Ю.И. Калинин - «Об общественном контроле за качеством и доступностью лекарственной помощи населению Российской Федерации»

Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат
Реферат

Ю.И. 

Калинин



Спасибо. Это еще раз говорит о том, что необходимо создавать базовый закон об общественном контроле, который бы охватывал многие отрасли, а не просто выбрал какие-то отдельные направления, и говорит о необходимости повышения статусности общественной организации, которая проводит подобную работу. Это тоже очень серьезный ресурс и его нужно использовать в полной мере.

Игнатьева Нелли Валентиновна. Мы как говорили: желаете выступить или не желаете?

Н.В. ИГНАТЬЕВА



Дважды желаю.

Ю.И. 

Калинин



Дважды? Пожалуйста. И, ради бога, я прошу все-таки регламент выдерживать, иначе Вы будете на меня обижаться.

Н.В. ИГНАТЬЕВА



Главное, чтобы на нас не обижались.

Ю.И. 

Калинин



Я очень терпимый человек…

Н.В. ИГНАТЬЕВА



Уважаемые участники сегодняшних парламентских слушаний! Мне очень приятно на самом деле сегодня, в данный момент времени, в какой-то степени подводить, что ли, результаты, итоги всех наших мероприятий совместных участников рынка, всех ассоциаций, которые работали по проблеме, которая есть на рынке, связана она с увеличением тарифов страховых взносов и ростом, собственно, налогового бремени для аптечных организаций.

Что сегодня нам озвучил Владимир Анатольевич? – Что 24 процента ждет нас, аптечные организации. Но поживем – увидим, будет ли действительно это распространяться на розничные аптечные организации. Однако тема моего сегодняшнего выступления – это все-таки те последствия и те риски, которые преследуют пока что наш розничный рынок, а в целом фармацевтический рынок, – социальные функции обеспечения, непосредственно осуществляемые аптечными организациями.

В чем же, собственно, наша основная проблема? (Я хотела бы здесь подчеркнуть уже не в рамках даже готовившегося выступления – господин Шпигель сегодня заметил, что снижение страховых взносов коснется практически всех организаций. Однако… вот здесь мое подчеркивание, я начинаю свой доклад, по сути.) Особенность развития розничного фармацевтического рынка на протяжении последних ряда лет связана со следующим. Так уж исторически сложилось: раньше к аптечным учреждениям предъявлялись требования к площадям. Возможно, они и послужили основой того, что наш фармацевтический рынок выстроен на использовании льготного, как мы называем, а правильно называется – специального режима налогообложения. И до 2011 года аптечные организации использовали единый налог на вмененный доход, а это цифра (та, которую мы сегодня слышали, я для всех еще раз повторяю), это 14 процентов было на фонд оплаты труда, в этом году это стало 34 процента. Но опять-таки не для всех.

Мы, как Российская ассоциация аптечных сетей, на самом деле уже пролонгировали… Благодаря нашим усилиям (извините за такое громкое слово "пролонгировали"), своевременным опять-таки, в 2008, 2009 и 2010 годах аптечный рынок использовал ЕНВД. Благодаря нашим, скажем, совместным усилиям. Но, по нашим оценкам, по оценкам Российской ассоциации аптечных сетей, 60 процентов от общего количества аптечных организаций лишились этой льготы, 60–70. Почему я задаю такой коридор?

Мы, к сожалению, сегодня… да простят меня все, мне уже делают замечания, но рынок не располагает, к сожалению, точным количеством аптечных организаций. Аналитические компании нам дают цифру практически от 49 до 65 тысяч аптечных организаций. Последние данные Росздравнадзора убеждают нас в том, что количество аптечных организаций в стране растет, это 69 тысяч. Мы от ассоциации принимали участие в совещании, проводимом Дмитрием Анатольевичем Медведевым, где официально (это в Козельске было в октябре, конец прошлого года) госпожа Голикова объявила цифру 49 тыс. 508 аптечных организаций.

Мы, как ассоциация, сделали запрос в Росстат. Нам сегодня дают цифру порядка 46 тыс. аптечных организаций. Поэтому сегодня я говорю о том, что коридор действительно велик – от 49 до 69, цифры которые есть на рынке. По нашим оценкам, это 60–70 процентов аптечных организаций, которые лишились льгот ЕНВД. Но при этом 20 процентов уже находились на общей системе налогообложения, у них, по сути, ставка изменилась страховых взносов с 26 до 34 процентов.

20 процентов – это те аптеки, которые сохранили льготу ЕНВД. Дело в том, что хотя мы говорим, что ЕНВД (единый налог на вмененный доход) утрачивает себя как налог вообще, как класс такой налога, но он сегодня еще действует, и 20 процентов аптек его использует.

И ни для кого не секрет, действительно, на парламентских слушаниях нам все-таки озвучили, что ряд аптечных организаций, аптечных сетей, ряд участников рынка, в общем-то, сделали всё для того, чтобы сохранить за собой право использования единого налога на вмененный доход. И мне, как исполнительному директору российской ассоциации, как провизору и, вообще, как в прошлом руководителю аптечных организаций, аптечных сетей, очень эта цифра понятна.

Сегодня мы слышали на примере Алтая, Алтайского края. Не трудно и посчитать, мы видели цифры по количеству аптечных организаций в Алтайском крае. И на сегодняшний день мы видим, что их количество сократилось на 8 процентов с прошлого года. Как-то мы это не озвучили. Это уже факт.

Напоминаю ситуацию в Челябинске. Мы все ее прекрасно знаем: все муниципальные аптеки просто-напросто закрылись и объявили в один день о том, что… Ну, как объявили? Население запаниковало: а где же оно будет получать льготное лекарственное обеспечение? Да, проблема была решена. Были в Челябинской области выделены аптечные организации, специально определены для этих функций, которые будут осуществлять этот льготный отпуск. Но это не проблема для всей страны.

На примере, скажем, города Брянска. Сегодня уже (я назову ориентировочную цифру) до 30 процентов не исключается сокращение штата муниципальных аптек. Вот в чем проблема. Получается, что у нас сегодня в наиболее выгодных налоговых условиях находятся те аптечные организации (при всем уважении абсолютно ко всем участникам рынка)… да, они мелкие по своим экономическим показателям, но со стороны государственного регулирования (а мы находимся все-таки в аспекте государственного регулирования, наша фармацевтическая деятельность) они слабо контролируемы. Как раз, к сожалению, среди них встречаются те участники рынка, которые, в общем-то, в принципе дают картинку по тем же кодеинсодержащим препаратам, по реализации, но, по сути, нашу профессиональную репутацию честных, добропорядочных участников рынка в какой-то степени далеко не украшают. Я пытаюсь аккуратно, чтобы не обидеть всех. Но среди них считается… Именно они используют сегодня льготу, льготный режим налогообложения, а те аптечные организации, которые прозрачны, которые контролируемы, которые могут являться (и должны являться) для государства основной площадкой для мониторинга за всей нашей деятельностью, они на сегодняшний день далеко не рентабельны. То же мы сегодня уже от наших коллег слышали, знаем, кто нам эти цифры называет. Откуда рентабельность 20 процентов? Мы, когда все эту цифру увидели, сразу же, что называется, встали и сказали: "Где эти аптеки, покажите? Мы хотя бы их увидим".

Но вот, что удивительно. Смущает, что были ссылки на Росстат. Я в тот же день, когда первый раз эта цифра прозвучала, сделала запрос в Росстат. И на прошлой неделе ответ официальный из Росстата получен: рентабельность от реализации аптечных организаций на рынке России составила 0,9 процента. У меня официальный документ. И я опять сейчас подведу к тому, что 0,9 – это на начало этого года, то есть это конец прошлого года. Мы с вами прекрасно понимаем, как экономические параметры, статистические обрабатываются, рассчитываются. На сегодняшний день не все параметры есть, чтобы Росстат и органы статистики нам предоставляли информацию. 0,9 процента – это при условии, что 80 процентов аптечных организаций находились на использовании льготного режима ЕНВД, замечу, а это 14 процентов.

Мы, поскольку наша ассоциация (я даже сегодня с коллегами общалась)… прошло полтора года, практически скоро будет, как мы отстаиваем этот вопрос льготного налогообложения для всех абсолютно участников рынка. Первое обращение было в прошлом году, в январе, но 18 мая, как сейчас помню, было первое поручение Правительства на наш запрос к рассмотрению. Таковых поручений от Правительства было два, от Президента – два, и количество обращений к губернаторам за всей поддержкой – около сотни. Какие результаты? Результат, который мы сегодня услышали, 24 процента, мы это уже знаем, как ассоциация.

Первоначально было предложено 26 процентов для тех аптек, которые сохраняют ЕНВД, что само по себе смешно, сам факт этого. Но к чему все это приведет? Спасут ли нас 24 процента?

Мы активно работали на протяжении всего года и на прошлой неделе, во вторник, с этим вопросом выступали на координационном совете "Единой России" в Государственной Думе. Мы рассчитывали различные модели по рынку, как если налоговая премия изменится или сохранит 14 процентов, как и было, 20, как есть, следующая ставка страховых взносов, и 24–26. Если 24, та цифра, о которой мы услышали, то, по нашим оценкам, рост цен при всех условиях стационарных 2010 года без закладывания инфляции и так далее составит до 6 процентов. Прибавим инфляцию, перетранслируем…

К чему я сейчас подвожу? Сокращение у нас уже началось. По данным Росстата, с конца прошлого года, 2010 года, по февраль 2011 года в аптечных организациях количество фармперсонала уже сократилось на 7 процентов. Делаем выводы. Цифры есть цифры, официальный документ, чем мы сейчас располагаем.

Сокращение будет продолжаться. Отсюда большой вопрос к качеству оказываемой помощи. Лекарственные препараты по своей цене, по ценовой доступности все-таки будут расти. Мы пока сдерживаем эти цены, как можем. Сегодня был такой посыл, что все-таки наше государство должно определиться с тем, кто мы – торговля или социальная функция.

Вы знаете, я еще являюсь преподавателем. Приведу пример. Я своим студентам этот вопрос всегда задаю: кто мы есть, когда выполняем свою профессиональную деятельность? На самом деле я себе этот вопрос задаю постоянно: что для меня первично? Но когда наша профессия фармацевтического специалиста зарождалась, в те века, требования к профессии были следующие: хорошее знание растений, ботаники, химии и коммерции. Я бы сегодняшним днем сказала: фармакологии и коммерции. Профессия родила это сочетание. Делить, наверное, не стоит, профессия так была создана. Но социальную функцию все-таки… Что уже сегодня происходит, какие социальные последствия?

По нашим оценкам (я ни на кого не ссылаюсь, это наши оценки, наш сбор информации), уже использована максимально возможная наценка на перечень ЖНВЛП. Это я к чему? Есть предельно допустимая надбавка, как мы все знаем, аптеки никогда ее полностью не использовали. Я не могу 100-процентно сказать по поводу всех аптек. По своей ассоциации и ассоциациям, которые входят в состав РААС, могу сказать, что уже используется максимальная торговая надбавка. В Перечне жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов действительно по части ценовой доступности, то есть наиболее дешевых лекарственных препаратов, отмечается некое вымывание, но все-таки не у всех, но такая тенденция есть. Плюс ко всему происходит изменение структуры аптечного ассортимента, растет в сторону парафармации (то, что мы называем парафармацией, мы уже однажды пострадали от термина "лечебная косметика", благо нам удалось своевременно сработать и сохранить рынок в ассортименте аптек).

Кстати, данные Росстата: с учетом лечебной косметики рентабельность аптек составляет два с небольшим процента, выше цифры нет. Я рада за Алтайский край, что там есть 4 процента. Да, я знаю аптеки, где есть и 7 процентов, но мы говорим про всю Россию, про всю страну, какие показатели. Парочку найду, честно сказать, к удивлению даже многих, с производственными отделами. Это приятно, что… Это было на 2010 год. Сейчас все становится сложнее.

На протяжении прошлого года мы обращались в том числе в Совет Федерации, в декабре нас официально комиссия Совета Федерации, на парламентских слушаниях которой мы сейчас присутствуем, принципиально поддержала. Я употребила слово "принципиально", потому что поддержки у нас не было.

И сегодня большое спасибо, что мы могли этот вопрос озвучить в рамках парламентских слушаний. Так что вопрос мы пока оставляем открытым. Открытым на предмет именно величины, которая действительно может спасти рынок. А по сути, какие могут быть вопросы? Рынок жил с этой минимальной рентабельностью в прошлом году на ставке 14 процентов. Его обеспечивал единый налог на вмененный доход – ЕНВД. Спасут ли 24? Нет, не спасут. Несколько, конечно, ситуацию он исправит, нежели сейчас.

Сегодня ориентиры нашей профессии (это факт) – это крупные аптечные сети. Они публичные. Посмотрите на результаты их финансовой деятельности. При этом посмотрите действительно, изменяется ли цена. Мы постоянно слышим, что снижение цен происходит. Я вам говорю по членам нашей ассоциации: мы не забываем... Мы приняли на себя этот бизнес. Да, он бизнес, он должен быть бизнесом. Но это социально ориентированный бизнес. Мы приняли и несем всю ответственность за его социальную составляющую. У нас в станицах и сельских населенных пунктах лекарственные препараты в ценовом диапазоне (где-то порядка до 60–70 процентов) до 100 рублей, по цене.

Н.В. ИГНАТЬЕВА