Во второй главе - Творчество академика архитектуры а. Н. Померанцева


Во второй главе

на основе сопоставительного анализа гражданских проектов и построек выявлено, что основополагающая роль при выборе планировочного решения в проектах А.Н. Померанцева принадлежала функции и градостроительному положению здания. Исследование первой крупной самостоятельной работы А.Н. Померанцева – дома С. Генч-Оглуева и И. Шапошникова в Ростове-на-Дону – позволяет утверждать, что уже в ней определились основные творческие предпочтения архитектора: укрупненные масштабы, стремление к проектированию зданий-кварталов, всефасадность, подчеркивание силуэта и выявление градостроительной роли здания как в перспективе улицы, так и в закреплении перекрестка, стремление к ансамблевости через взаимодействие силуэтов, укрупненные окна первого этажа, обилие исторического декора, наряду с оконными проемами ритмически организующего фасад, в данном случае (как и в первом проекте здания Думы для Ростова-на-Дону) ориентированного на архитектуру Бельгии и Голландии XVII века. На основе анализа биографических данных архитектора проект дома С. Генч-Оглуева и И. Шапошникова датирован 1878-1879 гг.

Выявлено, что при разработке выставочных павильонов нижегородской Всероссийской художественно-промышленной выставки 1896 г. А.Н. Померанцев мастерски использовал новаторские металлические конструкции в сочетании со стеклом, активно сотрудничал с передовыми российскими инженерами, а в оформлении фасадов придерживался направления национального стиля, связанного с наследием XVII в., отступив от этой идеи лишь при проектировании художественного отдела, ориентированного на Ренессанс, и отдела Средней Азии, сочетавшего черты среднеазиатской, персидской, индийской и мавританской архитектуры, что соответствовало концепции этих павильонов. Померанцев высокопрофессионально работал с традиционными деревянными конструкциями при проектировании отдела Средней Азии, Императорского павильона и здания Администрации. В свою очередь, особенности архитектурно-художественных решений этих павильонов нашли отражение в частной и общественной застройке Нижегородской губернии.

Выявлено, что доминирующий русский стиль фасадов здания Верхних торговых рядов в Москве определяется выразительными авторскими объемно-силуэтными акцентами – ризалитами, завершенными палатками и шатрами, а также декоративными деталями, заимствованными из наследия русского «узорочья» московской и ярославской школ XVII века – это наборные колонки наличников, прихотливые трехлопастные сандрики, гирьки, ширинки, килевидный киот для иконы и кувшинообразные колонны главного входа, килевидные кокошники над окнами аттикового этажа центрального ризалита. В то же время, широкие арочные окна двух нижних этажей напоминают, наряду с аркадами гостиных дворов периода классицизма, также аркады внутренних дворов ренессансных палаццо, первый этаж обработан ленточным бриллиантовым рустом, а весь фасад облицован камнем, окна-бифоры и трифоры ассоциируются не только с византийской и русской, но и западной традицией, ширинки вокруг центрального портала напоминают кессоны. Как одно из направлений творческого метода отмечена «интернационализация» русского стиля и введение его в общеевропейский контекст, что позволило смягчить контраст экстерьера и решенного в духе итальянского Ренессанса интерьера.

Мотивы купола и аркады, разработанные в различных вариациях для Нижегородской выставки, а также решение здания как квартала с застекленным внутренним двором, планировка, тяготеющая к симметрии и сочетающая функциональность и парадность в решении торгового и административных этажей, получили воплощение во втором проекте здания Думы для Ростова-на-Дону. В оформлении его фасадов, обнаруживающих сходство с постройками В. Кремера и Р. Вольфенштейна в Берлине, преобладает необарокко, однако в планировочной организации в виде каре и силуэте куполов ощущается влияние неоренессанса, а форма и первоначальная расстекловка окон-витрин близки модерну. Сочетание исторической стилистики с остекленной металлической конструкцией оранжереи, дополнение необарокко, определяющего пластическую и декоративную выразительность фасадов, мотивами классицизма и неоренессанса отличает также особняк Н.В. Спиридонова в Санкт-Петербурге, в планировочном решении парадного этажа которого использована круговая анфилада, и гостиницу Московскую в Ростове-на-Дону, с размещением на первом этаже магазинов с отдельными входами, а на остальных – номеров с планировкой коридорного типа.

Архитектурный анализ фасадов зданий Московской железной дороги показал, что разрабатывая архитектурно-художественное решение для этих зданий и сооружений, А.Н. Померанцев исходил из главной особенности восприятия этого ансамбля – сукцессивности. Необходимость установления не визуальных, а «мнемонических» связей между отдельными объектами обусловила использование контрастных цветовых и выразительных силуэтных характеристик. Стилевой доминантой ансамбля является модерн национально-романтического, классицизирующего, эклектизирующего и рационального направления. Соотношение модерна и исторических заимствований варьирует в разных постройках от явного преобладания первого до почти полного возврата к эклектике. В сугубо утилитарных зданиях декор закономерно сводится к минимуму.

Рассмотренные произведения А.Н. Померанцева свидетельствуют, что основополагающая роль при выборе планировочного решения в проектах А.Н. Померанцева принадлежала функции и градостроительному положению здания. В случае разработки крупных общественных зданий, предназначенных для центральных районов городов с регулярной планировкой, архитектор придерживался симметричных решений и принципа «снаружи внутрь», характерного для традиции классицизма, а при проектировании сравнительно небольших зданий, не связанных с регулярной городской тканью, он использовал принцип «изнутри наружу», асимметричные композиции и всефасадность. Функциональное назначение и место расположения здания являлись определяющими факторами также при выборе того или иного неостиля, которому предназначалась главная роль в формировании художественного облика здания. Функциональность влекла за собой применение металлических конструкций, железобетона, обширных площадей остекления. Однако в случае применения стеклянных перекрытий, уподоблявших внутренние пространства античным атриумам или внутренним дворам ренессансных палаццо, архитектор вводил в оформление интерьеров мотивы Ренессанса, визуально смягчавшие переход от исторической стилистики к современной конструкции. В соответствии с рационалистическими установками эклектики, Померанцев избегал «маскировки» одного материала другим, за исключением Художественного и Среднеазиатского павильонов Нижегородской выставки, где такое решение обусловлено временным характером построек.

В третьей главе

проведен архитектурный анализ православных храмов, построенных по проектам А.Н. Померанцева, выявлены стилевые предпочтения, обозначены основные положения творческого метода архитектора. На основе детального анализа творчества А.Н. Померанцева показано, что отличительной особенностью работ архитектора в этой сфере является многообразие и оригинальность конструктивных и объемно-пространственных решений в сочетании с традиционностью внешнего облика. Среди созданных архитектором храмов присутствуют базиликальные, свободного креста, крестовокупольные (в том числе вписанного креста) и бесстолпные храмы. К наиболее традиционным среди них можно отнести: Никольскую церковь в с.Федоскино (восьмерик на четверике), церкви Рождества Богородицы в Ванадзоре (тип свободного креста) и Круподерницах (крестовокупольный тип), церковь Рождества Богородицы в Цетинье (однонефный тип), неосуществленные церковь для Нахичевани и церковь при детской больнице (тип вписанного креста).

К храмам, в которых оригинально варьируются традиционные конструкции, относятся: собор Александра Невского в Софии (укороченная купольная базилика, совмещенная с тетраконхом); церковь Димитрия Солунского в Березовке (базиликальная часть, снаружи воспринимаемая как трапезная, на самом деле является основным внутренним пространством храма); Александро-Невский собор в Челябинске (интерпретация барочной конструкции с опиранием на угловые устои и стены четверика основного объема сомкнутого свода, несущего световой барабан). К этой же группе относятся бесстолпные церковь Синодального дома в Петербурге, конструктивно близкая архитектуре конца XVII в. (Введенскому собору в Сольвычегодске) и собор Александра Невского на Миусской площади в Москве, конструкция восходила к пересекающимся аркам средневековых армянских гавитов. Неосуществленный крестовокупольный Федоровский собор Царского Села включал оригинальный прием – аркатурно-колончатый пояс в нем был заменен часто расположенными арочными окнами.

В композиции и декоре фасадов храмов А.Н.Померанцев использовал: приемы средневизантийской архитектуры – в церкви в Круподерницах (мотивы храмов Иоанна Крестителя и Пантократора в Несебре) и в церкви в Ванадзоре, в неосуществленных проектах для Нахичевани и детской больницы в Петербурге; приемы средневековой архитектуры Черногории и Болгарии – в церкви в Цетинье и в Александро-Невском соборе Софии, приемы елизаветинского барокко – в проекте Федоровского собора для Царского села; древнерусской архитектуры. Среди мотивов древнерусской архитектуры, использовавшихся А.Н. Померанцевым, преобладают заимствования из «узорочья» XVII в. Среди конкретных прототипов можно назвать московские церкви Троицы в Останкино, Троицы в Никитниках, св. Николы в Барсеньеве, Теремной дворец московского Кремля, Троицкий собор в Муроме, Воскресенский собор в Романове-Борисоглебске, церковь св. Иоанна Златоуста в Коровниках в Ярославле и др. При этом в храмах, выполненных в русском стиле, можно отметить наличие реминисценций итальянской архитектуры Возрождения (купол с ребрами и люкарнами в собора в Челябинске, пересекающиеся килевидные арки в Училищном доме св. Синода в Петербурге, форма проемов церкви в Березовке, уподобленных одновременно византийским бифорам и венецианским окнам.

Далее в главе рассматриваются стилевые предпочтения А.Н. Померанцева, которые в рамках эклектики включали, наряду с русским и применявшемся только в храмостроении византийским стилями, также необарокко и – в меньшей степени – неоренессанс. В храмах и гражданских постройках, выполненных в русском стиле, почти всегда присутствуют реминисценции итальянской архитектуры эпохи Возрождения, а порой и мотивы готики. Такой подход можно считать не только следствием академического архитектурного образования, но и результатом впечатлений шестилетнего пребывания архитектора за рубежом. А.Н. Померанцев придерживался «археологизирующего» направления в византийском стиле, в то время как в русском использовал и характерный для эклектики вариант, и национально-романтический, свойственный модерну, и неорусский стиль, близкий ретроспективизму. Вероятно, различными, в понимании Померанцева, были и идеологические составляющие этих неостилей. Если русский выражал идею национальной государственности, подкрепленной рациональным порядком классической традиции, то византийский – наднациональную имперскую идею, единство православных народов, славянское братство. Именно поэтому византийский стиль был им избран для храмов Ванадзора, Нахичевани-на-Дону, Софии и имения Игнатьева.

Обращаясь к необарокко, А.Н. Померанцев, как и другие архитекторы периода эклектики, чаще всего использовал мотивы этого неостиля в соединении с элементами неоренессанса, в то время как неоренессанс в чистом виде используется лишь в оформлении интерьеров. В западноевропейском архитектурном наследии внимание архитектора привлекал также маньеризм, это нашло отражение в оформлении фасадов дома С. Генч-Оглуева в Ростове-на-Дону и неосуществленном проекте Городской думы для Ростова, которые можно отнести к неоманьеризму, используя этот термин по аналогии с наименованиями других неостилей.

В работах Померанцева с историческими стилями преобладал метод репликации, допускающий свободу интерпретации и введение иностилевых элементов. При этом произведения архитектора никогда не утрачивают стилевой определенности. Основной стиль, всегда четко прослеживаемый в произведениях А.Н. Померанцева, можно обозначить как «стилевую доминанту». Стилевая доминанта в архитектуре эклектики может быть определена как основная, наиболее общая стилевая характеристика объемно-пространственного и декоративного решения здания, сочетающего заимствования из разных стилей.

Среди направлений модерна А.Н. Померанцев предпочитал национально-романтическое и классицизирующее, связанные с историческими реминисценциями, близкими эстетическим установкам архитектора, причем интернациональный ранний модерн совершенно не затронул его творчества. Лаконизм геометризованных объемов и редкие вкрапления эффектных декоративных деталей в ряде построек МОЖД через посредство венского Сецессиона близки рациональному направлению модерна. В целом обращение к модерну в творчестве А.Н. Померанцева было кратковременным и фрагментарным, а возврат к использованию исторических стилей уже на этапе ретроспективизма – быстрым и закономерным для автора.

Заключительная часть главы посвящена особенностям творческого метода и творческого почерка зодчего. В методе А.Н. Померанцева нашли отражение основные тенденции архитектуры последних десятилетий XIX – начала XX века, принципы проектирования «снаружи внутрь» и «изнутри наружу», сочетание современных планировочных и инновационных конструктивных решений с историческими заимствованиями, основанными на изучении архитектурного наследия. Однако метод архитектора отмечен и индивидуальными чертами, такими, как максимальное использование участка, подчинение планировочного решения и декоративного убранства, но и самого принципа проектирования функции и месторасположению здания; максимальное освобождение внутреннего пространства, рационализм перекрытий и единство фасадного стиля. К особенностям творчества архитектора следует отнести грандиозный размах, большие размеры и крупные масштабы построек; использование современных конструкций на основе металла и стекла; заполнение фасадов археологически-точными деталями при соединении их в композиции, отличные от прототипов, дробность и измельченность декора; сочетание симметрично-осевой и ритмической композиций; учет историко-архитектурного контекста, создание ансамблей на основе сочетания принципов регулярности и визуального взаимодействие вертикалей силуэтов и объемов.

Комплексный анализ построек и проектов архитектора позволил дополнить этот ряд. Одной из основных особенностей творчества архитектора можно считать распространение метода «умного выбора» эклектики не только на подбор неостиля, но и на принципы формообразования в рамках как отдельного здания, так и целого ансамбля, использование, в зависимости от задачи и контекста, метода «снаружи внутрь», симметрии и единой стилистики ансамбля или, наоборот, планировки «изнутри наружу», живописного равновесия и стилевой вариативности ансамбля. Наиболее традиционалистскими по решению внешних форм работами архитектора являются храмы (что не исключает использования в них новых конструкций и оригинальной интерпретации традиционных приемов), в то время как в гражданских постройках он отдает дань современным тенденциям. К особенностям творческого почерка архитектора принадлежит также прием «сглаживания» контраста современной конструкции и исторической стилистики путем подчеркивания традиционности атриумного внутреннего остекленного пространства введением в его оформление ренессансных деталей. Постройки А.Н. Померанцева всегда грамотно и тактично вписаны в окружающую среду, продуманно и обоснованно заимствуют те или иные национальные черты и характерные детали, в каждом отдельном случае обусловленные спецификой заказа и особенностями культурно-исторического контекста, для которого предназначается проектируемое здание. Можно сказать, что творчество Померанцева концептуально нацелено на ансамблевость.

Значение творчества А.Н. Померанцева в контексте русской архитектуры связано, во-первых, с удачным завершением им ансамбля Красной площади Москвы, являющегося неотъемлемым звеном отечественного архитектурного наследия. За пределами столиц творчество архитектора наиболее значительное влияние оказало на формирование архитектурного облика исторического центра Ростова-на-Дону, надолго определив масштаб, стилевые ориентиры и задав высокую планку в застройке главной улицы города. Получили отклик работы Померанцева и в архитектуре таких городов, как Нижний Новгород, Кисловодск, Железноводск. Более поздние ретроспективные тенденции в отечественной архитектуре 1930-х-1950-х годов, наглядно и декларативно обращенные к национальной традиции, но дополненные также мотивами Ренессанса, классицизма и западного Средневековья, преемственно продолжают тот метод освоения наследия, который использовал А.Н. Померанцев в своих проектах в русском стиле. За пределами России творчество А.Н. Померанцева получило широкий отклик в архитектуре Болгарии. Крупный масштаб, тактичное соединение византийских и болгарских элементов и декоративная сдержанность произведения Померанцева предопределили дальнейшие поиски А. Торньова, П. Койчева, К. Николова и других болгарских архитекторов в рамках византийского стиля.

Заключение



Обучение в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и Санкт-Петербургской академии художеств заложило прочный фундамент профессиональной подготовки архитектора и предопределило формирование двух аспектов его творчества: К.М. Быковский, в теоретических взглядах которого сочетались пропаганда древнерусского наследия и критика «архитектурного маскарада» эклектики, привил А.Н. Померанцеву интерес к рационализму, а академическая система образования – уважение к наследию. В ходе обучения определились некоторые из направлений дальнейшей творческой деятельности архитектора – проектирование учебных заведений и вокзалов. Длительная пенсионерская поездка, продолжавшаяся с перерывами восемь лет, в особенности пребывание в Италии, оказала существенное влияние на становление творческого метода архитектора, позволив ему подробно ознакомиться с западноевропейской художественной традицией, увидеть в подлиннике памятники архитектуры тех исторических стилей, которые в дальнейшем станут основой его исторических репликаций. Выполнение обмеров и изготовление на их основе архитектурных чертежей и прорисей декоративного убранства Палатинской капеллы предопределили интерес Померанцева к византийской архитектуре и стремление гармонизировать разнородные стили, приводя их к художественной целостности. Архитектурное творчество А.Н. Померанцев совмещал с работой в Техническо-строительном комитете МВД, и в Техническо-строительном комитете св. Синода, а также с участием в деятельности Императорской археологической комиссии, обследуя сохранность памятников древнерусского зодчества. В своей педагогической деятельности в Академии художеств и в училище А.О. Гунста А.Н. Померанцев стремился достичь сочетания традиций академического образования с учетом современных потребностей архитектуры. Творческую деятельность А.Н.Померанцева отличают разнообразие жанров, масштабов, материала построек, а также широта географических границ. Основные вехи его творчества обозначены следующими крупными объектами: здание Верхних торговых рядов, комплекс Окружной железной дороги и собор св. Александра Невского в Москве, собор Александра Невского в Софии, павильоны Всероссийской художественно-промышленной выставки в Нижнем Новгороде, здания Училищного совета св. Синода в Санкт-Петербурге, Городской думы и дома С. Генч-Оглуева в Ростове-на-Дону. Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат