этнографии. Профессор А.П.Гринкова во вступительной статье отмечала: «Работа в области собирания произведений народного творчества показала, что в Воронежской области фольклор бьет ключом» (15,20).

В сборник вошли 47 свадебных, 41 любовных, 20 семейно-бытовых, 18 сатирических, 10 солдатских песен, песни о революции и гражданской войне, народные переделки литературных произведений, частушки и сказки (11 волшебных, 1 сказка о животных, 3 социально-бытовые сказки). Из 14 сказок, вошедших в сборник, 5 были записаны от Анны Куприяновны Барышниковой («Как братья правду искали», «Иван-болтун», «Золотой колодец», «Барин и швец», «Умная жена»). Экспедиция выявила и записала репертуар неизвестных ранее сказителей К.П.Свиридова («Бедняк Алексей»), Т.А.Сафонова («Елена Прекрасная», «О царевне и храбром воине»), С.В.Трухачева («Царица-волшебница»). 4 сказки записаны от Анны Николаевны Корольковой («Еруслан Лазаревич», «Сестрица Аленушка», «Мальчик с пальчик», «Овсинка»).

Изучение творчества воронежских сказочниц началось еще в 20-е годы. Когда «в 1925 году в Землянский район Воронежской области приехала этнографическая экспедиция из Ленинграда, Куприяниху случайно и счастливо «открыла» приехавшая с экспедицией ленинградская фольклористка Н.П.Гринкова» (16, 5). Гринковой удалось записать 56 сказок, три из которых впоследствии были напечатаны в сборнике «Русская сказка», вышедшем под редакцией Азадовского в 1932 году в издании «Academia».

Анна Куприяновна Барышникова (1868-1954) происходила из семьи сказочников: и ее отец Куприян, и ее дед Левон были известными во всей округе сказочниками. В сентябре 1933 года в Воронежскую область из Москвы выехала группа фольклористов для изучения сказочного мастерства Анны Куприяновны. К ним присоединились сотрудники кафедры литературы педагогического института во главе с И.П.Плотниковым. В ее родном селе, Большая Верейка, сказочница поведала слушателям не только сказки, но и песни, пословицы, поговорки. Вскоре Анна Куприяновна была приглашена кафедрой литературы ВГПИ и Воронежским отделением Союза советских писателей в Воронеж, где выступала перед большой аудиторией. «В студенческой среде, которая в достаточной степени понимала и специфичность, и красоту ее искусства, Куприяниха держалась просто, свободно и смело. Каждая реплика, смех одобрения еще больше подбадривали и окрыляли ее. Сказки заблестели яркой интонацией, оживились неожиданными эпитетами и характеристиками героев; даже сопровождались жестами. Сама сказочница осталась очень довольна «стюдентами». Так же хорошо она себя чувствовала и на выступлении перед школьниками. Увидев детей, давно ей привычную и близкую аудиторию, она чрезвычайно обрадовалась и только просила:

В других же местах, где аудитория была более далека и равнодушна к искусству сказочницы, огонек погасал, и Куприяниха только рассказывала, художественно не «раскрашивая» своей передачи. Эта чуткость к восприятию ее сказки показывает, что Куприяниха – подлинный художник, нуждающийся в аудитории и чутко отзывающийся на настроение слушателей. (16, 7-8).

В течение 10 дней пребывания Куприянихи в Воронеже коллектив фольклористов пединститута вел записи ее сказок. В 1936 году сказочница побывала в Москве, выступала в Московском институте истории, философии и литературы, в Государственном литературном музее, Союзе советских писателей, в Художественном и Малом театре. Всюду ее выступления проходили с большим успехом.

Записанный сказочный материал Куприянихи был включен в книгу, вышедшую под редакцией проф. И.П.Плотникова в 1937 году – «Сказки Куприянихи» (16). Записи сказок, статья о творчестве Куприянихи и комментарии к сказкам были сделаны А.М.Новиковой и И.А.Оссовецким.

Из 116 сказок, записанных исследователями, в сборник включено 70. Более всего в репертуаре Куприянихи социально-бытовых сказок – 36, причем она почти всегда заостряла социальный смысл сказки, 8 сказок о животных и 25 волшебных, или как их называли тогда составители сборника – «фантастических» – сказок. Традиционные герои волшебных сказок у Куприянихи показываются в разнообразных сюжетных ситуациях, украшены меткими сравнениями и метафорами, оживлены рифмой. Воронежский писатель М.Сергеенко, неоднократно встречавшийся с Аннной Куприяновной, сделавший обработку ее сказок для детей, так писал о героях ее сказок: «Огромный мир красочных чудесных образов встает перед нами. Верхом на золотом коне скакал Иван-меньшой за котом-игруном, гусаком-плясуном и лисицей-цимбалкой. Братья-охотники шли через крутые горы, густые леса, синие моря искать птицу прекрасную - перья красные, мудрая Марья-Королевна, сидя в жарко натопленной горнице, потешалась над своими незадачливыми женихами, а Иванушка- дурачок, обратав козла, ехал свататься к ней. По царскому саду, надкусывая краснобокие яблочки, тайно ходила девушка-безручка, оклеветанная злою невесткой. Хитрый царевич-дроздовик, прикинувшись нищим побирушкой, выгонял дурь из своей строптивой невесты-княжны, приучая ее к мужицкой пище и труду» (17,115).

Печатались сказки без сохранения точной фонетической записи, что сильно бы затруднило чтение, но с сохранением диалектизмы в тексте некоторых сказок. Сказки А.К.Барышниковой полны экспрессией, они необычайно красочны, богаты красным словцом, насыщены юмором. Вот как начинается сказка «Иван-болтун»: В некотором царстве, в некотором государстве жили старик со старухой. Что старик ухлопает, то старуха слопает. Встает рано старик и говорит:

Ходил-ходил по лесу – никакого вещества не нашел. А старуха сковородку грела, пока она не покраснела.

Идет старик – сидит птичка, под ней двадцать одно яичко» (16, 39).

В сказках Куприянихи часто рифмуются части фраз. Например, вот зачин сказки «Волк серый, смелай»:

«В некотором царстве, в некотором государстве, в том, в котором мы живем, под номером седьмым, иде мы сядим, снег горел, соломой тушили, много народу покрушили, тем дела не ряшили» (16, 148). Речь героев часто состоит из традиционных оборотов и словесных формул, часто встречаются общие места:

«Прилятела баба-яга. – Русь-кость пахня! – Ух, – говорить (красавица), – по Руси лятала и Руси набралась! Она ягу накормила, напоила и спать положила» (16, 90).

Известная фольклористка С.Минц писала: «Сто сказочных тексо сказочных тексихе право занять одно из первых мест среди русских сказочников» (18).

Другой выдающейся воронежской сказочницей была Анна Николаевна Королькова. Она родилась в 1892 году, в селе Старая Тойда Анненского района Воронежской области в семье крестьянина-бедняка. Любовь к народной сказке и песне Анна Николаевна унаследовала от своего деда, который еще в детстве был поводырем слепых певцов, от своей матери и крестьянина – «старого старика» – Степана Ивановича Растругина, в доме которого будущая сказочница работала в няньках. В начале 30-х годов, в голодное время, семья Анны Николаевны переезжает в Воронеж. В 1939-1941годах она рукововодила хором из домохозяек, жен рабочих завода им. Кирова. В 1942 году по ее инициативе организован хор в селе Старая Тойда. В прифронтовой полосе хор часто выступал с концертами в частях Советской армии. В послевоенное время А.Н.Королькова жила в Воронеже и часто выступала со своими сказками в самых разных аудиториях.
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат