ВОСХОЖДЕНИЕ ОТ АБСТРАКТНОГО К КОНК­РЕТНОМУ - Энциклопедический


ВОСХОЖДЕНИЕ ОТ АБСТРАКТНОГО К КОНК­РЕТНОМУ,

метод науч. исследования, состоящий в движении теоретич. мысли ко всё более полному, всестороннему и целостному воспроизведению предмета. Абстрактное в диалектич. традиции понимается в ши­роком смысле как «бедность», односторонность знания, а конкретное — как его полнота, содержательность. В этом смысле принцип В. от а. к к. характеризует на­правленность науч.-познават. процесса в целом — дви­жение от менее содержательного к более содержатель­ному знанию.
Впервые понятия «абстрактное» и «конкретное» для характеристики различия содержательности, развитос­ти мысли были применены Гегелем. При этом конкрет­ное связывалось Гегелем с разумным мышлением, а абстрактное — с рассудочностью мышления (см. Рас­судок и разум). В. от а. к к. понималось Гегелем как развитие мышления, источником к-рого выступали противоречия, выявляемые и преодолеваемые путём формирования нового, более конкретного содержания. Однако Гегель мистифицировал эту важнейшую зако­номерность развития мысли, интерпретируя её как са­моразвитие понятия.
Подлинно научное филос.-методологич. понимание и применение принцип В. от а. к к. получил у К. Маркса. Гегелевской идее порождения конкретного мыслью Маркс противопоставил материалистич. идею воспроизведения, отражения конкретного в мысли. «Конкретное потому конкретно, что оно есть синтез многих определений, следовательно единство много­образного. В мышлении оно поэтому выступает как процесс синтеза, как результат, а не как исходный пункт, хотя оно представляет собой действительный исходный пункт и, вследствие этого, также исходный пункт созерцания и представления... Гегель поэтому впал в иллюзию, понимая реальное как результат себя в себе синтезирующего, в себя углубляющегося и из самого себя развивающегося мышления, между тем как метод восхождения от абстрактного к конкретному есть лишь способ, при помощи которого мышление усваи­вает себе конкретное, воспроизводит его как духовно конкретное. Однако это ни в коем случае не есть про­цесс возникновения самого конкретного» (M a p к с К. иЭнгельс Ф., Соч., т. 46, ч. 1, с. 37—38).
Принцип В. от а. к к. применяется Марксом для характеристики развития знания на теоретич. стадии науки, когда уже сформирован концептуальный аппа­рат науки и создан исходный каркас понятий, на основе к-рого осуществляется развитие теоретич. знания как дифференцированной, но внутренне взаимосвязанной и целостной в своих изначальных контурах системы. Характеризуя история, развитие политэкономии, Маркс указывал, что «...экономисты XVII столетия всегда начинают с живого целого..., но они всегда заканчи­вают тем, что путем анализа выделяют некоторые опре­деляющие абстрактные всеобщие отношения...» (там же, с. 37). После формирования подобных абстракций политэкономия начинает реализовать «правильный в научном отношении» метод движения от этих простей­ших определений к воспроизведению реальной конк­ретности. Реальная конкретность выступает для теоре­тич. мысли в процессе В. от а. к к. той предпосылкой, к-рая, согласно Марксу, должна «...постоянно витать перед нашим представлением...« (там же, с. 38).
Необходимая генетич. предпосылка этого процесса— построение исходной теоретич. конструкции, к-рая выражала бы нек-рый синтез отправных абстракций. Маркс создаёт такую конструкцию в своей концепции единства и различия абстрактного и конкретного труда, стоимости и меновой стоимости, исходных противоре­чий товарного отношения и т. п. Подобная конструк­ция по своей методологич. функции в развитии теоре­тич. знания аналогична исходным идеализированным объектам (см. Идеализированный объект), к-рые высту­пают в качестве основы В. от а. к к. в естеств. науках

ВОСХОЖДЕНИЕ 93


(напр., система материальных точек в механике, моле-кулярно-кинетич. модель идеального газа в теории газов и т. п.). Исходная теоретич. конструкция В. от а. к к. представляет собой нек-рую целостную, хотя и абстрактную модель воспроизводимого объекта. Содержание каждой из составляющих её абстракций раскрывается в контексте связей со всеми остальными.
Стимулом осуществления В. от а. к к. является обра­щение к реальной конкретности. Маркс подчёркивал, противопоставляя своё понимание В. от а. к к. гегелев­скому толкованию, что мысленная конкретность «..ни в коем случае не продукт понятия, порождающего само себя и размышляющего вне созерцания и представ­ления, а переработка созерцания и представления в понятия» (там же), к-рая достигается за счёт постоян­ного взаимодействия теории и эмпирич. данных в про­цессе В. от а. к к. Между реальной конкретностью и её воспроизведением в мысленной конкретности теоретич. системы лежат промежуточные звенья концептуального анализа, позволяющие вписать эмпирич. данные в мысленную конкретность, объяснить и разрешить те несоответствия и противоречия-антиномии, к-рые воз­никают между абстрактной теоретич. схемой и конк­ретной реальностью.
В. от а. к к.— содержательно-конструктивный про­цесс развития теоретич. мысли. Он предполагает по­стоянное обогащение её содержания, к-рое выражается во введении новых понятий и положений, не являю­щихся, однако, чисто дедуктивными следствиями отправ­ных положений. Синтетичность, конструктивность (в смысле последоват. расширения и прироста теоретич. содержания), постоянная «открытость» теории по отно­шению к эмпирич. данным — всё это характеризует развитие теоретич. знания в процессе В. от а. к к.
* M a p к с К., Капитал, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 23, 25; его же, Теории прибавочной стоимости, ч. 3, там же, т. 26(3); Ленин В. И., Материализм и эмпириокри­тицизм, ПСС, т. 18; его же, Филос. тетради, там же, т. 29; Нарский И. С., Вопросы диалектики познания в «Капита­ле» Маркса, М., 1959; Ильенков Э. В., Диалектика абст­рактного и конкретного в «Капитале» Маркса, М., 1960; История марксистской диалектики. От возникновения марксизма до ле­нинского этапа, М., 1971, разд. 2; О м е л ь я н о в с к и й М. Э., Аксиоматика и поиск основополагающих принципов и понятий в физике, в кн.: Синтез совр. науч. знания, М-, 1973; Ш в ы-р ё в В. С., Теоретическое и эмпирическое в науч. познании, М., 1978, гл, 3, § 4; Материалистич. диалектика. Краткий очерк теории, М., 1980, гл. 4. В. С. Швырёв.

ВРЕМЯ,

атрибут, всеобщая форма бытия материи, выражающая длительность бытия и последовательность смены состояний всех материальных систем и процессов в мире. В. не существует само по себе, вне материаль­ных изменений; точно так же невозможно существова­ние материальных систем и процессов, не обладающих длительностью, не изменяющихся от прошлого к буду­щему.
В домарксистской философии В. преим. рассматри­валось как внеш. условие бытия материи, как поток длительности, текущей равномерно и независимо от к.-л. процессов в мире. Так, напр., Ньютон различал абс. В. как внеш. условие бытия и относит. В., выра­жающее длительность конкретных состояний и процес­сов и измеряемое посредством различных периодич. процессов (циклы вращения Земли вокруг Солнца или вокруг своей оси, колебания маятника часов и др.). Подобное толкование В. господствовало в естествозна­нии и натурфилософии 17—19 вв. Ему противостояло понимание В. как длительности процессов и меры всеоб­щего изменения тел (Декарт, Лейбниц, Ломоносов, Гольбах, Дидро, Чернышевский). В теологии и различ­ных системах объективного идеализма В. рассматрива­лось как преходящая и конечная форма проявления вечности, присущей богу или абс. духу (Платон, Авгус­тин, Фома Аквинский, Гегель, неотомизм). В субъек-тивно-идеалистич. концепциях В. толковалось как фор-

94 ВРЕМЯ


ма упорядочения комплексов ощущений или опытных данных (Беркли, Юм, эмпириокритицизм); как априор­ная форма чувств. созерцания (Кант); как форма субъективного существования человека, исчезающая вместе со смертью личного «Я» (экзистенциализм).
Диалектико-материалистич. концепция В. как фор­мы бытия материи была разработана классиками марксизма-ленинизма и нашла многочисл. подтвержде­ния в совр. науке. Осн. свойства В. тесно связаны с др. атрибутами материи и определяются ими. В. объек­тивно и независимо от человеч. сознания, способности человека воспринимать предшествующие и последую­щие события. В. проявляется как всеобщая и всегда со­храняющаяся форма бытия материи на всех её структур­ных уровнях. Существование мира вечно, что обуслов­лено абсолютностью материи как субстанциальной основы всех явлений. Вечность присуща лишь всей природе в целом, тогда как всякая конкретная форма материи ограничена и преходяща во В. Всем времен­ным отношениям в мире свойственна определ. дли­тельность, представляющая собой последовательность и рядоположенность сменяющих друг друга моментов и состояний. Универсальность длительности обусловле­на наличием в каждом изменении последовательно реализующихся этапов, конечностью скорости рас­пространения материальных воздействий. Длительность В. существования всех конкретных тел выступает как единство прерывного и непрерывного. Сохраняемость материи и непрерывная последовательность её измене­ний, происходящих в виде близкодействия в причин­ной связи, обусловливают общую непрерывность и связ­ность В., отсутствие в нём разрывов. Вместе с том В, как форма бытия материи складывается из множества последовательностей и длительностей существования конкретных объектов, каждый из к-рых имеет своё начало и конец. В силу этого В. присуща определ. прерывность, выражающая периоды существования кон­кретных качеств. состояний. Однако эта прерывность всегда относительна, поскольку при смене качеств, состояний составляющая тело материи не уничтожает­ся, а лишь переходит в др. формы, продолжая не­прерывно существовать.
В. одномерно, асимметрично и необратимо, все из­менения в мире происходят от прошлого к будущему. Однонаправленность В. обусловлена асимметрией при­чинно-следственных отношений, общей необратимостью процесса развития материальных систем, невозмож­ностью абсолютно полного повторения пройденных состояний и циклов изменения систем. Совр. физика доказала, что В. различных процессов в телах относи­тельно замедляется по мере приближения скорости их движения к скорости света. Замедление времен­ных процессов в системах возможно также под дейст­вием мощных гравитац. полей.
Любая материальная система существует и развивает­ся по своему собств. В., к-рое зависит от характера цикличных изменений в её структуре и внеш. среде, ско­рости движения, мощности гравитац. поля. Собств. В. системы находится также в определ. соответствии с внеш. В. существования больших по размерам мате­риальных систем (Солнечная система, галактики, мета­галактики и др.). Напр., в живых организмах сущест­вуют биоритмы различных функциональных подсистем, органов и клеток, зависящие от смены дня и ночи, вре­мени года, циклов солнечной активности и др. внеш. факторов. Биосфера и человеч. общество развиваются во В. существования Земли и Солнечной системы. Вмес­те с тем общество имеет собств. временные отношения и темпы развития, к-рые убыстряются по мере развития производит. сил и пауки.
Исследование временных аспектов изменения и раз­вития материальных систем — одна из важнейших задач совр. пауки. Диалектико-материалистич. учение о В., будучи обобщением достижений науч. познания, раскрывает универс. свойства В., выявляет общие за-
кономерности их познания в процессе развития и сме­ны науч. теорий. См. Пространство и время, Вечность, Материя.
* Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и н г е л ь с Ф., Соч., т. 20; е г о ж е, Анти-Дюринг, там же; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, ПСС, т. 18; P е и χ е н б а х Г., Направление В., пер. с англ., М., 1962; Уитроу Дж., Естественная философия В., пер. с англ., М., 1964; А с к и н Я. Ф., Проблема В. Ее филос. истол­кование, М., 1966; Г у p е в и ч А. Я., В. как проблема истории культуры, «ВФ», 1969, №3; Молчанов Ю. Б., Четыре концепции В. в философии и физике, М., 1977; The nature of time, Ithaca (Ν. Υ.), 1967; Time in science and philosophy, Prague, 1971. С. Т. Мелюхин.

ВРОЖДЕННОЕ ЗНАНИЕ,

гносеологич. учение идеа-листич. рационализма, признающее наличие знания, к-рое имеет доопытное происхождение и характеризует универс. принципы бытия и познания. Согласно одному из вариантов этой концепции, В. з. изначально прису­ще познающему субъекту в уже сформированном виде, хотя обычно адекватно не осознаётся вследствие разно­го рода внеш. помех (Платон). Др. вариант этой кон­цепции утверждает, что В. з. выражает наличие в уме познающего субъекта определ. потенций к формирова­нию знания, к-рые переходят в действительность лишь при соответствующих внеш. условиях (Декарт). По­скольку В. з. непосредственно относится к сознанию познающего субъекта (а не к внеш. реальности), воз­никает в сущности неразрешимая в рамках этой кон­цепции проблема познания объективной реальности с помощью В. я. В истории философии выделяются след. толкования этой проблемы: 1) ещё до физич. рождения индивида его «душа» имела возможность непосредст­венно созерцать умопостигаемые сущности, идеи (Пла­тон); 2) в самом В. з. существуют определ. критерии, позволяющие заключать о реальности, соответствую­щей этому знанию (т. н. онтологич. доказательство); 3) В. з. конструирует свой собств. объект (т. зр. субъек­тивного идеализма).
От концепции В. з. следует отличать теории, согласно к-рым познающий субъект может непосредственно вос­принимать сверхчувств. объекты — идеи, универсалии, умопостигаемые сущности (нек-рые варианты неореа­лизма, ранний Рассел, ранний Гуссерль). С концеп­цией В. з. не совпадает и теоретико-познават. априо­ризм (напр., у Канта доопытной, априорной, является лишь форма знания, а не его содержание). Попытка воз­родить в новой форме концепцию В. з. принадлежит амер. лингвисту Н. Хомскому, абсолютизирующему факт наличия языковых универсалий и несводимость языка к речевому поведению и мышления к языку. • Платон, Теэтет, Соч., т. 2, М., 1970; Декарт Р..Рассуж­дение о методе, Избр. произв., (М.). 1950; Л о к к Д ж.. Опыт о человеч. разуме. Избр. филос. произв., т. 1, М., 1960; Ас­мус В. Ф., Проблема интуиции в философии и математике, М., 19652.

ВРОЖДЕННЫЕ ИДЕИ,

см. Врождённое знание.

ВСЕЕДИНСТВО

(греч. εν καί παν, лат. Unomnia, нем. Alleinheit), одна из центр, категорий ряда филос. систем, означающая принцип совершенного единства множества, к-рому присуща полная взаимопроникну-тость и в то же время взаимораздельность всех его эле­ментов.
Первонач. представления о В. восходят к мысли досократиков, многие из к-рых выдвигали идеи о единст­ве, родстве и связности всего сущего (ср., напр., Ге­раклит: «И из всего одно, и из одного — всё»; Ксенофан: «Всё едино, единое же есть бог»; Анаксагор: «Во всём есть часть всего», и др.). Эти идеи заложили историко-филос. основу для систематич. разработки принципа В., осуществлённой в неоплатонизме. Плотин впервые дал отчётливую филос. дефиницию В. как определ. спо­соба внутр. устроения бытия («Эннеады.» V 8,4); таким устроением обладает «умопостигаемый мир» (κόσμος νοητός), к-рый не совпадает с высшим онтологич. принципом — единым, но стоит ниже его, составляя его «первое исхождение» в процессе эманации.
Концепция В. получила существ, развитие в патрис­тике, где вслед за посланиями апостола Павла (I Кор,
15,28) в качестве В. выступает церковь как мистич. тело Христово. Уже для Климента Александрийского личность Христа выступает как В. (πάντα εν); у Григо­рия Нисского понятие В. распространяется на антропо­логию и социальную философию (см. Плерома). С др. стороны, иерархич. онтология Псевдо-Дионисия Арео-пагита в значит. мере воспринимает неоплатонич. трак­товку В.: если место единого занимает бог, то В. как аналог «умопостигаемого мира» — это содержащееся в боге собрание «прообразов» (парадигм) всех вещей, «предвечных замыслов» бога о мире. Эта концепция В. заняла своё место в кругу осн. идей христ. платонизма и оказала значит. влияние на развитие всей ср.-век. филос. мысли вплоть до эпохи Возрождения.
Дальнейшая разработка принципа В. происходит в философии Николая Кузанского, к-рый соединил в своём методе традиц. апофатическую теологию (прин­ципиальная непостижимость абсолюта) и новую диа-лектич, философию. Он последовательно выдвигает в своих трактатах ряд онтологич. начал («не-иное», «бытие-возможность» и др.), по-разному раскрываю­щих внутр. строй совершенного бытия, абсолюта, и, следовательно,— принцип В. Таковы, напр., учение о свёртывании и развёртывании абсолюта, о «стяжён-ном» пребывании единства в каждом своём моменте и др. Нем. классич. идеализм доводит до конца тенденции Николая Кузанского к диалектич. трактовке В. Прин­цип В. получает углублённую разработку в логике Гегеля, однако в итоге он оказывается лишь одним из моментов диалектич. самодвижения понятия, нераз­рывно связанным с др. моментами и не играющим роли самостоят. онтологич. принципа.
В дальнейшем проблема В. стала одной из основных в рус. религ. философия 19—20 вв. К идеям вост. патристики восходят представления о В. у славяно­филов (учение о «соборности» Хомякова и др.). Поня­тие В. как высшего онтологич. принципа впервые вы-двигается Вл. Соловьёвым: абсолют есть «положитель­ное В.», к-рое предстаёт в онтологии как благо, истина и красота, в гносеологии — как «свободная теософия», система цельного знания и т. д. Концепция В. разра­батывалась прежде всего в системах Карсавина и С. Л. Франка — во многом под влиянием Николая Кузанского. В системе Карсавина В. подчиняется прин­ципу трёхступенчатого развития и наряду с этим при­знаётся специфич. характеристикой сферы личного бы­тия (в частности, на нём основано учение о «симфонич. личности», утверждающее, что объединения людей также должны рассматриваться как личности особого рода). Учение о В. у Франка строится в русле традиц. христ. платонизма; в гносеологии Франк с помощью принципа В. обосновывает интуитивизм, что объеди­няет его философию с интуитивистским «идеал-реализ­мом» Лосского. «Софиологич.» направление (Вл. Со­ловьев, Ε. Η. Трубецкой, ранний Флоренский и осо­бенно Булгаков) пытается связать учение о В. с теоло-гич. представлениями о Софии как премудрости божьей, поскольку София, подобно В., рассматривается обычно как начало, посредствующее между богом и миром. В. выступает в качестве символа в опытах филос. символологии позднего Флоренского.
По принципу В. построены мн. ключевые символы в буддизме, где В. входит в круг тем буддийской меди­тации. Символ В. присутствует в большинстве систем оккультизма и мистики (от каббалы до теософии и ант­ропософии); эмблемой В. часто служил лотос, семя к-ро-го содержит миниатюрное подобие целого растения.
• см. к статьям Единое, Плотин, Николай Кузанский, Вл. Со­ловьёв. С. С. Хоружий.
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат