Трагедию У. Шекспира «Гамлет». Ни одно произведение великого англичанина не пользовалось такой популярностью и не оказало такого громадного влияния на - 3

Входят Полоний и Рейнальдо. Полоний Вот деньги и письмо к нему, Рейнальдо. Рейнальдо Да, господин мой. Полоний Ты поступишь мудро, Рейнальдо, ежели до встречи с ним Поразузнаешь, как себя ведет он. Рейнальдо Я так и думал сделать, господин мой. Полоний Хвалю, хвалю. Так вот сперва узнай, Какие там есть датчане в Париже, И как, и кто; на что живут и где; С кем водятся, что тратят; обнаружив При помощи таких обиняков, Что сын мой им известен, вникни ближе, Но так, чтоб это не было расспросом; Прикинься, будто с ним знаком немного, Скажи: «Я знал его отца, друзей, Отчасти и его». Следишь, Рейнальдо? Рейнальдо Да, как же, господин мой. Полоний «Отчасти и его; а впрочем, мало; Но слыхивал, что он большой буян», И то и се; тут на него взведи Все что угодно; впрочем, не настолько, Чтоб обесчестить; это – берегись; Нет, так, блажные, буйные проказы, С которыми, мол, юность и свобода Неразлучимы. Рейнальдо Например, игра. Полоний Да, или пьянство, ругань, поединки, Распутство: можешь и на то пойти. Рейнальдо Но это обесчестит, господин мой. Полоний Да нет же; ты и сам смягчишь все это, Ты про него не должен говорить, Что он живет в безудержном разврате; Совсем не то; представь его грехи Так, чтоб они казались вольнолюбством, Порывами горячего ума, Дикарствами неукрощенной крови, Чему подвластны все. Рейнальдо Но, господин мой… Полоний Зачем так действовать? Рейнальдо Да, господин мой, Хотел бы знать. Полоний А умысел мой вот в чем – И думаю, что это способ верный: Когда его ты очернишь слегка, Так, словно вещь затаскана немного, Изволишь видеть, Твой собеседник, если замечал, Что юноша, которого ты назвал, Повинен в вышесказанных проступках, Наверное, тебе ответит так: «Милейший», или «друг мой», или «сударь», Смотря как принято у них в стране И кто он сам. Рейнальдо Так точно, господин мой. Полоний И тотчас будет он… он будет… Что это я хотел сказать? Ей-богу, ведь я что-то хотел сказать: на чем я остановился? Рейнальдо На «ответит так», на «друг мой» и «сударь». Полоний Вот-вот, «ответит так»; да, он ответит Так: «С этим господином я знаком; Видал его вчера, или намедни, Или тогда-то с тем-то или с тем-то, И он как раз играл, или подвыпил, Повздорил за лаптой»; а то и так: «Я видел, он входил в веселый дом», Сиречь в бордель, иль что-нибудь такое. И видишь сам: Приманка лжи поймала карпа правды; Так мы, кто умудрен и дальновиден, Путем крюков и косвенных приемов, Обходами находим нужный ход; И ты, руководясь моим советом, Мне испытаешь сына. Понял? Нет? Рейнальдо Да, господин мой. Полоний С богом. Будь здоров. Рейнальдо Мой добрый господин! Полоний Его привычки сам понаблюдай. Рейнальдо Так, господин мой. Полоний И пусть дудит вовсю. Рейнальдо Да, господин мой. Полоний Счастливый путь! Рейнальдо уходит. Входит Офелия. Офелия! В чем дело? Офелия О господин мой, как я испугалась! Полоний Чего, помилуй бог? Офелия Когда я шила, сидя у себя, Принц Гамлет – в незастегнутом камзоле, Без шляпы, в неподвязанных чулках, Испачканных, спадающих до пяток, Стуча коленями, бледней сорочки И с видом до того плачевным, словно Он был из ада выпущен на волю Вещать об ужасах – вошел ко мне. Полоний Безумен от любви к тебе? Офелия Не знаю, Но я боюсь, что так. Полоний И что сказал он? Офелия Он взял меня за кисть и крепко сжал; Потом, отпрянув на длину руки, Другую руку так подняв к бровям, Стал пристально смотреть в лицо мне, словно Его рисуя. Долго так стоял он; И наконец, слегка тряхнув мне руку И трижды головой кивнув вот так, Он издал вздох столь скорбный и глубокий, Как если бы вся грудь его разбилась И гасла жизнь; он отпустил меня; И, глядя на меня через плечо, Казалось, путь свой находил без глаз, Затем что вышел в дверь без их подмоги, Стремя их свет все время на меня. Полоний Идем со мной; отыщем короля. Здесь точно исступление любви, Которая себя ж убийством губит И клонит волю к пагубным поступкам, Как и любая страсть под небесами, Бушующая в естестве. Мне жаль. Что, ты была с ним эти дни сурова? Офелия Нет, господин мой, но, как вы велели, Я отклоняла и записки принца И посещенья. Полоний Он и помешался. Жаль, что за ним я не следил усердней. Я думал, он играет, он тебя Замыслил погубить; все недоверье! Ей-богу, наши годы так же склонны Чресчур далеко заходить в расчетах, Как молодости свойственно грешить Поспешностью. Идем же к королю; Он должен знать; опасней и вредней Укрыть любовь, чем объявить о ней. Идем. Уходят. Сцена 2 Зала в замке. Трубы. Входят король, королева, Розенкранц, Гильденстерн и слуги. Король Привет вам, Розенкранц и Гильденстерн! Не только тем, что вас мы рады видеть, Но и нуждою в вас был причинен Столь спешный вызов. Вам уже известно Преображенье Гамлета: в нем точно И внутренний и внешний человек Не сходен с прежним. Что еще могло бы, Коли не смерть отца, его отторгнуть От разуменья самого себя, Не ведаю. Я вас прошу обоих, Затем что с юных лет вы с ним росли И близки с ним по юности и нраву, Остаться при дворе у нас в гостях На некоторый срок; своим общеньем Вовлечь его в забавы и разведать, Насколько вам позволит случай, нет ли Чего сокрытого, чем он подавлен И что, узнав, мы властны исцелить. Королева Он часто вспоминал вас, господа, И, верно, нет на свете двух людей, Ему любезней. Если вы готовы Быть столь добры и благосклонны к нам, Чтоб поступиться временем своим, Придя на помощь нашим упованьям, Услуга ваша будет не забыта Монаршею признательностью. Розенкранц Ваши Величества своей державной властью Могли б облечь не в просьбу вашу волю, А в приказанье. Гильденстерн Повинуясь оба, Мы здесь готовы в самой полной мере Сложить наш вольный долг у ваших ног И ждать распоряжений. Король Спасибо, Розенкранц и Гильденстерн. Королева Спасибо, Гильденстерн и Розенкранц; Пройдите же скорее к моему Не в меру изменившемуся сыну. – Пусть к принцу проведут его гостей! Гильденстерн Да обратит всевышний нашу близость Ему в добро и помощь! Королева Так, аминь! Розенкранц, Гильденстерн и несколько слуг уходят. Входит Полоний. Полоний Мой государь, посольство из Норвегии Вернулось счастливо. Король Ты был всегда отцом благих известий. Полоний Да, государь мой? Смею вас уверить, Свой долг и душу я блюду пред богом И пред моим высоким королем; И вот мне кажется – иль это мозг мой Утратил свой когда-то верный нюх В делах правленья, – будто я нашел Источник умоисступленья принца. Король О, так скажи: я жажду это слышать. Полоний Сперва послов примите; мой рассказ Останется как плод к концу трапезы. Король Сам окажи им почесть и введи их. Полоний уходит. Он говорит, Гертруда, что нашел Причину всех несчастий с вашим сыном. Королева Мне кажется, основа здесь все та же – Смерть короля и наш поспешный брак. Король Мы это выясним. Полоний возвращается с Вольтимандом и Корнелием. Привет, друзья! Что ж, Вольтиманд, нам шлет наш брат Норвежец? [*] Вольтиманд Ответные привет и пожеланья. Он с первых слов послал пресечь наборы Племянника, которые считал Приготовлениями против Польши, Но убедился, что они грозят Впрямь вашему величеству; печалясь, Что хворь его, и возраст, и бессилье Обойдены так лживо, он послал За Фортинбрасом; тот повиновался, Упрек Норвежца выслушал и тут же Дал дяде клятву никогда на ваше Величество не подымать оружья. На радостях старик ему назначил Три тысячи червонцев ежегодно И разрешил употребить солдат, Уже им снаряженных, против Польши, С ходатайством, изображенным здесь, (подает бумагу) Чтоб вы дозволили для этой цели Проход чрез ваши земли на условьях Охраны безопасности и права, Как здесь изложено. Король Мы очень рады И в более досужий час прочтем, Ответим и обсудим это дело. Пока спасибо за успешный труд; Передохните; ночью попируем; Добро пожаловать! Вольтиманд и Корнелий уходят. Полоний Исход удачный. – Светлейшие монархи, излагать, Что есть величество и что есть долг, Зачем день – день, ночь – ночь и время – время, То было б расточать ночь, день и время. И так как краткость есть душа ума, А многословье – бренные прикрасы, Я буду краток. Принц, ваш сын, безумен: Безумен, ибо в чем и есть безумье, Как именно не в том, чтоб быть безумным? Но это пусть. Королева Поменьше бы искусства. Полоний О, тут искусства нет. Что он безумен, То правда; правда то, что это жаль, И жаль, что это правда; вышло глупо; Но все равно, я буду безыскусен. Итак, ваш сын безумен; нам осталось Найти причину этого эффекта, Или, верней, дефекта, потому что Дефектный сей эффект небеспричинен. Вот что осталось, и таков остаток. Извольте видеть. У меня есть дочь – Есть, потому что эта дочь моя, – Которая, послушливая долгу, Дала мне вот что: взвесьте и судите. (Читает.) «Небесной, идолу моей души, преукрашенной Офелии…» – Это плохое выражение, пошлое выражение; «преукрашенной» – пошлое выражение; но вы послушайте. Вот. (Читает.) «На ее прелестную грудь, эти…». И так далее. Королева Ей это пишет Гамлет? Полоний Сударыня, сейчас; я все скажу. (Читает.) «Не верь, что солнце ясно, Что звезды – рой огней, Что правда лгать не властна, Но верь любви моей. О дорогая Офелия, не даются мне эти размеры. Я не умею высчитывать мои вздохи; но что я люблю тебя вполне, о вполне, чудесная, этому верь. Прощай! Твой навсегда, дражайшая дева, пока этот механизм ему принадлежит, Гамлет». Дочь, повинуясь, это мне вручила; И все его искательства притом, Когда, и где, и как оно случилось, Пересказала мне. Король А как она Их приняла? Полоний По-вашему, я кто? Король Прямой и благородный человек. Полоний Рад доказать. Но что бы вы сказали, Когда б я видел эту страсть в полете, – А я, признаться, понял все и раньше, Чем дочь мне сообщила, – что бы ваши Величества сказали, если б я Изображал пюпитр или таблички, Иль сердцу молчаливо подмигнул, Иль праздно эту созерцал любовь? Что б вы сказали? Нет, я взялся круто И так моей девице заявил: «Принц Гамлет – принц, он вне твоей звезды; [*] Пусть этого не будет»; и велел ей Замкнуться от дальнейших посещений, Не принимать послов, не брать подарков. Дочь собрала плоды моих советов; А он, отвергнутый, – сказать короче – Впал в скорбь и грусть, потом в недоеданье, Потом в бессонницу, потом в бессилье, Потом в рассеянность и, шаг за шагом, – В безумие, в котором ныне бредит, Всех нас печаля. Король По-вашему, он прав? Королева Весьма возможно. Полоний Бывало ли когда-нибудь, скажите, Чтоб я удостоверил: «Это так!» – А оказалось иначе? Король Не помню. Полоний (указывая на свою голову и плечо) Снимите это с этого [*], коль я Неправ. Будь только случай, я найду, Где скрыта истина, хотя б она Таилась в центре. [*] Король Как нам доискаться? Полоний Вы знаете, он иногда часами Гуляет здесь по галерее. Королева Да. Полоний В такой вот час к нему я вышлю дочь; Мы с вами станем за ковром; посмотрим Их встречу; если он ее не любит И не от этого сошел с ума, То место мне не при делах правленья, А у телег, на мызе. Король Пусть так будет. Королева Вот он идет печально с книгой, бедный. Полоний Я вас прошу, вы оба удалитесь; Я подойду к нему. Король, королева и слуги уходят. Входит Гамлет, читая. Прошу прощенья; Как поживает добрый принц мой Гамлет? Гамлет Хорошо, спаси вас бог. Полоний Вы узнаете меня, принц? Гамлет Конечно; вы – торговец рыбой. [*] Полоний Нет, принц. Гамлет Тогда мне хотелось бы, чтобы вы были таким же честным человеком. Полоний Честным, принц? Гамлет Да, сударь, быть честным при том, каков этот мир, – это значит быть человеком, выуженным из десятка тысяч. Полоний Это совершенно верно, принц. Гамлет Ибо если солнце плодит червей в дохлом псе, – божество, лобзающее падаль… [*] Есть у вас дочь? Полоний Есть, принц. Гамлет Не давайте ей гулять на солнце: всякий плод – благословение; но не такой, какой может быть у вашей дочери. Друг, берегитесь. Полоний (в сторону) Что вы об этом скажете? Все время наигрывает на моей дочери; а вначале он меня не узнал; сказал, что я торговец рыбой: он далеко зашел; и, действительно, в молодости я много терпел крайностей от любви; почти что вот так же. Заговорю с ним опять. – Что вы читаете, принц? Гамлет Слова, слова, слова. Полоний И что говорится, принц? Гамлет Про кого? Полоний Я хочу сказать: что говорится в том, что вы читаете? Гамлет Клевета, сударь мой; потому что этот сатирический плут говорит здесь, что у старых людей седые бороды, что лица их сморщенны, глаза источают густую камедь и сливовую смолу и что у них полнейшее отсутствие ума и крайне слабые поджилки; всему этому, сударь мой, я хоть и верю весьма могуче и властно, однако же считаю непристойностью взять это и написать; потому что и сами вы, сударь мой, были бы так же стары, как я, если бы могли, подобно раку, идти задом наперед. Полоний (в сторону) Хоть это и безумие, но в нем есть последовательность. – Не хотите ли уйти из этого воздуха, принц? Гамлет В могилу. Полоний Действительно, это значило бы уйти из этого воздуха. (В сторону.) Как содержательны иной раз его ответы! Удача, нередко выпадающая на долю безумия и которою разум и здравия не могли бы разрешиться так счастливо. Я его покину и тотчас же постараюсь устроить ему встречу с моей дочерью. – Высокочтимый принц, я вас смиреннейше покину. Гамлет Нет ничего, сударь мой, с чем бы я охотнее расстался; разве что с моею жизнью, разве что с моею жизнью, разве что с моею жизнью. Полоний Желаю здравствовать, принц. Гамлет Эти несносные старые дураки! Входят Розенкранц и Гильденстерн. Полоний Вам надо принца Гамлета? Он здесь. Розенкранц (Полонию) Благослови вас бог. Полоний уходит. Гильденстерн Мой досточтимый принц! Розенкранц Мой драгоценный принц! Гамлет Милейшие друзья мои! Как поживаешь, Гильденстерн? – А, Розенкранц? Ребята, как вы живете оба? Розенкранц Как безразличные сыны земли. Гильденстерн Уж тем блаженно, что не сверхблаженно; На колпачке Фортуны мы не шишка. Гамлет Но и не подошвы ее башмаков? Розенкранц Ни то, ни другое, принц. Гамлет Так вы живете около ее пояса или в средоточии ее милостей? Гильденстерн Право же, мы занимаем у нее скромное место. Гамлет В укромных частях Фортуны? О, конечно; это особа непотребная. Какие новости? Розенкранц Да никаких, принц, кроме разве того, что мир стал честен. Гамлет Так, значит, близок судный день; но только ваша новость неверна. Позвольте вас расспросить обстоятельнее: чем это, дорогие мои друзья, вы провинились перед Фортуной, что она шлет вас сюда, в тюрьму? Гильденстерн В тюрьму, принц? Гамлет Дания – тюрьма. Розенкранц Тогда весь мир – тюрьма. Гамлет И превосходная: со множеством затворов, темниц и подземелий, причем Дания – одна из худших. Розенкранц Мы этого не думаем, принц. Гамлет Ну, так для вас это не так; ибо нет ничего ни хорошего, ни плохого; это размышление делает все таковым; для меня она – тюрьма. Розенкранц Ну, так это ваше честолюбие делает ее тюрьмою: она слишком тесна для вашего духа. Гамлет О боже, я бы мог замкнуться в ореховой скорлупе и считать себя царем бесконечного пространства, если бы мне не снились дурные сны. Гильденстерн А эти сны и суть честолюбие; ибо самая сущность честолюбца всего лишь тень сна. Гамлет И самый сон всего лишь тень. Розенкранц Верно, и я считаю честолюбие по-своему таким воздушным и легким, что оно не более нежели тень тени. Гамлет Тогда наши нищие суть тела, а наши монархи и напыщенные герои суть тени нищих. Не пойти ли нам ко двору? Потому что, честное слово, я не в силах рассуждать. Розенкранц и Гильденстерн Мы в вашем распоряжении. Гамлет Не надо этого. Я не хочу приравнивать вас к остальным моим слугам; потому что – сказать вам, как честный человек, – служат мне отвратительно. Но если идти стезею дружбы, что вы делаете в Эльсиноре? Розенкранц Мы хотели навестить вас, принц; ничего другого. Гамлет Такой нищий, как я, беден даже благодарностью; но я вас благодарю; хотя, по правде, дорогие друзья, моя благодарность не стоит и полгроша. За вами не посылали? Это ваше собственное желание? Это добровольное посещение? Ну, будьте же со мною честны; да ну же, говорите. Гильденстерн Что мы должны сказать, принц? Гамлет Да что угодно, но только об этом. За вами посылали; в ваших взорах есть нечто вроде признания, и ваша совесть недостаточно искусна, чтобы это скрасить. Я знаю, добрые король и королева за вами посылали. Розенкранц С какой целью, принц? Гамлет Это уж вы должны мне объяснить. Но только я вас заклинаю – во имя прав нашего товарищества, во имя согласия нашей юности, во имя долга нашей нерушимой любви, во имя всего еще более дорогого, к чему лучший оратор мог бы воззвать пред вами, будьте со мной откровенны и прямы: посылали за вами или нет? Розенкранц (тихо, Гильденстерну) Что ты скажешь? Гамлет (в сторону) Так, теперь я вижу. – Если вы меня любите, не таитесь. 4 5 6 7 8 9 ... 24 Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат